Ворсовка, Украина — На протяжении многих лет отец Василий по воскресеньям стоял у алтаря Свято-Никольского храма в маленьком городке Ворсовка северо-центральной части Украины.

Все изменилось в начале января, вскоре после того, как Украинская православная церковь официально отделилась от Русской православной церкви, что ознаменовало один из крупнейших расколов в христианской истории.

Именно тогда сельские верующие провели голосование, чтобы решить, должна ли их церковь по-прежнему принадлежать к пастве УПЦ Московского патриархата или присоединиться к вновь созданной украинской церкви, ПЦУ. Они выбрали второе, и при этом решили еще и заменить своего священника, — который выступал за то, чтобы и дальше оставаться в ведении Московского патриархата.

После православной рождественской службы отца Василия в церковь больше не пускали, и вскоре на его место назначили священника из соседней церкви. Закон, подписанный президентом Украины Петром Порошенко, позволяет церкви сменить свою принадлежность путем голосования при согласии двух третей прихожан.

«У меня был нервный срыв», — сказал отец Василий, опустив голову на руки, в своем недавнем интервью изданию «Политико» (Politico) в один из субботних снежных дней.

Изгнанный священник был не единственным, кто был недоволен этим переходом в другую церковь. В следующее воскресенье прихожане и священники УПЦ Московского патриархата из соседнего городка Малин приехали в Ворсовку, чтобы выступить против решения местных верующих. Начавшаяся под золотыми церковными куполами словесная перепалка переросла в драку, и вскоре прибыла полиция.

Разразившийся на религиозной почве конфликт в этом тихом селе с населением 374 человека превратил его в горячую точку в результате поляризованной религиозной борьбы (провоцируемой напряженностью сегодняшней геополитической обстановки), которая чревата серьезным расколом в приходах по всей стране.

Это также свидетельствует о том, что перед сторонниками ПЦУ стоит непростая задача, — как убедить православные приходы, относящиеся к Московскому патриархату, разорвать связи с Москвой?

Церкви разные — корни одни

Украинская православная церковь стремилась к независимости веками — почти с того момента, как в 1686 году она попала под контроль Русской православной церкви.

После распада Советского Союза в 1991 году из Московского патриархата вышли две отколовшиеся украинские церкви. На протяжении почти 30 лет эти две церкви — Украинскую автокефальную православную церковь и Украинскую православную церковь Киевского патриархата — православные лидеры Константинополя так полностью и не признавали, и Москва считала их «раскольническими».

Попытки создать официальную независимую украинскую православную церковь «приняли по-настоящему конкретную форму» после аннексии Крыма Россией и ее военного вмешательства на востоке Украины пять лет назад, считает Кристофер Струп (Christopher Stroop), американский ученый, изучающий современную российскую историю и православие.

«Украинцев уже давно раздражает то, что они находятся под каблуком московской церкви, — говорит Струп. — Но до 2014 года не было геополитического импульса, чтобы по-настоящему дать толчок этому движению, и чтобы оно привлекло внимание остального православного мира».

Одна из прихожанок, участвовавшая в организации январского голосования, в результате которого отец Василий был отстранен от службы в церкви в Ворсовке, сказала, что одной из причин, заставивших людей принять решение об отделении от Русской православной церкви, была агрессия России.

Свято-Никольский храм теперь — «украинская церковь для украинцев, — говорит Анджела Данильченко. — А другую контролирует Россия, и она провоцирует войну против нас».

«Армия, язык, вера»

По мере того, как боевые действия между вооруженными силами Украины и поддерживаемыми Кремлем сепаратистами на востоке страны затягиваются, становится все труднее отделить многовековой идеологический конфликт от продолжающегося политического и военного конфликта.

Это стало особенно ощущаться после того, как движение за создание независимой украинской православной церкви привлекло нового могущественного союзника в лице президента Украины Петра Порошенко.

Учитывая, что в преддверии президентских выборов, которые состоятся на Украине в марте, популярность Порошенко резко упала, он, вероятно, увидел в этом возможность вернуть поддержку общественности. Имея независимую церковь, украинцы, наконец, обретут «духовную независимость, которую можно сравнить с политической независимостью» от России, заявил он в декабре.

Президент потратил сотни тысяч долларов своих собственных денег, чтобы установить по всей стране агитационные щиты, пропагандируя новую церковь и свою избирательную платформу, в центре которой — «армия, язык, вера».

