Президент Франции отправляет атомную подлодку с экипажем, чтобы защитить Финляндию. «Неужели нам нужно умереть за Финляндию?» ‒ спрашивает обеспокоенный солдат французского флота.

«Речь идет не об этом, а о защите Европы», ‒ отвечают ему.

Это сцена из популярного фильма Антуана Бодри (Antonin Baudry) «Зов волка» (Le chant du Loup). Фильм рассказывает правдоподобную историю о работе экипажа подлодки французского флота.

Режиссер Бодри сидит за столиком своего любимого парижского ресторана «Ле Ростан». Он все еще поражен популярностью своего режиссерского дебюта.

«Не было никаких гарантий успеха», ‒ говорит он спустя пять месяцев после премьеры.

«Предыдущий фильм о подлодках „Курск" посмотрели во Франции 120 тысяч человек. Мы думали, что эта тема не очень-то секси».

Однако «Зов волка» в кинотеатрах Франции посмотрели уже полтора миллиона человек. Этот фильм уже сейчас можно посмотреть через «Нетфликс» (Netflix) в некоторых странах, включая Финляндию.

Антуан Бодри (44 года) ‒ бывший дипломат и советник министра иностранных дел Франции Доминика де Вильпена (Dominique de Villepin). Он получил во Франции элитное образование: окончил Политехническую школу и Высшую нормальную школу.

Бодри говорит, что хотел передать, насколько уязвимой является Европа. Поэтому одна из сюжетных линий касается Финляндии.

Страна, похожая на Россию, захватила остров, принадлежащий Финляндии. Речь идет об Аландских островах, но Бодри убрал географическое название острова на стадии редактуры сценария, «чтобы никто не чувствовал себя под угрозой».

«При помощи этой киноработы я хотел спросить, что бы произошло, если бы Россия захватила Финляндию. Пришли бы 27 стран ‒ членов Евросоюза к взаимопониманию о том, как на это следует ответить?»

«Думаю, это вопрос, который нужно рассмотреть прямо сейчас».

Бодри также интересуется, что может спасти Европу, оказавшуюся в кризисе, от других угроз.

Он задает вопросы, но не дает ответов.

Он выбрал Финляндию в качестве объекта кризиса взаимопомощи в Евросоюзе, потому что Финляндия не входит в состав НАТО. Этот факт делает Финляндию более уязвимой среди стран Евросоюза.

«Но не принимайте это на свой счет», ‒ говорит Бодри.

«Я хочу, чтобы люди поняли, как мало мы знаем о механизмах, связанных с запугиванием ядерным оружием. Это касается и меня, хотя я работал в Министерстве иностранных дел Франции».

«Зов волка» ‒ очень правдоподобный фильм, порой даже пугающий своей правдоподобностью.

Он приоткрывает дверь во французскую политику и за кулисы военных стратегий. После Брексита Франция станет единственной ядерной державой Европы.

Половина сцен снята на настоящих подлодках ‒ например, на вооруженной ядерными боеголовками «Ле Террибль». Повествование ведется с позиции людей, работающих на подлодках, и экипажа кораблей.

Главный герой ‒ подводник-акустик. Работа «Золотого уха» (Франсуа Сивиль, François Civil) ‒ распознавать возможные угрозы при помощи звуков, и он прошел для этого специальную подготовку.

«Это очень сложная работа, которая во многом основывается на интуиции и памяти», ‒ рассказывает Бодри.

«Подводные лодки ‒ те редкие места, где чувства человека, такие как слух и интуиция, оказываются важнее звуковой системы. Это потрясающе».

Звуки играют в фильме важную роль. Ошибка акустика подвергает опасности весь экипаж.

По словам Бодри, на подлодках в тесноте работают люди, «которые не принимают решения сами, а следуют решениям политиков».

«Мы видим и слышим то же, что и люди, находящиеся на подлодке», ‒ говорит режиссер.

«Есть вопросы, которые не решаются, и вы, вероятно, разочарованы тем, что не знаете всего».

В одной из сцен говорит президент Франции (предположительно, Макрон). Зритель не видит его и не слышит его речь ‒ не говоря о приказах, которые президент может отдавать. Остается только гадать, что же в итоге происходит с Финляндией, которая не входит в состав НАТО.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.