Вылетев из Москвы и проведя в самолете девять часов, вы, скорее всего, окажетесь где-то на восточном побережье США. Однако так произойдет лишь в том случае, если вы полетите на запад, через Атлантику. Но, если вы решите пролететь девять часов в восточном направлении, пересечь семь часовых поясов, преодолеть Уральские горы и Сибирь, вы вовсе не обязательно попадете в Японию. Вы окажетесь недалеко от нее — на восточной границе России, в портовом городе Владивосток.

Владивосток — это особое место по многим причинам. Как напоминает нам эксперт Рокфорд Вайц (Rockford Weitz), большинство людей не помнят о том, что у России есть выход в Тихий океан, пока не приедут в этот портовый город. Помимо того, что Владивосток — это важный торговый узел, он является местом базирования Тихоокеанского флота России — морским бастионом, который играл особо значимую роль в эпоху холодной войны. Стратегическое значение Владивостока настолько велико, что в советские времена этот город был закрыт для иностранцев, и даже советским гражданам требовалось специальное разрешение, чтобы попасть в него.

Советский лидер Никита Хрущев посетил Владивосток в 1950-х годах, и этот город так ему понравился, что он был решительно настроен превратить его в советский Сан-Франциско. Сходства между Владивостоком и Сан-Франциско были очевидны: оба они расположены на тихоокеанском побережье, а сильный ветер с океана обуславливал похожий климат. Отголоски мечты Хрущева можно обнаружить в проектах «Золотого моста» и моста на остров Русский, которые во многом напоминают всем известные мосты «Золотые ворота» и «Бэй-Бридж» в Сан-Франциско. Возможно, коммунизм помешал Владивостоку обзавестись собственной Кремниевой долиной и экономикой масштабов экономики Сан-Франциско. Однако этот портовый город стал одним из ключевых мест проведения политических переговоров на высшем уровне.

Бывший президент США Джеральд Форд и тогдашний советский лидер Леонид Брежнев провели во Владивостоке переговоры об ограничении стратегических вооружений. Президент России Владимир Путин принял сознательное решение провести в этом городе саммит АТЭС в 2012 году. Совсем недавно своеобразной вишенкой на торте стал саммит Путина и северокорейского лидера Ким Чен Ына, который проходил в просторном и ультрасовременном кампусе Дальневосточного федерального университета.

Хотя Владивосток стал ключевой фигурой в политике, политика восточного Приморского края отличается от политики столицы страны Москвы и культурной столицы Санкт-Петербурга. Тревоги Москвы уже долгое время являются пережитками эпохи холодной войны: дефицит доверия в отношениях с США, который аннексия Крыма в 2014 году только усугубила; сохраняющаяся напряженность в отношения с Украиной, ставшая следствием действий России в Крыму и Донбассе; расширение НАТО и его проникновение на территорию бывших советских республик, расположенных у западных границ России; отношения с Евросоюзом, которые никогда не были особенно теплыми и дружескими, учитывая тесные связи между Брюсселем и Вашингтоном.

Название «Владивосток» расшифровывается как «властитель востока», и в нем заключена идентичность этого региона. Идентичность Приморского края определяется его местоположением. Поскольку он находится так далеко на востоке страны, географическое положение и разница во времени обуславливают огромную политическую дистанцию между Приморским краем и политически и культурно богатым западом страны. Этот край входит в состав Дальневосточного округа. Даже сам термин «Дальний Восток» в каком-то смысле является напоминанием об англоязычной эпохе, как будто намекая на то, что процветающие регионы находятся где-то на западе.

Приморский край — это самая восточная точка Восточной Европы, настолько восточная, что она перестает быть похожей на Европу и становится похожей на Азию. Настолько восточная, что один экскурсовод в государственном музее Приморского края назвал Владивосток краем мира: если бы теория о плоской земле оказалась верной, то, двинувшись дальше на восток, мы бы упали прямо в пропасть.

Владивосток находится в 100 километрах от северо-восточной границы Китая (ближайшим крупным китайским городом является Харбин) и часе полета от японского Саппоро. От Владивостока до Пхеньяна — менее 700 километров, поэтому нет ничего удивительного в том, что у многих жителей российского Дальнего Востока азиатские корни. Там проживает множество россиян корейского происхождения (они обрусели настолько, что уже не говорят на корейском языке), а также множество трудовых мигрантов из Северной Кореи и Китая. 

Владивосток находится ближе к Аляске и Гавайям, чем к Москве. Аляска и Гавайи представляют собой примеры штатов, которые трудно назвать типичными красно-бело-синими «американскими» штатами. Просить жителей Приморского края почувствовать пульс Москвы — то же самое, что спрашивать жителей Анкориджа или Гонолулу, ощущают ли они внутреннюю связь с Вашингтоном или Нью-Йорком.

Сотрудница Дальневосточного федерального университета Тамара Троякова рассказала мне за обедом следующее: «Когда мы [жители Дальнего Востока] просыпаемся, они [москвичи] засыпают, а когда у них заканчивается рабочий день, у нас он начинается. Поэтому как они могут принимать решения за нас, как они могут почувствовать то, что чувствуем мы?» Физические факторы географической удаленности порождают дистанцию политическую. 

«Мы находимся так далеко от них, а они даже не называют нас тихоокеанской столицей России», — сказал Алексей Старичков, директор Департамента международного сотрудничества Приморского края. Местные чиновники считают Приморский край аванпостом России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Старичков считает, что Приморский край влияет на политику России на востоке и севере Азии.