Когда в начале января был подписан религиозный указ о признании независимой украинской церкви, известный как Томос, Порошенко начал ездить по стране вместе с избранным главой ПЦУ, 40-летним митрополитом Епифанием, бывшим епископом. Украинцы назвали эти поездки «Томос-туром». Судя по всем независимым опросам, проводившимся с тех пор на Украине, это, видимо, и помогло поднять рейтинги действующего президента.

Политизация крайне напряженных споров раздражает не только оппонентов из церквей, связанных с Москвой, но и украинцев, которые поддерживают ПЦУ.

«Порошенко эксплуатирует Томос совершенно безбожно, сделав из независимости [украинской] церкви декорацию своей предвыборной агитации», — написала в прошлом месяце в Фейсбуке вице-спикер украинского парламента Оксана Сыроид.

Порошенко также заявил, что независимая украинская церковь — это вопрос национальной безопасности, утверждая, что РПЦ открыто поддержала военное вмешательство Кремля на Украине и распространяла пропаганду, направленную на дискредитацию правительства в Киеве.

Постепенный переход

Новый закон, как и ожидалось, привел в ярость политических и религиозных лидеров России, которые оказали огромное давление на патриарха Варфоломея, архиепископа Константинопольского и духовного лидера православных верующих во всем мире, пытаясь убедить его не допустить раскола.

Создание независимой украинской церкви «может превратиться в тяжелый спор, если не кровопролитие», заявил президент России Владимир Путин, выступая на ежегодной пресс-конференции, проводимой в конце года в Москве.

«Мы являемся свидетелями беззаконного вмешательства во внутреннюю жизнь Украинской православной церкви, грубого, антиканонического вторжения в ее пределы», — заявил глава РПЦ патриарх Московский и всея Руси Кирилл после январской церемонии, которая усилила раскол.

Выступая вместе с Кириллом на состоявшемся в Москве в прошлом месяце торжественном мероприятии РПЦ, Путин особо подчеркнул, что Россия «оставляет за собой право реагировать и делать все для защиты прав человека, в том числе и на свободу вероисповедания». На эту неприкрытую угрозу отреагировали киевские власти, которые напомнили, что российский лидер оправдывал аннексию Крыма в 2014 году и поддержку пророссийских сепаратистов в том же году защитой русскоязычного населения.

В декабре Василий Грицак, руководитель главной спецслужбы Украины, известной как СБУ, предупредил, что Кремль скорее всего использует религиозную борьбу как «повод для открытого военного вторжения вооруженных сил Российской Федерации в нашу страну». Он также заявил на прошлой неделе, что СБУ располагает разведданными о том, что российские спецслужбы планируют нападение на 20 церквей Московского патриархата с целью обострения напряженности в преддверии намеченных на март президентских выборов на Украине.

В политическом плане церковный раскол наносит Москве серьезный удар, учитывая ее исторические притязания на Киев и экспансионистские амбиции Путина. РПЦ и ее Московский патриархат в Москве уже давно претендуют на исключительную юрисдикцию над православными церквями Украины.

Русская православная церковь сейчас теряет от 30% до 40% своих прихожан, число которых составляет около 150 миллионов, а также церковную собственность стоимостью в несколько миллионов долларов.

«Предательство»

По данным Религиозно-информационной службы Украины, с января на Украине из РПЦ в ПЦУ перешло более 300 приходов. Свято-Никольский храм в Ворсовке, где отец Василий лишился прихода, был одним из примерно десятка таких церквей в Житомирской области.

Переход в ПЦУ является «важным событием», говорит Струп. Переходя в новую украинскую церковь, прихожане «говорят, что мы полностью отказываемся от вмешательства Москвы во внутренние дела».

Но понимание этого приходит не сразу. Сейчас Свято-Никольская церковь — это, по сути, конфессиональный остров, окруженный приходами, которые пока не хотят или не решаются отвернуться от Москвы.

«Мы, слава Богу, по-прежнему являемся церковью Московского патриархата», — сказал в интервью в прошлом месяце отец Леонет (так в тексте — прим. ред.) из церкви Александра Невского, расположенной в Красноборке в 20 минутах езды к югу.

