Севда Камилова закончила университет с дипломом по лингвистике и ожидала, что владение английским языком позволит ей найти высокооплачиваемую работу в туристической отрасли Азербайджана. Она была на собеседованиях в нескольких международных компаниях, но ее каждый раз спрашивали, согласится ли она не носить на работе головной платок. Она отказывалась, и работы не получала.

«Эти компании не хотят, чтобы их представляла женщина в хиджабе», — сказала она. Сейчас она работает в своей семейной компании и продолжает носить мусульманский головной платок. «Вера важна для меня, и я не хочу снимать платок ради работы», — объяснила Камилова.

Хотя 97% азербайджанцев называют себя мусульманами, число строго следующих религиозным правилам гораздо меньше, и страна гордится своими светскими традициями. Однако после распада СССР соблюдать религиозные ритуалы стали больше. Хотя статистики никто не ведет, заметный рост числа женщин, носящих хиджаб, стало острой темой в азербайджанском обществе. Вместе с этим, как говорят носящие хиджаб, возникло и противодействие.

«Исповедовать религию теперь можно свободно, и те, кто хочет закрывать голову, могут это делать», — сказала Eurasianet.org Садагат, хозяйка магазина мусульманской одежды в Сумгаите. Но, по ее словам, социальное давление, связанное с распространенными представлениями о связи между хиджабом и экстремизмом, по-прежнему сохраняется. «Некоторые женщины в конце концов снимают хиджаб, чтобы не привлекать лишнего внимания на публике», — сказала она.

Владелец другой компании, торгующей мусульманской одеждой в Баку, сказал, что многие женщины с покрытой головой приходят в его магазин в поисках работы, так как в других местах они сталкиваются с дискриминацией. «Они нигде не могут найти работу и пытаются устроиться в магазин, торгующий хиджабами», — сказал он Eurasianet.org.

Конституция Азербайджана гарантирует свободу вероисповедания, хотя и со многими оговорками. «Выполнение религиозных обрядов свободно, если не нарушает общественный порядок и не противоречит общественной нравственности», — говорится в статье 48.

Вопрос о хиджабе на рабочем месте в законе прямо не оговаривается, но существует неофициальный запрет на его ношение сотрудниками государственных учреждений, сказала Айнур Вейселова, старший советник Государственного комитета по делам семьи, женщин и детей. «Азербайджан — светское государство, и наша конституция основана на светских ценностях, — сказала она. — Например, в Турции есть законы, по которым женщины в хиджабах могут работать даже в правительственных учреждениях, но у нас тут такого нет».

Девочкам также негласно запрещено носить хиджаб в школе. В 2011 году религиозные активисты организовали серию протестов, требуя от правительства отмены этого запрета, но результатов это не принесло. Запрет продолжает действовать.

В то же время азербайджанская общественность остается в подавляющем большинстве своем светской и относится к хиджабу настороженно. Это беспокойство усугубляется в последние годы в связи с ростом числа туристов из Ирана и арабских стран.

«Баку — единственный в мире мусульманский город, в котором есть памятник, изображающий женщину, сбрасывающую чадру. Значение этого памятника нужно понимать всем. Для меня это один из ключевых символов нашей страны. Мы не должны считать его само собой разумеющимся. Мы должны совершать к нему паломничества и сознавать его историческое значение и важность», — написал азербайджанский поэт Расим Гараджа в ответ на рост числа закрывающих лицо туристок, приезжающих в страну.

Тем временем, некоторые из верующих негромко жалуются на дискриминацию женщин, носящих хиджаб, на рабочем месте. Недавно эту проблему начали освещать и СМИ.

Саиде, молодой женщине, работающей в продуктовом магазине в Баку, разрешают носить на работе хиджаб. Однако она рассказала о своей подруге, которой пришлось снять хиджаб, чтобы устроиться продавщицей. У нее самой, сказала Саида, особых проблем не возникает, если не считать «редких косых взглядов» и того факта, что «некоторые покупатели не знают, как со мной обращаться, особенно когда они покупают алкоголь».

Новелла Джафарова из неправительственной Ассоциации защиты прав женщин сказала, что женщины в хиджабах имеют такие же права, как и все остальные. На вопрос о дискриминации на рабочем месте она ответила, что «мы не получали никаких сообщений относительно этой проблемы. Если мы их получим, мы поднимем этот вопрос».

Вейселова из Госкомитета по делам семьи также сказала, что никогда не получала жалоб о связанной с хиджабом дискриминации на работе. Между тем Камилова, дипломированный лингвист, сказала, что никому не сообщала о своем опыте поиска работы, потому что думала, что никто ничего не будет делать по этому поводу. «Женщины в хиджабах — всего лишь меньшинство в нашем обществе, так что никто не станет нас слушать», — сказала она.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.