В прошлую пятницу в новозеландском Крайстчерче, который является одним из наиболее цивилизованных городов мира, 28-летний австралиец Брентон Таррант (Brenton Tarrant) включил камеру на своем сотовом телефоне, чтобы показать всему миру свою кровавую расправу над ни в чем не повинными мусульманами.

Из своей полуавтоматической винтовки Таррант расстрелял более 40 мужчин, женщин и детей в одной мечети, потом проехал пять километров до другой, и там убил еще семерых человек.

Это было зверское преступление и зло в чистом виде. Совершил его человек с мертвой душой.

Но уже через двое суток президента Соединенных Штатов вполне предсказуемо и публично называли моральным соучастником этого зверства.

Дональд Трамп, говорили эти люди, использовал слово «вторжение», говоря о том, как в феврале 76 тысяч мигрантов незаконно пересекли американскую границу. Киллер использовал то же самое слово, рассказывая о миграции мусульман на Запад.

А еще убийца упомянул Трампа в своем манифесте на 74 страницы.

Какие еще нужны доказательства?

Трамп не выразил от лица Америки отвращения в связи с совершенным преступлением и соболезнования всем мусульманам. А еще он не осудил идеологию «белого национализма», которой руководствовался убийца.

Отсюда совсем недалеко до заявлений о том, что мы, американцы, давно уже игнорируем эту усиливающуюся угрозу. Критики снова и снова приводят пример Шарлоттсвилля, где неонацист на автомобиле задавил участницу протеста.

Но соответствует ли действительности такое видение Америки — как страны, где свирепствует белый расизм и неистовствует белый национализм?

Американская элита знакома с высокоскоростным поездом «Асела Экспресс», который идет из Вашингтона в Нью-Йорк. В каком из пяти городов, где этот поезд делает остановки, чтобы высадить и посадить пассажиров (Вашингтон, Балтимор, Филадельфия, Ньюарк, Нью-Йорк) белые националисты совершают значительную часть тяжких преступлений, таких как избиения, грабежи, изнасилования и убийства?

Чикаго занимает ведущее место по количеству смертей от огнестрельного оружия. Но самое большое количество убийств в 2018 году было совершено в Сент-Луисе, Балтиморе, Детройте, Новом Орлеане и Канзас-Сити. В каком из этих мест за насильственные преступления регулярно задерживают куклуксклановцев и неонацистов?

Что касается массовых убийств в новом веке, то свою долю этих преступлений совершают правые расисты. К ним относится Дилан Руф (Dylann Roof), убивавший чернокожих женщин и мужчин в церкви Чарлстона. К ним относится расправа над евреями в питтсбургской синагоге.

Однако 13 солдат в Форт-Худе застрелил майор-мусульманин Нидал Хасан (Nidal Hasan). А в 2015 году в Сан-Бернандино Сайед Фарук (Syed Farook) и Ташфин Малик (Tashfeen Malik) убили 14 и ранили 22 человека.

По данным «Форбс», из 18 814 человек, погибших от рук террористов во всем мире в 2017 году, более половины стали жертвами четырех группировок: «Исламское государство»*, Талибан*, «Аш-Шабаб» и «Боко Харам». Все они — суннитские мусульманские организации, и ни одна из них не относится к ультраправым силам.

Нет никаких сомнений: зверства, превосходящие по своей кровавой жестокости расправу банды Аль-Капоне над семью человеками в чикагском гараже в День Святого Валентина, происходят слишком часто.

Но левые ухватились за эти преступления, подгоняя их под свои взгляды, концепции и заранее написанные сценарии. А эти сценарии повествуют о том, что Америка стала очагом белого национализма, где самые страшные преступления совершают белые расисты. Но это миф.

Случившемуся в Крайстчерче нет никакого оправдания. Но объяснение есть.

Все люди в той или иной степени недовольны и противятся проникновению чужаков в свое пространство. Некоторые мигранты хуже других ассимилируются в западном обществе. В наибольшей степени к такой злобной реакции и к ответным действиям склонны те европейские страны, где на протяжении столетий не было массовой миграции.

Надо помнить, что американцы довольно негативно реагировали на миграцию ирландцев в 1845-1849 годах, а потом на Великую миграцию из Центральной и Восточной Европы в 1890-1920 годах.

Наши руководители в 1920-е годы понимали это и принимали меры против миграции, пока приехавшие не ассимилировались, а иными словами, не американизировались. У них это получилось. К 1960 году мы стали единым народом.

А потом без согласия населения начался большой эксперимент.

Америка широко распахнула свои двери для людей всех религий, рас, культур и мировоззрений в попытке создать другую нацию, похожую на человечество во всем его многообразии. Писатель Бен Ваттенберг (Ben Wattenberg) называл ее универсальной нацией.

Но проблема заключается в том, что универсальная нация есть терминологическое противоречие. Нации всех рас, религий и этносов никогда прежде не существовали. Либеральные демократии, подхватившие эту идеологию и эту идею, вступили в войну с человеческой природой, и теперь они проигрывают эту войну трайбализму и авторитаризму.

А что касается Крайстчерча, то к несчастью, такие ужасы сегодня превращаются в новую норму. Однако Брентон Таррант один виновен в том, что совершил. Но взрастившую его почву удобрял не Трамп, а глобалисты из нового мирового порядка.

Патрик Бьюкенен — автор книги «Никсоновские войны. Сражения, которые возвысили и надломили президента, а также навсегда раскололи Америку» (Nixon's White House Wars: The Battles That Made and Broke a President and Divided America Forever).

* организации, запрещенные в России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.