Слабый, изможденный человек, сделав очередную затяжку после нескольких сигарет, выкуренных одна за другой, говорит: «После взрыва я сразу понял, что произошло, это была не авария, а катастрофа…»

К автору этих слов мы еще вернемся, а пока расскажем о сериале «Чернобыль», который привлек большое внимание практически во всех странах мира.

Этот пятисерийный фильм, показ которого недавно завершился, повествует о страшной аварии 26 апреля 1986 года на атомной электростанции в Чернобыле на Украине, входившей в то время в состав Советского Союза (ее официальное название — Чернобыльская атомная электростанция имени Владимира Ильича Ленина).

Российские эксперты высказывают определенную критику в отношении сериала, говорят, что кое-какие события не соответствуют действительности по форме описания и времени. Отчасти критика справедлива, но в конце концов события фильма — это инсценировка, так что на все это можно закрыть глаза, ведь то, о чем пытается рассказать «Чернобыль», гораздо важнее недостатков и ошибок.

Если и критиковать сериал, то за его язык.

В «Чернобыле» актеры говорят по-английски, к тому же большинство — с британским акцентом, и это влияет на восприятие. Может быть, создатели фильма тоже были в замешательстве в вопросе языка. В противном случае новости на советском телевидении не передавались бы на русском языке, герои не пели бы русских песен, ведь практически все в сериале говорят на английском в духе «Би-би-си» (BBC). Понять смысл этой языковой мешанины действительно сложно.

Но это детали…

По-настоящему важный успех сериала — в том, что он рассказывает, как мир впервые столкнулся ядерной катастрофой, как советское руководство не могло признать свою ошибку, хотя знало, что оно не без греха, и как обманывало свой народ и мир. Похожую позицию мы увидели у президента Владимира Путина и других официальных лиц в 2001 году, когда затонула российская подводная лодка «Курск» с 118 моряками на борту. Тогда тоже пытались утаить катастрофу от народа, не откликались на призывы западных стран о помощи, опасаясь, что они узнают военные секреты России. В точности как наш министр, который пил чай перед видеокамерами в доказательство, что радиоактивные облака не достигли Турции… Очень выразительные слова на этот счет произносит герой сериала Валерий Легасов в сцене в суде: «Каждая наша ложь составляет долг правде».

Прежде всего создателей сериала следует поздравить за то, что они достоверно перенесли на экран отчаянную работу спасателей, пожарных и шахтеров (за исключением сцены раздевания горняков).

А теперь о человеке, который говорит: «Боже, это не авария, а катастрофа».

Это Анатолий Дятлов — главный инженер на Чернобыльской АЭС и ответственный за работу станции в ночь аварии. Мы часто видим его на протяжении всех пяти серий. В то же время это человек, которого советское руководство назначило виновным в катастрофе.

Дятлов, с которым мы побеседовали в 1993 году в Киеве для «Миллиет» (Milliyet) и программы «32-й день» (32. Gün), как можно видеть в нижеприведенной газетной вырезке, рассказал все подробности произошедшего во время аварии. Если коротко обобщить, то в ту ночь на станции проводились испытания системы безопасности, но они вышли из-под контроля, и стержни, которые должны были отключить реактор после нажатия на кнопку и уберечь Чернобыль, застопорились, застряв в самом сердце станции. Ошибка персонала, конечно, была, но главными виновниками стали реакторы типа РБМК. К тому же советское руководство знало об их дефекте задолго до этого.

Дятлов, который сел в тюрьму как один из главных виновников аварии, но потом был освобожден, когда заболел раком, всю оставшуюся жизнь пытался рассказать российской и международной общественности об отсутствии достаточных мер безопасности на атомных электростанциях — пока не попрощался с жизнью через два года после нашей беседы.

Чтобы описать последствия аварии в Чернобыле, достаточно сказать, что тогда распространилось в 300 раз больше радиации, чем после взрыва атомной бомбы, сброшенной на Нагасаки в 1945 году. Хотя российские власти настойчиво утверждали, что во время аварии погиб только 31 человек, а в дальнейшем умерло несколько тысяч, газета «Комсомольская правда» писала, что из 834 тысяч человек, принимавших участие в спасательных работах, 55 тысяч человек погибло, 150 тысяч остались инвалидами, и эти цифры не учитывают жертв среди простых жителей. К тому же неизвестно реальное число потерь из-за онкологических заболеваний, которые были зафиксированы впоследствии.

Теперь первую турецкую атомную электростанцию «Аккую» строит российская компания «Росатом». Может, Чернобыль устроил и не Росатом, но компания была создана в 2007 году как последовательница той традиции, которая это сделала.

По сути, дело не в России и не в Росатоме, о котором «Гринпис» (Greenpeace) опубликовал доклад в 2017 году.

Все предельно просто: там, где стоит атомная электростанция, всегда есть риск потенциальной аварии из-за технической проблемы или человеческой ошибки.

В эпоху, когда постепенно распространяется использование возобновляемых источников энергии, прежде всего солнца и ветра, сериал «Чернобыль» дал нам возможность поставить под сомнение атомную энергию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.