Мнение Старичкова подтверждается тем, что во Владивостоке находится наибольшее число дипломатических миссий после Москвы и Санкт-Петербурга. Более того, шесть из семи консульств, действующих в этом крае, принадлежат азиатским странам — Китай, Индия, Япония, Северная Корея, Южная Корея и Вьетнам — и в этом смысле единственным исключением является консульство США.

Объемы торговли Приморского края достигают 700 миллиардов долларов. Объемы экспорта и внешней торговли с азиатскими гигантами измеряются миллиардами долларов: около 300 миллиардов долларов приходится на Китай, Японию и Южную Корею.

В российско-китайских отношениях бывали взлеты и падения со времен Мао Цзэдуна и Иосифа Сталина. Но между Си Цзиньпином и Владимиром Путиным установились особые отношения, поскольку их обоих считают угрозами для позиций США на международной арене. Тем не менее, чиновники Приморского края напоминают мне о том, что отношения России с Китаем — это во многом заслуга их региона.

В обеих странах проходят крупные международные форумы. Восточный экономический форум, стартовавший в 2015 году, — это детище Путина. Он ежегодно проводится во Владивостоке, способствуя более тесному экономическому сотрудничеству между российским Дальним Востоком и его азиатскими соседями. Между тем по соседству, в портовом городе Тяньцзинь на севере Китая проходит так называемый «Летний Давос» или «Давос Востока».

Японские дипломаты в консульстве во Владивостоке напомнили мне, что Япония — это еще один сильный союзник. И это несмотря на естественные исторические связи Японии с США. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ уже провел более 20 личных встреч с Путиным и приехал на Восточный экономический форум в 2018 году, а Путин ответил ему любезностью на любезность, посетив Японию в июне. Путин и Абэ договорились преобразовать специальный совет губернаторов, чья работа будет способствовать взаимодействию между властями отдельных регионов и провинций двух стран. Торговля лесом между Японией и Россией ведется через Приморский край, и Япония является крупным импортером российской древесины.

Российский Дальний Восток импортирует огромное количество японских автомобилей. Дороги на Дальнем Востоке кишат автомобилями Mazda, Toyota, Honda и Nissan — пережитки эпохи холодной войны, когда многие покупали дешевые подержанные автомобили из Японии. Тогда напряженные отношения с Западом мешали импортировать автомобили американского и европейского производства. Хотя в России правостороннее движения, у большинства автомобилей японской сборки руль расположен справа — это еще одна из множества особенностей Владивостока.

Самолеты «Уральских авиалиний» регулярно летают из Владивостока на Хоккайдо. На Дальний Восток приходится почти 10% туристов, ежегодно приезжающих в Россию, хотя число туристов из Японии обычно не превышает 24 тысяч в год. Японские дипломаты из консульства во Владивостоке сказали мне, что это объясняется отсутствием безвизового режима, который действует между Россией и Китаем.

Между тем между Южной Кореей и Россией действует такой безвизовый режим, а между российским Дальним Востоком и Сеулом регулярно летают самолеты — по 15 рейсов в день. Сейчас наблюдается рост числа туристов, приезжающих на российский Дальний Восток, и около 100 тысяч из них — это туристы из Южной Кореи.

Недалеко от Владивостока расположен небольшой город Уссурийск, где живут выходцы из Южной Кореи, что способствует укреплению связей между этими двумя странами.

Основной проблемой остается Северная Корея. У России и Северной Кореи есть общая граница, которая проходит в низовьях реки Туманной. Берега этой реки соединяются Мостом дружбы — его название служит напоминанием о тесных связях между Россией и КНДР.

Формально Россия и Северная Корея — союзники, и основы этих отношений были заложены еще до появления этого затворнического государства. С 1945 по 1948 год Северной Кореей управляла Советская гражданская администрация. Эти связи укрепились, когда советские власти вмешались в Корейскую войну на стороне севера. Путин восстановил связи с Пхеньяном, которые ослабли после распада Советского Союза. Близость Дальнего Востока к Северной Корее привело к тому, что во Владивостоке очень много трудовых мигрантов из Северной Кореи и ресторанов северокорейской кухни. Грузовые самолеты Пхеньяна садятся на дозаправку в международный аэропорт Владивостока.

Однако санкции, которые США ввели против Северной Кореи негативно сказались на уровне жизни многих трудовых мигрантов из этой страны, и Александр Ефремов, глава крупной рыболовецкой компании «Доброфлот», сказал, что ему пришлось отпустить многих своих рабочих. Его квоту на рабочих из Китая тоже сократили. По мнению Ефремова, эта геополитическая напряженность негативно скажется на рыбных хозяйствах, которые приносят значительную прибыль этому региону.

Помимо рыбных хозяйств и военно-морской базы доходы в бюджет Приморского края поступают за счет туризма, транспорта и логистики, торговли и сельского хозяйства. Рыболовство и рыболовные хозяйства — это неотъемлемая составляющая экономики Приморского края, и Старичков из Департамента международного сотрудничества с уверенностью говорит, что «москвичи — это жители материковой части, там нет культуры рыболовства и приготовления рыбы».

«Москва не понимает Владивосток», — сказал один из моих коллег из Дальневосточного федерального университета, где программа развития международных отношений сконцентрирована на соседних азиатских странах. Пока мы гуляли по улицам Владивостока, где провел свое детство Юл Бриннер (Yul Brynner), мы дошли до железнодорожной станции.

«Здесь заканчивается всем известная Транссибирская магистраль?» — спросил я местного экскурсовода. «Нам, местным жителям, хотелось бы думать, что Транссибирская магистраль здесь начинается. В конце концов, солнце встает на востоке!».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.