Его прихожане «будут и дальше исповедовать нашу веру и твердо стоять на своем, как это делали наши деды и прадеды», сказал он, обращаясь к родственникам и друзьям умершего, собравшимися в церкви перед похоронами.

«Зачем создавать на Украине еще одну, с позволения сказать, церковь, если уже есть каноническая церковь?», — задается вопросом отец Артемий из Покровского храма, расположенного в Малине, по соседству с Ворсовкой.

Представители духовенства УПЦ Московского патриархата, такие как архиепископ Климент, считают, что обострение конфликта на религиозной почве вызвано влиянием СБУ Украины.

Религиозные лидеры УПЦ Московского патриархата спешат указать на то, что те приблизительно 300 церквей, которые перешли в ПЦУ в прошлом месяце, — лишь капля в море, учитывая, что 12-14 тысяч имеющихся на Украине православных церквей по-прежнему принадлежат Московскому патриархату.

«Это менее 1% наших церквей», — сказал архиепископ Климент, убежденный противник ПЦУ и представитель духовенства Московского патриархата, в интервью, данном на территории Киево-Печерской лавры, популярной у православных святыни, где в лабиринте подземных пещер покоятся мощи монахов.

«Переход в другую церковь — это предательство», — добавил он.

Около пяти тысяч приходов, которые ранее принадлежали двум неофициальным украинским церквям (Украинской автокефальной православной Церкви и Украинской православной церкви Киевского патриархата), также перешли в состав новой независимой церкви, ПЦУ. Большинство из них расположены в преимущественно проевропейских западных и центральных областях Украины. А Московский патриархат наибольшим влиянием пользуется на востоке и юге страны.

За период с декабря прошлого года агенты СБУ в рамках расследования дел об «измене», «разжигания религиозной ненависти» и хищения государственного имущества допросили не менее десятка священников и провели обыски в их домах и церковных помещениях.

Среди допрошенных и обвиняемых в действиях «в пользу» России по дестабилизации обстановки на Украине был митрополит Павел, наместник Киево-Печерской лавры. В СБУ утверждают, что из Лавры исчезли ценные иконы, и в прошлом месяце было возбуждено уголовное дело. Митрополит Павел и священнослужители Лавры все обвинения опровергают.

В церквях Московского патриархата на севере и западе страны СБУ допрашивала священников после того, как ее сотрудниками были обнаружены экземпляры брошюры, выпущенной организацией под названием «Лига в защиту православия», которая отвергает ПЦУ.

В ответ СБУ выпустила собственную брошюру, в которой подчеркивается, что она называет «террористической деятельностью российских спецслужб на Украине и использованием Кремлем религиозных структур Московского Патриархата в гибридной войне».

«Интересно, что эти методы советской эпохи используются против нас государством, которое якобы идет по европейскому и демократическому пути», — сказал архиепископ Климент о действиях СБУ.

Первые шаги новой церкви

В Ворсовке прихожане новой украинской церкви настойчиво заявляют о том, что их решение о выходе из УПЦ Московского патриархата не было результатом влияния извне.

В прошлом месяце морозным воскресным днем Зоя Хрущевская, назначенная приходским смотрителем ворсовской 150-летней церкви, открыла деревянную дверь, чтобы впустить пришедших прихожан, которых собралось человек 20.

Их выбор никак на связан с СБУ, заявили Хрущевская и две пожилые прихожанки, Антонина Михайловна и Антонина Николаевна, попросившие называть их не по фамилии, а по имени отчеству.

По словам женщин, из соседнего Малина приезжали члены праворадикальной националистической партии «Свобода», чтобы поддержать их в голосовании за независимость. Но, как они заявили, никого голосовать не принуждали.

«Мы просто спросили: „Кто из вас за переход нашей церкви в ПЦУ?"», — говорит Антонина Михайловна, рассказывая о том, как в январе в здании местного дворца культуры, расположенного по соседству со Свято-Никольской церковью, проходило голосование. Люди подняли руки, и вопрос был решен.

Против перехода в ПЦУ выступили всего четыре человека, потому что «у них есть дети, которые живут в России, и они не хотят духовного разрыва с ними», добавила она.

Разумеется, против перехода проголосовал и отец Василий. И хотя это событие повергло его в депрессию, он сказал, что не держит зла на прихожан.

«Иисус Христос говорил, что нужно молиться даже за своих врагов», — сказал он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.