«Ты с ума сошел? Приносить домой человеческие кости! Что за идея!» — ругала российского исследователя Александра Кручинина его жена Катя, когда он вернулся из археологической экспедиции. «Она чуть не выгнала меня с рюкзаком, в котором я хранил остатки костей, из дома. Вы же знаете женщин: мол, дома она их и минуты не потерпит». Но в итоге он все-таки упросил свою Катю и смог положить рюкзак с останками убитого царевича Алексея и великой княжны Марии хотя бы на балкон. «Погоди. Придет время, и ты будешь вспоминать этот день. Тела этих несчастных искали десятки лет. Это невероятная находка», — говорил супруге исследователь. Репортер Aktuálně.cz побывал в сопровождении Кручинина на месте, где нашли останки убитой семьи царя Николая Второго.

В середине июля 1918 года в русском Екатеринбурге царил невообразимый хаос. До сих пор город контролировали большевики, но к нему неумолимо приближались чехословацкие легионы. Кроме того, красные проиграли 15 июля очередную битву на подступах к Екатеринбургу. Это решило судьбу семьи царя Николая Второго, которую большевики держали в заточении.

«Победоносное шествие чехов на Екатеринбург, где большевики удерживали царскую семью в доме коммерсанта Ипатьева, только приблизили ее кончину. Уже 17 июля красные под давлением наступающих легионеров решили покончить с царем и его семьей. Но они сделали бы это рано или поздно», — объясняет профессор истории Николай Дмитриев из Уральского федерального университета.

По его словам, чехов нельзя винить в смерти царя и его семьи. «Вся их „вина" заключается в том, что чешские легионы шли от победы к победе, а большевики и мысли не допускали, чтобы после захвата Екатеринбурга царь получил свободу. Они очень (и весьма обоснованно) этого боялись. Поэтому они предпочли в обстановке сильнейшей паники и хаоса убить царскую семью в подвале дома Ипатьева. В людей стреляли и кололи штыками», — добавляет Дмитриев.

Иван Плотников, профессор истории из того же Уральского университета, рассказал о последних минутах жизни царской семьи следующее: «Командир отряда палачей Яков Юровский зачитал царю Николаю Второму приказ исполнительного большевистского комитета: „Николай Александрович, поскольку ваши родственники продолжают нападки на советскую Россию, исполнительный комитет Урала постановил вас казнить"».

Николай посмотрел на свою семью, повернулся и выкрикнул: «Что? Что?» Юровский быстро повторил приказ и выстрелил из револьвера в царя, а потом и в наследника престола Алексея. Другие палачи открыли хаотичную стрельбу, пока на землю не упали все жертвы: супруга царя Александра и их пятеро детей (Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия и Алексей), а также те, кто решил отправиться с ними в ссылку, в том числе врач Евгений Боткин, горничная Анна Демидова, Алексей Трупп и Иван Харитонов.

Некоторых выживших и тяжело раненых Петр Ермаков заколол штыком. Последними умерли дочери царя — великие княжны Татьяна, Анастасия и Мария. На них было более килограмма бриллиантов, вшитых в одежду, и это частично защитило их от пуль.

Красные боялись, что останки царской семьи станут реликвиями

В одном исследователю Александру Кручинину не откажешь: он как только может преуменьшает свою роль в обнаружении останков наследника трона царевича Алексея и великой княжны Марии в 2007 году. Он говорит только о заслугах товарищей и знакомых: друзей из местного клуба чехословацких легионеров, археологов, геологов и генетиков. Якобы он им только помогал. «Пожалуйста, не преувеличивайте мою роль. Тогда я просто орудовал киркой и лопатой», — говорит вызывающий симпатию исследователь.

Однако никакой симпатии не вызывает его рассказ о том, как сжигались останки царской семьи и как многие годы велись поиски того места, где большевики их спрятали. Хотя местами не обошлось и без черного юмора. Кручинин всегда прибегает к нему, чтобы сделать рассказ чуть менее ужасным.

