Пять лет назад, 19 августа 2014 года, в бою за освобождение Иловайска погиб 55-летний Марк Паславский «Франко» — американец украинского происхождения, доброволец батальона национальной гвардии Украины «Донбасс». Он прикрыл отход группы и спас жизнь нескольких товарищей ценой собственной. Накануне годовщины Национальный музей революции Достоинства совместно с Музеем украинской диаспоры открыли выставку «Нью-Йорк — Иловайск: выбор», посвященную Марку и 5-летию Иловайских событий.

Марк и призыв действовать

Этнический украинец Маркиян Паславский родился в 1959 году в семье эмигрантов в Нью-Йорке. В детстве был членом «Пласта» (украинская скаутская организация — прим. ред.), окончил военную академию в Вест-Пойнте, служил в 75-м полку рейнджеров (военнослужащий подразделения разведки Армии США, занимающегося оперативной разведкой и диверсионными действиями в оперативном тылу войск противника — прим. ред.) сил спецопераций армии США. После демобилизации из армии получил экономическое образование, а после провозглашения независимости Украины — вернулся на историческую родину. Основал в Киевской области прибыльный бизнес — агрокомплекс «Росава-К» (после смерти Марка его фирму захватили рейдеры). Участвовал в Оранжевой революции, впоследствии — в революции Достоинства. Принял украинское гражданство. Отправился на войну. Погиб, но оставил после себя яркий след. Похоронен на Аскольдовой могиле в Киеве.

…На входе к экспозиции в Музее украинской диаспоры (ул. Московская, 40-б) все желающие могут взять буклеты с названием «Призыв действовать: слова Маркияна Паславского». Здесь тщательно собраны размышления Марка, как называли его друзья и близкие, или, «Франко», как знали его собратья. В тетради прописаны все ключевые моменты общественной жизни Украины и возможные векторы развития — экономика, банковское дело, политика, образование, армия. Паславский обращает внимание на такие «болевые точки», как теневая экономика, двойное гражданство, финансирование выборов, социальные средства массовой информации. Сложные процессы словами Марка объяснены просто и доступно.

««История Маркияна очень многогранна», — говорит гендиректор Музея революции Достоинства Игорь Пошивайло. — Она о выборе. Марк сделал свой выбор. Он был воспитан в западной демократии. Он знал, что нужно, чтобы защитить свободу, демократию и независимость государства. Прежде всего, это экономические устои, экономическая независимость. А второе — это военная мощь. И, именно, поэтому, наверное, он стал военным. Но когда Украина обрела независимость, Марк приехал на Украину и здесь работал экономистом. И, наверное, очень хотел приобщиться к переменам, к реформам».

Американец в батальоне «Донбасс»

В отдельном зале музея транслируются фрагменты документального фильма «Made in Ukraine. Жизнь за жизнь» режиссера Олега Ущенко. Очевидцы в кадре вспоминают службу с Паславским и выход из окружения в Иловайске. Некоторые признаются — лучше бы не вспоминать.

«Впервые я увидел его в Новых Петровцах, когда формировался наш батальон, — вспоминает собрат Маркияна Вадим Гайдин с позывным «Мастер». — Не увидеть или не услышать Франко было невозможно, потому что акцент американо-украинский, он на фоне русского языка батальона «Донбасс» отличался… Плюс Франко так хорошо ругал события военной действительности! Его возмущали рудименты советских времен в Нацгвардии, эти палатки. Ругался вперемешку на украинском и английском!» «Идет такой большой, вальяжный человек — я обрадовался, что наконец-то американский инструктор присоединился к нашему войску, будет тренировать, помогать», — улыбается Мастер. Оказалось — свой. Гайдин с Паславским попали в одно отделение, которое готовили специалисты из «Альфы». Там познакомились, сблизились — ведь по возрасту были старше, чем большинство других ребят, «на одной волне».

Мастер вспоминает — Марка уважали все. Он категорически отказывался от статуса инструктора или командира, хотел быть именно рядовым бойцом. «Накануне штурма Иловайска мы сидели в своем отделении, и он сказал: „Ребята, не будьте героями! Просто делайте свое дело!" — вспоминает Мастер. — Но Франко погиб как герой. Он погиб, когда прикрывал отход основной штурмовой группы, и благодаря этому десятки жизней были спасены».

«Я от Маркиана. Куда перечислить деньги?»

Режиссер Олег Ущенко вспоминает, как поделился с Марком Паславским идеей съемки комедии о Львове, и тот попросил почитать сценарий.

«Через несколько дней он звонит: „Я так еще никогда не смеялся!" Проходят три недели, в час ночи раздается звонок: „Добрый день, это режиссер Ущенко? Я-такой-то, от Маркиана. Куда перечислять деньги?" — „Какие деньги?" — „На фильм!" — „Сколько вы готовы дать?" — „250 тысяч". Представьте себе, каков был уровень доверия к этому человеку, если его сторонник готов перечислять такую сумму только потому, что он сказал, что это хорошая вещь, что это нужно!»

