«Многие думают, что мы берем личные номера политиков и сразу им звоним. Но проводится длительная подготовка: мы начинаем с приемных, помощниц, секретарш и ищем слабые стороны».

Российские пранк-журналисты Владимир Кузнецов (или Вован) и Алексей Столяров (или Лексус) давно привлекли внимание мировой общественности, а в последнее время о них особенно часто говорят на Балканах. Представляясь чужими именами, они связывались со многими мировыми государственными деятелями, среди которых были и наши балканские политики, и даже высокопоставленный руководитель НАТО.

Кем же на самом деле они являются; как появилась их идея; какие цели они преследуют; и какие тайны они узнали от собеседников, преодолев все их охранные баррикады? Обо всем этом мы узнаем в специальном интервью «Политике».

Политика: Вы звонили многим государственным деятелям, страны которых входят в НАТО или стремятся войти в Североатлантический альянс. Но вы никогда не звонили никому из стран бывшего Варшавского договора. Действительно ли ваш пранк, как полагают некоторые президенты, направлен против стратегических целей определенных стран, например Республики Северной Македонии, или призван обнажить слабые стороны НАТО по сравнению с вашей страной?

Владимир: Если посмотреть на карту Европы, то там почти не найти стран, не входящих в НАТО. Страны бывшего Варшавского договора тоже уже давно являются частью альянса. Но мы не сосредотачиваемся на НАТО и его проблемах и не пытаемся обзвонить все страны альянса. Мы хотим добраться до истины и сорвать завесу с политических интриг.

— Как вам удается добраться до собеседника, ведь, как известно, существуют серьезные охранные барьеры? Некоторые порталы сообщают, что вы сотрудничаете со спецслужбами Российской Федерации. Как вы это прокомментируете?

Алексей: Информацию о связи со спецслужбами распространяют в основном западные либеральные СМИ, продолжая тренд в духе «Кремль вмешивается во все происходящее в мире». Но за все эти годы никто не привел ни одного доказательства того, что мы связаны с властями или спецслужбами. Если бы мы были с ними связаны, мы не публиковали бы свои розыгрыши, а работали бы тайно, поскольку так намного проще влиять на ситуацию в других странах.

Президенты и другие политики могут утверждать, что против них устроен заговор, чтобы не выглядеть дураками, которых обвели вокруг пальца двое парней.

В СМИ выгоднее рассказывать, что речь идет о спецоперации всесильных спецслужб, и тем самым спасать лицо власти. И тем не менее мы сами выбираем, кому звонить, исходя из двух критериев. Во-первых, тема разговора должна муссироваться в СМИ. Когда новости о той или иной стране и фигуре появляются на первых полосах, общественность хочет знать подробности. Во-вторых, тема должна быть интересна нам самим.

Владимир: Люди, не знакомые с нашей работой, вероятно, задаются вопросом, как нам удается заполучить контактные данные таких людей, и считают, что у нас высокие покровители. Но если следить за нашей деятельностью, то становится ясно, что мы всего добились благодаря опыту. Мы занимаемся пранком уже много лет и методом «проб и ошибок» научились работать с протокольными службами самых высокопоставленных государственных деятелей. Кое-кто утверждает, что наша двоица стоит целого отдела Министерства иностранных дел.

Многие думают, что мы где-то достаем личные телефонные номера политиков и сразу им звоним. Это большое заблуждение. Даже если у нас есть все номера, которые нам нужны, почти невозможно вот так просто позвонить, представиться и начать разговор. Чтобы сделать качественный пранк, необходима длительная подготовка. Мы начинаем с приемных, помощниц, секретарш. Мы ищем слабые стороны. Только если все идет гладко и нас не разоблачили, нам предлагают время, когда их шеф может побеседовать. Затем мы изучаем будущего собеседника, его биографию, последние новости, международные встречи и даже скандалы. После мы готовим основные вопросы и обдумываем приблизительный ход беседы. Часть разговора, конечно, будет импровизацией.