11 тел членов царской семьи и их приближенных еще в день убийства привезли в так называемую Ганину яму, которая находится в 20 километрах от Екатеринбурга, и сбросили в заброшенную шахту. Затем тела забросали гранатами. Кроме того, чекисты попытались сжечь тела убитых, но на это у них оставалось слишком мало времени.

Поскольку красные боялись, что белогвардейцы все же найдут останки в Ганиной яме и превратят их в ценные реликвии, тела снова достали из шахты, чтобы закопать в близлежащем болотистом Поросенковом логе.

Тело царевича и великой княжны большевики закопали отдельно от остальных

«Именно сюда, в топь, большевики привезли в ночь с 18 на 19 июля 1918 года в кузове автомобиля 11 тел», — рассказывает исследователь Александр Кручинин на месте, где тела царской семьи были обнаружены в 1978 году, а затем еще в 2007.

Но на подтопленной и местами хлюпкой дороге грузовик с телами застрял. Уже и без того переволновавшиеся подвыпившие большевики, по дошедшим свидетельствам, запаниковали. «Время шло, темнело, и красные очень спешили. Они боялись, что их нагонят чешские легионеры, которые шли за ними по пятам», — рассказывает Кручинин о тех событиях.

Тогда расстроились все планы красных насчет того, как поступить с телами убитой царской семьи и их приближенных. «Командир большевистского отряда Яков Юровский решил, что тела нужно спрятать прямо тут — на месте, где они, ко всему прочему, застряли. Они выкопали большую яму, в которую сбросили девять тел: царя Николая, царицы Александры, трех их дочерей и четырех приближенных. Но прежде чем сбросить их, в яму накидали керамических сосудов с серной кислотой, которые потом расстреляли из нагана», — описывает Кручинин. Кислота должна была настолько изуродовать тела, что их уже никто и когда не смог бы идентифицировать.

Только во время первого обнаружения тел царской семьи в 1978 году выяснилось, что нет двух ее членов. Однако это открытие хранили в тайне вплоть до распада СССР. «Оставшиеся два тела мы нашли в стороне от братской могилы на расстоянии 70 метров только через 28 лет — в 2007 году», — вспоминает Кручинин.

Судя по всему, большевики старались уничтожить тела царевича Алексея и великой княжны Марии особенно тщательно. «В случае царевича это понятно. Он был наследником трона, а его нужно было, как говориться, стереть в порошок. Его мать Александру Федоровну, кстати немецкую принцессу, большевики ненавидели до смерти. Но ночью, уже выпивши, они спутали ее с телом великой княжны Марии», — объясняет исследователь действия красного отряда.

«Странные и ненормальные люди, которые гордились жестоким убийством»

Кручинин описывает и причины, по которым останки убитой царской семьи многие годы искали безуспешно. «Большую яму с девятью телами засыпали, а сверху набросали бревен и железнодорожных шпал, чтобы казалось: тут кто-то укрепил раскисшую дорогу, чтобы проехать. Таким образом они очень хорошо замаскировали братскую могилу, и даже следователи адмирала Колчака (один из лидеров белых во время Гражданской войны — прим. авт.), когда он вошел в Екатеринбург, ничего не нашли, хотя обыскали все вокруг Ганины ямы».

Эмиссары Колчака даже сфотографировали Поросенков лог, но никому и в голову не пришло, что тела царской семьи — у них прямо под носом. Однако, по мнению российских историков, было бы ошибкой считать, что все это время никто не знал о захоронении царской семьи.

«Большевики из руководства города хорошо знали это трагическое место. Время от времени они даже приезжали туда, чтобы сфотографироваться на память», — рассказывает Кручинин о еще одной малоизвестной детали, касающейся останков семьи царя Николая Второго. Сохранился даже снимок, на котором вместе с начальством позируют те, кто убил царскую семью. Так, например, Павел Ермаков сфотографировался с маузером в руке. Кстати, говорят, что он очень хвалился этим оружием, потому что им якобы застрелил царя».

