«Мне пришлось прервать вторую беременность, и это стало для меня трагедией», — рассказывает жительница Варшавы по имени Анна, которой сейчас 39 лет.

Она была на десятой неделе, когда врачи посоветовали ей сдать анализы на хромосомные аномалии плода. Анализы показали, что у ребенка синдром Дауна.

«Стопроцентная вероятность, — рассказала Анна. — Никакой надежды на иной результат».

Согласно польским законам, Анна (EUobserver использует псевдоним, чтобы защитить личную жизнь этой женщины) имела право на законных основаниях прервать беременность, однако направление на аборт надо было получить у врача.

«Многие врачи отказывали, — рассказала Анна. — Либо они подписали бумагу о возможности несоблюдения закона по тем или иным соображениям, либо они не хотели проблем».

«Велика вероятность, что мне пришлось бы ходить из одной больницы в другую, где повсюду развешены плакаты с растерзанными плодами, в надежде, что какой-нибудь врач наконец надо мной сжалится. А медсестры не будут открыто демонстрировать, что видят во мне убийцу».

«Я попросту не представляла себе, как мне через это пройти, — говорит Анна. — Я поехала в Германию, в маленький город недалеко от границы».

«В зале ожидания было десять женщин, многие — молодые девушки. Но были и женщины моего возраста. И все были польками. Процедура заняла всего 15 минут. Физически я почувствовала облегчение, но морально была сломлена. Дело даже не в чувстве вины. Только печаль и отчаяние».

С 1993 года в Польше аборты вне закона, за исключением случаев, когда беременность угрожает жизни матери, стала результатом изнасилования или у плода обнаружились какие-то серьезные аномалии.

Однако все больше женщин следуют примеру Анны, выезжая за границу Польши, чтобы сделать аборт, который необходимо узаконить в этой стране.

По данным Федерации женщин и планирования семьи, в 2010 году примерно 15% таких абортов были сделаны за границей.

Однако теперь, как утверждает президент этой неправительственной организации Кристина Кацпура (Krystyna Kacpura), только 20% абортов делаются в Польше. Чтобы сделать аборт, польские женщины едут на Украину, в Австрию, Германию, Бельгию, Соединенное Королевство и Словакию.

Еще один вариант, которым могут воспользоваться польские женщины, — покупка таблеток для прерывания беременности за границей. Однако это незаконно.

В 2015 году в Берлине была создана организация Ciocia Basia, которая помогает польским женщинам делать аборты в клиниках немецкой столицы.

«Мы наблюдаем рост числа женщин, у которых должна быть возможность сделать аборт в Польше на законных основаниях, — сказала Алекс, волонтер Ciocia Basia. — Сейчас в Польше делают примерно 10-20% таких абортов, в большинстве случаев — по причине изнасилования или пороков развития плода».

Из Хорватии в Словению за абортом

В сонном словенском городке Брежице недалеко от хорватской границы находится самая маленькая многопрофильная больница в стране.

Каждую неделю туда обращаются женщины из соседней Хорватии, желающие сделать аборт. Их число постоянно растет. В 2018 году таких обращений было 54, но в 2019 году только за первые три месяца туда обратились 25 женщин из Хорватии. Многие приехали из хорватской столицы Загреб, которая находится в 32 километрах.

Маршрут этого «абортного туризма» изменился.

Заведующая гинекологическим отделением этой больницы Наташа Коцнар (Natasha Kocnar) рассказала, что, когда она была ребенком, то есть в 1970-е годы, женщины ехали за абортами из Германии в Хорватию, которая в то время входила в состав Югославии.

Практически все женщины, обращающиеся в больницу Брежице, выбирают медикаментозный аборт, который предполагает прием двух таблеток с интервалом в 48 часов, то есть им нужно дважды прийти к врачу.

Главная причина, почему женщины едут в Словению, чтобы сделать аборт, заключается в том, что большинство врачей в Хорватии отказываются выполнять эту манипуляцию.

В 2003 году врачам в Хорватии разрешили отказываться от проведения абортов, и сейчас таких все больше.

К 2018 году уже 59% работников медицинских учреждений, куда женщины могут обратиться, чтобы сделать аборт, отказываются выполнять эту манипуляцию.

По словам Саньи Сезар (Sanja Cesar), активистки неправительственной организации «Центр образования, консультирования и исследований» (Federa), «60% гинекологов до сих пор пользуются возможностью отказаться от выполнения этой процедуры, поэтому степень доступности абортов продолжает снижаться, а женщины продолжают ездить за границу, чтобы прервать беременность». При этом аборты по медицинским показаниям в Хорватии узаконены.

Точно такая же ситуация наблюдается в Польше. С 2015 года, когда к власти в стране пришла консервативная партия «Право и справедливость», многие врачи подписали бумагу об отказе от выполнения процедуры прерывания беременности.

По данным Federa, сейчас только 10% медицинских учреждений (примерно 40 из 400) обязаны выполнять процедуру прерывания беременности по медицинским показаниям.

«Есть целые районы, где аборты попросту никто не делает, — рассказала Кацпура из Federa. — Государственные больницы не имеют права отказываться от выполнения абортов — это незаконно, но никто не обращает на это внимания».

Гинеколог Барбара Антониак из Варшавы рассказала нам, почему она отказывается делать аборты, независимо от обстоятельств.

«Я не провожу аборты, — говорит она, — потому что людей нельзя убивать».

Когда пациентка имеет право на аборт на законных основаниях, по словам Антониак, она обязательно проводит с ней беседу, чтобы помочь женщине справиться с ситуацией. «Если ребенок умрет, он умрет внезапно, а не от наших рук», — добавила она.

В Хорватии и Польше в основном католическое население: по данным опроса 2011 года, католиками себя назвали 86% хорватов и 87,5% поляков.

Различные религиозные группы настаивают на внесении изменений в законы этих стран. В 2016 году в Польше влиятельный аналитический центр Ordo Iuris, выступающий против абортов, подготовил законопроект, который мог бы обеспечить одинаковую правовую защиту детям как после их рождения, так и до него.

Эта инициатива, собравшая 400 тысяч подписей, предполагала полный запрет на аборты.

После массовых протестов против этой инициативы закон так и не был принят. В 2018 году рассматривался законопроект о запрете абортов в случае аномалий развития плода, однако он тоже не был принят.

Ранее в этом году институт Ordo Iuris открылся и в Хорватии, что позволило укрепить связи между этими двумя преимущественно католическими странами.

Как сообщили представители Ordo Iuris, никаких финансовых операций между двумя организациями не проводится.

Однако их миссии очень похожи. «Наши эксперты делятся с коллегами из Хорватии экспертными знаниями, опытом и ноу-хау», — говорится в их заявлении.

В Хорватии правительство создало специальный консультативный совет, задача которого заключается в изучении законов касательно абортов в других странах Евросоюза с целью внести изменения в действующие законы страны, которые были приняты еще в 1977 году.

Если Хорватия примет прогрессивный закон о прерывании беременности, говорит Санья Сезар из Cesi, вполне вероятно, что «ультраконсерваторы попытаются организовать референдум по вопросу абортов».

Священник университета Загреба отец Дамир Стойич (Damir Stojic), решительно настроенный против абортов, заявляет, что Хорватия — «страна, выступающая в защиту жизни».

Однако, по его словам, если в стране пройдет референдум по этому вопросу, сторонники абортов, скорее всего, победят.

«Большинство людей выступают против абортов, — сказал он, — но они не захотят лишать других права на аборт».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.