— Какое впечатление сложилось у вас после разговоровй с президентом Макроном, Эрдоганом, с Юнкром и Хуаном Гуайдо, Джукановичем, Заевым, Харадинаем, Борисом Джонсоном, Федерикой Могерини, представителями американской администрации и конгрессменами?

Владимир: Макрон — довольно дружелюбны и приятный человек. Гуайдо после разговора не оставил впечатления независимого политика. Борис Джонсон, несмотря на комичность и эксцентричность на публике, — на самом деле очень умный и хладнокровный политик. Харадинай старается создавать впечатление любезного дипломата, но ему это плохо удается. А вот премьер Заев — на самом деле удивительная фигура. Вот уже почти год нам не удавалось так обхитрить ни одного политика, хотя Заев встречался с настоящими украинскими властями. Но главный вывод: все политики — такие же люди, как и мы. У них такие же слабости и проблемы, как и у нас.

— Как чаще всего они реагируют, узнав, что вы не те, за кого себя выдаете?

Алексей: Все реагируют по-разному. Большинство старается не комментировать свои промахи. Например, президент Макрон сказал: «Мы не станем ни подтверждать, ни отрицать этот разговор», — что я считаю трусостью. Кто-то все переводит в шутку. Есть и такие, кто удивляется нашему профессионализму. А вот президент Порошенко после того, как говорил с нами 40 минут, думая, что беседует с президентом Киргизии, инициировал масштабное расследование, чтобы выяснить, как нам удалось обойти все его охранные меры. Однако когда пришло время оглашать результаты, Порошенко ничего не сказал. Неприятно нас удивил Йенс Столтенберг. Его пресс-служба объявила пранк с ним ложью, хотя СМИ опубликовали тестовую запись и все подтвердили, что на записи слышен его голос — человека, который возглавляет НАТО.

— Что заставило вас связаться с Джукановичем, Заевым, Харадинаем? Учитывая, что Балканы очень нестабильны, не думали ли вы о том, что эти беседы могут ухудшить отношения между лидерами, народами и государствами в регионе?

Владимир: Нас всегда интересуют новые страны. Когда в СМИ поднимается тема какого-нибудь государства или какого-нибудь региона, мы начинаем думать, что тут можно сделать, с кем поговорить, о каких проблемах заявить.

Отношения между народами на Балканах были хрупкими и до того, как мы вмешались. Балканы попали в фокус внимания весной 2017 года, когда в мире вовсю обсуждали мнимую российскую попытку государственного переворота в Черногории. Нам удалось поговорить с тогдашним президентом Марковичем и с самим Джукановичем. Потом на очереди была Хорватия и ее премьер Пленкович.

— Что вы узнали от них, в особенности от Харадиная, о Косово и отношениях с Сербией?

Алексей: От Харадиная мы узнали, что вариант с обменом территориями между Сербий и Косово для него совершенно неприемлем. На самом деле это вносит раскол в его отношения с Хашимом Тачи. Важнее всего было узнать из разговора, что сам Харадинай не ориентируется в международной политике. Ведь после беседы с фальшивым Порошенко Харадинай в своем «Твиттере» пожелал удачи несуществующему украинскому премьеру. Кроме того, Харадинай не изучил украинский вопрос, надеясь, что Порошенко признает Косово. Всем известно, что Украина не признает Косово только из-за аналогии с Крымом. Признать Косово независимым для Украины — значит признать право крымчан на самоопределение.

— В каких отношениях состоят Путин и Вучич, с точки зрения ваших собеседников?

Владимир: И Харадинай, и Заев называют Вучича пророссийским политиком и чуть ли не путинским агентом. Вучич выбрал нейтральную позицию, что для его страны очень опасно, так как Запад не любит, когда флиртуют с Россией. Вучич может совершить ту же ошибку, какую совершили республиканцы в Македонии, когда Запад на них нажал. Однако самый опасный сценарий, разумеется, это сценарий Януковича на Украине, когда лидер пытается усидеть на двух стульях.

— Почему вы только недавно обнародовали разговор с премьер-министром Северной Македонии, хотя последний диалог состоялся 20 апреля 2019 года?

