В своей книге «21 урок для XXI века» историк будущего Юваль Ной Харари затрагивает вопросы «постправды» и «фейковых новостей». По иронии судьбы всемирно известный израильский историк признался, что разрешил внести изменения в русскоязычную версию своего бестселлера, чтобы избежать цензуры.

Несколькими днями ранее американский журнал «Ньюсуик» написал, что в русском переводе книга Харари не содержит жестких высказываний о российском вторжении в Крым в 2014 году.

Вот что написано в англоязычном издании: «Сегодня нам постоянно говорят, что мы живем в новую пугающую эпоху „постправды", окруженные ложью и вымыслом. Российское правительство и лично президент Путин несколько раз отрицали, что это были российские войска, и описывали их как стихийные „отряды самообороны", которые приобрели униформу, похожую на российскую, в местных магазинах. Когда они делали такие довольно нелепые утверждения, Путин и его соратники прекрасно знали, что они врут».

Но в русском переводе книги этот абзац исчез. Вместо этого, чтобы обосновать свои выводы, автор упоминает Трампа: «По подсчетам газеты „Вашингтон пост" за время после своей инаугурации президент Трамп сделал более 6 тысяч ложных публичных заявлений».

Отвечая на вопрос об этих изменениях, Юваль Ной Харари подтвердил, что он пошел на это, чтобы его идеи «достигли широкой и разнообразной аудитории».

«Для того, чтобы мои идеи и мысли легко доходили до людей из разных стран на протяжении многих лет, я разрешил и даже инициировал адаптацию всех своих книг… Адаптации учитывают различные культурные, религиозные и политические особенности разных стран. Если бы я мог, я бы переписал свои книги для каждой страны, но я не могу этого сделать. Когда я делаю адаптацию, мой руководящий принцип состоит в том, чтобы адаптировать примеры, которые я использую, чтобы объяснить мои идеи, даже не меняя их», — уточнил он.

«В России меня предупредили, что из-за жесткой критики российского вторжения в Украину, цензура не пропустит мою книгу». Поэтому я столкнулся с дилеммой. Должен ли я убрать несколько высказываний и опубликовать книгу в России — или ничего не должен менять и ничего не публиковать?"

Юваль Ной Харари выбрал первый вариант, «потому что мне показалось важным, чтобы идеи книги дошли до российских читателей, тем более что в книге осталась критика путинского режима».

Израильский историк Юваль Ной Харари
Русская версия книги предостерегает читателей об опасности диктатуры, коррупции, гомофобии и националистического экстремизма. Я не поддерживаю российскую цензуру — у меня нет другого выхода.

При этом израильский философ добавил, что, хотя он разрешил некоторые изменения в русском переводе, он узнал и о других правках, на которые он не давал своего согласия. «Мне сказали, что в моих высказываниях о событиях в Крыму слово „завоевание" было заменено словом „присоединение", и фраза „мой муж" на "мой партнер". Если это правда, я категорически против всех этих несанкционированных изменений и сделаю все возможное, чтобы исправить их», — сказал он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.