«Это был парень очень быстрый, с аналитическим мышлением, но в то же время хладнокровный и уверенный, потому что он много знает. А за то, что не знал, он никогда не брался», — вспоминает режиссер.

Со слов Олега Ущенко, Марко не любил пафоса и обожал маму: «Рассказы о маме — это было что-то важное в его жизни, самое большое счастье, взрыв позитивной энергии!»

Мама, Арина Паславская, присутствовала на открытии выставки о Марке. Вадим Гайдин торжественно вручил ей Рыцарский крест добровольца — общественную награду.

«Я знал Франка — для него это была бы высшая награда, даже выше, чем государственная, — заметил Мастер. — Именно потому, что она создана самими ребятами».

У Марка есть еще одна высокая негосударственная награда «Народный герой Украины» (посмертно, от июня 2017-го года).

Указом президента Украины от 25 сентября 2015-го года Паславский был награжден орденом Даниила Галицкого (посмертно).

«Был образованным, чрезвычайно интеллектуальным, презирал ложь в политике»

В четырех залах музея — фото Марка, начиная с детского возраста, фотографии его семьи, его родословная, парадная форма американского рейнджера Паславского; артефакты Майдана и войны. Жизненный путь, воспоминания друзей и собратьев, вся информация — на русском и английском языках.

Несмотря на скромные размеры, выставка цельная, она раскрывает как жизненный путь Паславского, так и собственно Иловайскую трагедию на его фоне. После посещения экспозиции появляется ощущение, будто и сам знал героя. «Я учился вместе с Марком в 1981 году, но мы не были знакомы, — рассказывает однокурсник по Вест-Пойнту Сэм Хартвел. — Я приехал на Украину работать в банковской сфере, и Марк тоже был в этой сфере. Случайно мы оказались в одном банке, встретились и обнаружили, что были однокурсниками!.. Это было где-то в 1994 году. Потом я жил на Украине в течение трех лет, и мы были лучшими друзьями». Хартвел вспоминает: Марк интересовался историей, международными отношениями, читал очень много научной литературы.

«Также мы обсуждали военную, мировую историю, много говорили о русской силовой политике, о противостоянии Америки и России. Марк был очень образованным, интеллектуальным парнем. И он был чрезвычайно честным человеком, тем, кто презирал ложь, в частности в политике — как на Украине, так и в России, и в США. Мы много дискутировали на эти темы», — рассказывает Сэм.

«Если политики делают недостаточно — вместо них делают настоящие лидеры, такие как Марк»

Выставка «Нью-Йорк — Иловайск: выбор» продлится в Музее диаспоры до 20 октября. В планах ее организаторов — демонстрация документального фильма, дискуссии, презентации. Также планируется создать «туристический» формат экспозиции и показать ее не только в других городах Украины, а также в США. Этому, со слов Игоря Пошивайло, обещал посодействовать Роберт Макдональд — восьмой министр по делам ветеранов США, который тоже был выпускником Вест-Пойнта. Помощь в организации выставки оказали бойцы батальона «Донбасс», Музей истории города Киева, семья Паславских.

Часть нынешней экспозиции уже выставлялась в Украинском музее в Нью-Йорке в 2015-м году, рассказал Назар Паславский, брат Маркиана. С его слов, тогда пришло много американцев — темой войны на Донбассе заинтересовались не только украинцы из диаспоры. По словам Назара, сейчас в Америке тема войны на Украине звучит меньше, чем в 2014-м году. Хотя интерес еще сохраняется — из-за противостояния Трампа и Путина. «Теперь люди понимают больше, что Украина есть, что она самостоятельная. После Майдана восприятие Украины американцами изменилось», — констатирует Назар Паславский.

На открытии выставки побывала американский ветеран, фотожурналист и писатель, выпускница военной академии Вест-Пойнт Дженн Блэтти, которая уже несколько лет работает над проектом об украинских добровольцах и регулярно ездит на Донбасс. «Честно говоря, я считаю, что Америка недостаточно делает для того, чтобы помочь Украине в этой войне», — сказала она. — Но даже если политики делают недостаточно, то это делают настоящие лидеры. И таким был Марк». «Марк был настоящим патриотом, и теперь, больше узнав о нем, я еще больше горжусь, что закончила Вест-Пойнт», — отметила Блэтти.

«О таких людях нужно помнить. На их историях надо учить других», — отметил друг Паславского Олег Ущенко. История Марка Паславского «Франко» несколько похожа на историю другого павшего героя АТО — оперного певца Василия Слипака с позывным «Миф», который вернулся на Украину из Франции, влился в ряды Добровольческого украинского корпуса «Правый сектор» (запрещенная в России организация — прим. ред.) и погиб в бою на Светлодарской дуге. Эти истории стали олицетворением войны украинцев. Символами, что стерли границы, выйдя за пределы Украины и даже Европы, напомнив, что никто не защищен от агрессора. Что мир можно получить только ценой максимальной вовлеченности и осознания. И что он не бывает без жертв.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.