Владимир: Мы обратили внимание на Македонию в августе 2018 года, поскольку мировые и российские СМИ начали обсуждать неизбежное переименование этой страны. Мы поговорили с Заевым, но после первого разговора решили еще немного выждать, чтобы получить от него еще какую-нибудь важную информацию. Кроме того, он дал нам номер своего мобильного телефона, и так мы продолжили общение по «Вотсапу». Но вскоре интерес СМИ к Македонии угас. Поэтому мы время от времени общались с премьером. Последний разговор с ним состоялся 20 апреля, так как было ясно: на следующий день Порошенко проиграет на выборах. Мы обнародовали запись только через два месяца, так как неделей позже у нас состоялся важный разговор с президентом Макроном.

Мы не ожидали, что пранк с Заевым произведет такой фурор в Северной Македонии.

— Что бы вы хотели сказать главам держав и правительствам, а также их народам?

Владимир: Постарайтесь быть искренними со своими народами. Не ведите грязных игр за спинами своих граждан. Иначе мы вас достанем!

Алексей: А народу мы хотим сказать: «Не бойтесь тех, кто вами руководит». Они тоже люди со своими слабостями и комплексами, которые есть и у всех остальных. На верхушку политического Олимпа не всегда попадают самые лучшие.

— Что вы чувствуете, когда звонит ваш телефон?

Владимир (со смехом): У нас нет комплексов по этому поводу.

Владимир Кузнецов — Вован, корреспондент, охотник за сенсациями.

Владимир Кузнецов по прозвищу Вован — 34-летний юрист, для которого телефонные розыгрыши, так называемый пранк, сначала были хобби и определенным развлечением. Сначала он интересовался звездами российского шоу-бизнеса.

Вскоре он начал работать для СМИ, а в 2011 году стал корреспондентом, охотником за сенсациями в одном крупном московском издании.

Его первый видный политический пранк состоялся в 2011 году непосредственно после выборов депутатов Государственной думы РФ, когда десятки тысяч людей вышли на улицы в знак протеста из-за фальсификации выборов. Символом бесчестной кампании стал председатель Центральной избирательной комиссии Чуров, и одним из требований разочарованных россиян была его отставка. Поэтому Кузнецов позвонил Чурову от имени тогдашнего помощника президента. Эту запись в интернете прослушали полмиллиона человек, и на протяжении нескольких лет, как утверждает сам Владимир Кузнецов, она оставалась для него своеобразной визитной карточкой.

Алексей Столяров — Лексус, экономист из Екатеринбурга.

Путь становления Алексея Столярова, 32-летнего экономиста из Екатеринбурга, очень похож. В 2005 году он основал главный пранкерский сайт России, а популярность ему принес пранк с российским олигархом Борисом Березовским. Представившись одним из лидеров донбасских ополченцев Павлом Губаревым, Столяров на протяжении трех месяцев общался с украинским олигархом Игорем Коломойским, который в то время был губернатором Днепропетровской области и располагал собственным вооруженным батальоном, воевавшим на Донбассе.

«Олигарх рассказал мне о своих секретных планах, переговорах с Петром Порошенко, рассказал, как поделены места в украинском парламенте и так далее. Кроме того, он все время выпивал», — рассказал Лексус. Публикация этих бесед послужила одной из причин для отставки Коломойского с поста губернатора.

Общие интересы объединили двух людей. В 2014 году, по их собственным словам, случился поворотный момент, и они пошли в политику. Ведущие СМИ начали писать об их серьезных расследованиях.

Их цель, как они сами говорят, похожа на журналистскую: они хотят разоблачить собеседника, показать его истинное лицо, а также истинное лицо власти, заставить политиков сбросить маски, которые они носят на публике.

«Мы ни в коем случае не хотим оскорбить собеседника. Мы только подталкиваем его к тому, чтобы он раскрылся. В разговорах мы нейтральны, а выводы о собеседнике делают слушатели наших записей», — сказал Владимир.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.