Около полуночи Джош Коули (Josh Coaly) получил зловещее СМС-сообщение из гриль-бара «Граница». Там произошло массовое убийство. 27-летний Коули немедленно начал искать имена людей, которые могли быть в этом баре. По его словам, в этом заведении есть открытый танцпол и бильярдные столы на возвышении.

Он много раз бывал там со своими друзьями. Тот человек, который прислал ему СМС, в прошлом году был в Лас-Вегасе как раз в том момент, когда стрелок Стивен Пэддок (Stephen Paddock) на фестивале музыки «кантри» убил 58 и ранил несколько сотен человек. По словам Коули, он беседовал с этим своим знакомым, и тот сказал, что поехал в Лас-Вегас вместе с отцом, что с ним все в порядке, и что он пытается помочь другим людям.

«Я приехал сюда посмотреть, могу ли я чем-нибудь помочь», — сказал Коули, стоя на тротуаре и наблюдая за развитием событий.

Очевидцы говорят, что когда началась стрельба, в баре было несколько сотен человек. 19-летняя свидетельница Тейлор Уиттлер (Teylor Whittler) рассказала, что пришла туда праздновать день рождения своей подруги. Услышав выстрелы, она сначала подумала, что это петарды. Затем девушка увидела человека с пистолетом. По ее словам, в ее компании было 11 человек.

«Половину из них мы пока так и не нашли», — заявила она.

На помощь Уиттлер приехал ее отец. По его словам, ему позвонили в двадцать минут двенадцатого с незнакомого номера. Звонила дочь. «Здесь стрельба. Со мной все в порядке. Я прячусь на холмах», — сказал она.

«Я быстро оделся и через 10 минут уже был там, — сказал Крис Валенцано (Chris Valenzano). — Главное чувство у меня это злость. Это случилось так близко к нашему дому, от этого определенно очень больно».

По его словам, полицейские забрали рубашку его дочери, когда та выбежала из бара, потому что она была в крови. «Тейлор понятия не имеет, чья это кровь», — сказал Валенцано.

20-летний Мэтью Веннерстрем (Matthew Wennerstrom) был завсегдатаем этого бара, как и многие другие. В среду он пришел туда без пятнадцати одиннадцать, заплатил семь долларов за вход, и ему на обе руки поставили отметку в виде креста, показывающую, что юноше нет 21 года.

В баре было много студентов, пришедших на вечеринку, среди которых Веннерстрем увидел немало друзей и знакомых. Не прошло и часа, как он услышал звуки выстрелов, заглушившие громкую музыку.

«Эти выстрелы, их ни с чем не спутаешь», — сказал юноша. Он был внизу и хорошо видел стрелявшего, в руках у которого был пистолет. Стрелок находился в 10 метрах от него. Веннерстрем сказал, что он был высокий.

Юноша заявил, что этот человек открыл огонь по людям, стоявшим у стойки бара. Он затолкал под бильярдный стол столько людей, сколько смог. Посетители бара помогали друг другу выбраться наружу. Услышав, что выстрелы не прекращаются, Веннерстрем вместе с другими людьми бросился к окнам бара.

«Я думал только о том, какой я беспомощный», — сказал он.

Люди разбивали оконные стекла барными стульями и убегали прочь. Снова зазвучали выстрелы, и Веннерстрем выпрыгнул из окна. Выбравшись наружу и добежав до заправки, он сказал другим людям укрыться за стеной. Он увидел, как мужчины несли истекающего кровью человека.

Веннерстрем сказал, что когда ему исполнится 21 год, он получит разрешение на ношение оружия. «Мне это нужно для того, чтобы защитить своих друзей и семью от такого рода случаев, — заявил он, стоя в предрассветной темноте на дороге и тяжело дыша. — Я думаю, что этот случай далеко не последний».

Он позвонил матери и попытался убедить ее, что находится в полной безопасности. «В баре была стрельба, но со мной все в порядке, — сказал он ей. — У меня ни царапины. Мы вытащили столько людей, сколько смогли».

Люди искали вдоль дороги своих близких, и машины проезжали там с большим трудом. «Здесь мой сын, я должна найти своего сына», — кричала одна женщина, быстро идя по дороге, пока ее не остановил помощник шерифа.

19-летняя Эрика Сигман (Erika Sigman) тоже сказала, что слышала какие-то хлопки и поняла, что это не музыка. Она услышала, как люди говорят ей лечь на землю, и немедленно опустилась вместе с друзьями на пол, спрятавшись под барными стульями. Один знакомый предупредил ее, что сейчас взорвется нечто похожее на дымовую шашку. Потом девушка вместе с остальными людьми побежала прочь.

Пока стрелок перезаряжал оружие, одна студентка выбежала через входную дверь бара и добралась до парковки, где стояла ее машина. Она спряталась за автомобилями вместе с незнакомыми ей людьми. «Мы боялись, что он придет на парковку. И что тогда?— сказала девушка дрожащим голосом. — Наконец появилась полиция. Через парковку к нам подбежал полицейский и сказал, что делать дальше. Тот человек все еще стрелял». Вскоре после этого Сигман увидела двоих знакомых. Она также увидела, как третьего ее знакомого выносит наружу «один замечательный человек». «Мы все в порядке, если не считать мелких царапин и синяков», — сказала девушка.

«Это спокойное и безопасное место. Родители всегда меня сюда отпускали. Место проверенное, — добавила она. — То, что здесь произошло, очень и очень страшно. Это совершенно неожиданно для Таузенд-Окс».

Саванна Стафсет (Savannah Stafseth) стояла снаружи и плакала. Она была на террасе, когда началась стрельба. «Сегодня студенческая вечеринка, и народу очень много», — сказала она. Девушка услышала крики: «Ложитесь, ложитесь». «Все произошло так быстро, так громко. Один выстрел за другим», — рассказала она. Один человек помог ей выбраться через окно. У нее появилось несколько порезов на руке.

«У меня нет слов. Это же наши люди. Это несправедливо, просто несправедливо, — повторяла Стафсет. — Все эти люди из нашего городка. Это несправедливо».

Нелли Вонг (Nellie Wong) отмечала свой день рождения. 21-летняя девушка перед походом в бар надела коричневые ковбойские сапоги и джинсовую куртку. Она упала, когда пыталась спрятаться, и поцарапала колени. Когда зазвучали выстрелы, девушка сидела за столом. Вонг схватила куртку, побежала, споткнулась и спряталась возле барной стойки.

Она увидела дым. Потом заметила стрелявшего, который, по ее словам, был одет в черную толстовку с капюшоном, черную рубашку, черные брюки и черный шарф, которым он закрыл свое лицо.

«Слава богу, он меня не заметил. Я немедленно замерла и затаила дыхание, — сказал Вонг. — Сердце у меня билось изо всех сил».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.