«Именем Воина обязую тебя быть храброй. Именем Отца обязую тебя быть справедливой. Именем Матери обязую тебя защищать невинных», — так говорит Джейме Ланистер в «Рыцаре Семи Королевств», второй серии финального сезона «Игры престолов», в которой Джейме посвящает Бриенну Тарт в рыцари.

Сам ритуал незамысловат: меч ненадолго возлагают на плечи дамы во время попойки, предшествующей битве. Джейме заявляет, что имеет полное право проводить эту церемонию, поскольку сам является рыцарем. Но эта короткая, мощная сцена впитала многое от реальной средневековой исторической практики, — правда, в ней есть один гениальный для «Игры престолов» поворот.

И хотя этот эпизод основан на вымышленной системе убеждений и религиозных верований жителей Вестероса и служит сценаристам сериала для завершения долгой сюжетной линии взаимоотношений между Джейме и Бриенной, посвящение в рыцари вызывает множество вопросов об институте рыцарства, который реально существовал в средние века. Кто мог стать рыцарем? Когда и как проходило посвящение? Какие обязанности это накладывало на посвященных?

Возможно, самое знаменитое описание обряда посвящения в рыцари, дошедшее до наших дней, содержится в «Ордене рыцарства» (Ordene de Chevalerie) — анонимной поэме на старофранцузском языке, датируемой приблизительно 1220 годом. По сюжету благородный крестоносец Гуго Тиберийский (Hugues de Tibériade) попадает в плен к Саладину, великому мусульманскому султану Египта и Сирии, который принуждает его либо выкупить свою свободу неподъемной суммой денег, либо раскрыть секрет ритуала посвящения христианских рыцарей.

Этот ритуал оказывается куда сложнее, чем тот, через который прошла Бриенна. Поэт указывает, что перед тем, как стать рыцарем (обычно рыцарями становились юноши, прошедшие предварительно через годы тренировок), нужно совершить омовение, смывая с себя грехи, и возлечь на предварительно освященную кровать, которая замещает собой «Райское ложе», облачиться в костюм, в котором есть детали красного, белого и коричневого цвета (цвета символизируют кровь, чистоту и землю, в которую все смертные должны вновь обратиться), получить золотые шпоры и новый, обоюдоострый меч и, наконец, получить легкую оплеуху от того, кто проводит обряд посвящения — этот удар называется «коле» (colée).

C этого момента он обязуется отвергнуть предательство и вероломство, защищать «дам и дев», поститься каждую пятницу и ежедневно посещать мессу. Теперь он рыцарь, и это его призвание.

Практически ничего от этого сложного процесса не отражено в коротком посвящении Бриенны. Но это не обязательно означает, что оно «неправильное». «Орден рыцарства» был написан в то время, когда рыцарство стало формализованным институтом со множеством пышных ритуалов и церемоний. Но это не всегда было так. Как можно узнать из обширной научной литературы о рыцарстве [главным трудом по сей день остается классическая работа Мориса Кина (Maurice Keen) «Рыцарство» (Chivalry) 1984 года], средневековые церемонии посвящения не были жестко установленными.

Они менялись с течением времени, — как менялось и само рыцарство. Рыцари X века были всадниками-головорезами, которые отличались лишь умением великолепно сражаться верхом на коне. Но к концу XIV века — во времена Черного Принца и Ордена Подвязки — рыцарство стало элитным социальным статусом, который был связан с определенным политическим и финансовым положением, верности религии и сложным обрядом посвящения.

Совершенно иной взгляд на посвящение, чем в «Ордене рыцарства», запечатлён на знаменитом гобелене из Байё конца XI века, на котором изображен Вильгельм Бастард, герцог Нормандии (позднее известный как Вильгельм Завоеватель), который явно посвящает своего тогдашнего союзника Гарольда Годвинсона (того самого короля Гарольда, которого позже Вильгельм убьет во время битвы за Гастингс в 1066 году). В этой сценке Вильгельм, кажется, просто возлагает шлем на голову Гарольда, «даруя ему оружие» в награду за отличную службу в Британской кампании.

Никаких омовений, ложа или золотых шпор. Рыцарский титул — просто награда за военную службу. Конечно, в «Игре престолов» Джейме уже даровал оружие Бриенне: в четвертом сезоне он подарил ей свой меч из валлирийской стали, «Верный клятве». Но теперь он довершил дело: присвоил чопорной, но безупречно верной Бриенне более чем заслуженный титул «сира», несмотря на то, что она женщина, — об этом поговорим чуть позже.

Так что же в шоу отражено верно? Если принять во внимание разные варианты рыцарства, существовавшие в средние века, обеты, которые дает Бриенна Джейме — быть храброй, справедливой и защищать обездоленных — вполне созвучны основным требованиям, которые предъявляли к реальным рыцарям, чтобы сдержать жесткие порывы мужчин, с детства обученных обращаться со смертельно опасным оружием, и дать им какой-то кодекс поведения (другой вопрос, соблюдали ли они его).

В «Игре престолов» также отражен тот факт, что посвящение имело явный религиозный подтекст: Церковь пыталась дать средневековому классу воинов более высокую цель, чтобы они прекратили грабить монастыри и обирать слабых (примерно те же устремления лежат в основе ранних крестовых походов).

Авторы сериала учли, что посвящение в рыцари имеет особую природу, когда решили, что именно Джейме дарует Бриенне рыцарский титул («рыцарь может посвятить в рыцари»). Церемонии обычно проходили в возвышенной обстановке и совершались кем-то, у кого было на это право. Этот статус мог передаваться только тем человеком, который «уже в клубе».

Самый провокационный аспект посвящения Бриенны — это, разумеется, тот факт, что она женщина. Рыцарство в средние века было исключительно мужским сообществом, и у женщины было не больше шансов быть посвященной в рыцари, чем получить сан епископа. Однако в реальном мире, также как и в Вестеросе, все же были женщины, которые нарушали привычные устои.

Бриенну иногда называют Тартской девой, — что говорит об огромном влиянии на образ этого персонажа Жанны д'Арк, или Орлеанской девы, или девы Франции. Жанна никогда не была рыцарем, но ездила с армией и носила мужские доспехи, чем вызывала крайнее отвращение своих врагов-англичан. И она была далеко не единственной женщиной, которая совершала рыцарские поступки, не будучи при этом удостоенной рыцарского титула.

В начале XIII века благородная дама по имени Никола де Хэйе (Nicola de Haye) получила по наследству от отца должности шерифа графства Линкольншир и смотрителя Линкольнского замка, и дважды защищала замок во время осады. В 1199 году королева Сицилии Иоанна Английская, сестра короля Ричарда Львиное Сердце, которая, как и брат, отличалась воинственным нравом, — командовала наступательной операцией из своей резиденции, будучи в положении.

А за несколько лет до этого на Святой земле девица из Йоркшира по имени Маргарита из Беверли (Маргарита Иерусалимская) помогла отразить нападение мусульманского войска на Иерусалим, бросая камни с укреплений, причем в качестве шлема использовала кастрюлю. Врагами в тот день командовал не кто иной, как Саладин, и если султан и правда что-то понимал в рыцарях, он мог бы признать, что в Маргарет было что-то от рыцаря. Как обойдется Король Ночи, который приближается к Винтерфеллу, с Бриенной Тарт, узнаем на следующей неделе.

Дэн Джонс — автор международных бестселлеров о средневековье, в том числе «Тамплиеры» (The Templars), «Пустая корона» (The Hollow Crown) и «Плантагенеты» (The Plantagenets).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.