«Это были странные и ненормальные люди, которые гордились массовым жестоким убийством», — констатирует Кручинин.

В 1928 году в Екатеринбург (тогда Свердловск) приехал известный советский поэт Владимир Маяковский. И опять-таки один из местных большевиков с радостью привез его на болотистый луг, где почила царская семья с приближенными. После появилось тенденциозное стихотворение Маяковского о дороге, «а в ней император зарыт».

Рассказ всегда возвращает его к убийству в доме Ипатьева

Шли годы, люди переезжали, сменялись поколения, и о болотистом Поросенковом логе забыли. Останки убитой царской семьи начали искать российские исследователи, в том числе местные активисты, во главе с геологом Александром Авдониным. Они даже обнаружили записи командира отряда палачей Якова Юровского. Но удача улыбнулась им только в упомянутом 1978 году. Правда, в советскую эру культа Брежнева об убийстве царской семьи говорить было нельзя, и поэтому исследователи обещали никому не рассказывать о своей находке, пока в России не изменится политическая обстановка.

«К счастью времени прошло немного. Советский Союз распался, и в 1991 году останки девяти членов царской семьи по распоряжению прокуратуры Свердловской области достали и подвергли экспертизам, которые подтвердили их подлинность», — вспоминает исследователь Кручинин.

Он вспоминает и то, что в 2007 к нему, как к главе местного клуба чехословацких легионеров, обратилась группа добровольцев. Они попросили его отправиться со своими ребятами в Поросенков лог «покопать». «Но заплатить мы вам не сможем», — предупредили его заранее.

Через неделю напрасных поисков они уже хотели сдаться. «Но, с частью, с нами был Леня Восьмиков, опытный поисковик на полях Второй мировой войны. Он уже обнаружил останки двух сотен красноармейцев. Такие мастера, как он, распознают по звуку прибора, что он обнаружил: металл, камень или кость. И вот 18 июля внимание Лени привлек участок, поросший крапивой, и он начал его исследовать. Его прибор обнаружил кость. Как выяснилось, человеческую».

В итоге на брезенте оказалось несколько обгорелых костей взрослой женщины и мальчика, осколки керамики, несколько пуль типичных для нагана и браунинга, а также кусок почерневшей ткани. Это были остатки морской тельняшки, которую любил носить царевич Алексей. Баллистическая экспертиза показала, что пули были выпущены из того же оружия, что и те пули, которые обнаружили 28 лет назад в братской могиле царской семьи.

Кручинин замолкает на минуту, а потом признается, что каждый раз, когда он рассказывает об этом, перед глазами у него стоят испуганные члены царской семьи, которые теснятся друг к другу, а большевики, как бешеные, стреляют по ним в подвале Ипатьевского дома. «Что тут еще добавить? Жестокое убийство, и подлое уничтожение останков жертв», — считает исследователь Кручинин.

Для обследования тел царевича Алексея и великой княжны Марии поисковики пригласили археолога Сергея Погорелова, который, в свою очередь, привлек антропологов и геологов. «Потом из Москвы приехал следователь Генеральной прокуратуры Владимир Соловьев, посмотрел на кости с трещинами и тут же пригласил нас в ресторан. Он все расспрашивал и подливал водки. Мы были уставшими, голодными… И он нас напоил. Но мы все равно отвечали ему одно и то же. Тогда следователь Соловьев улыбнулся и сказал: „Вижу, парни, вы мне не врете"».

С тех пор члены клуба чехословацких легионеров в Екатеринбурге каждый год в день расправы над царской семьей с 18 на 19 июля собираются в Поросенковом логе. Там в леске у огня, по словам Кручинина, они ставят палатки, беседуют и вспоминают свою уникальную находку. «Конечно, мы вспоминаем и то, как моя милая супруга Катя хотела выгнать меня с этими останками из дома», — добавляет исследователь.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.