Этим летом внимание всего мира было приковано к России, где проходил Чемпионат мира по футболу, и, по мнению Ольги Кирачевой и Вероники Никульшиной, это был самый подходящий момент для проведения публичного протеста против незаконных арестов и полицейского насилия в стране. Вместе с двумя другими участниками российской группы панк-активистов «Пусси Райот» (Pussy Riot) девушки выбрали самую большую сцену — финальный матч между сборными Хорватии и Франции, результатов которого все с таким нетерпением ждали.

Кадры, на которых 31-летняя Кирачева и 21-летняя Никульшина, одетые в полицейскую форму, штурмуют футбольное поле и «дают пять» звезде футбола Килиану Мбаппе (Kylian Mbappé), взорвали интернет. Правда, приостановка игры вызвала гнев других футболистов, болельщиков во всем мире, а также российских властей, которые сразу же арестовали всех четверых активистов на 15 суток. Но акция привлекла внимание к требованиям «Пусси Райот», которые были обнародованы в интернете в виде манифеста, призывающего российские власти допустить политическую конкуренцию, освободить политзаключенных и прекратить незаконные аресты на политических митингах.

Это не первая акция «Пусси Райот», которая была устроена для привлечения международного внимания и которая привела к аресту активистов группы. В 2012 году участницы группы выступили с протестом в самом большом соборе Москвы, в результате чего две активистки были приговорены к двум годам лишения свободы. Журналисты «Тайм» (Time) встретились с Киричевой и Никульшиной, которых зовут Оля и Ника, в Гонконге, в отеле Eaton HK, когда те готовились к выступлению на мероприятии представителей ЛГБТ+ «Мили любви» (Miles of Love). Они обсудили роль искусства в протестном движении, недавнее предположительное отравление участника «Пусси Райот» Петра Верзилова и жизнь в России при Владимире Путине.

— Как изменились проблемы, с которыми вы сталкивались со времени основания группы в 2011 году?

Никульшина: «Взаимодействие между властью и политическими активистами — это своего рода игра. Что-то делаете вы, что-то делают власти — это как игра в шахматы. Для меня каждая игра имеет смысл, если она честная. Но, как мы знаем, наблюдая такие явления, как необоснованное задержание и отравления, мы можем с уверенностью сказать, что власти использует нечестные методы. Для меня это самая большая проблема».

Кирачева: «Иногда очень сложно оказаться внутри этой нечестной игры. У нас была надежда и в 2011 году, и в начале 2012 года, так как было много политических протестов. Мы действительно чувствовали, что есть масса людей, которые вместе выступают против несправедливых выборов, но сейчас [политическая обстановка] становится все хуже и хуже».

— Что бы вы назвали главными победами и успехами «Пусси Райот»?

Н.: «Я думаю, что главным успехом группы „Пусси Райот" является то, что она существует. Что бы ни происходило, она все равно существует. Мы прошли через все это дерьмо, и то, что мы все еще существуем и все еще боремся — для меня это самый большой успех».

K.: «Я бы сказала, что действительно здорово, что люди начали говорить и обсуждать [после некоторых акций „Пусси Райот"]. Главная цель искусства — заставить людей думать».

— Каково относительное значение музыки и искусства в вашей деятельности?

Н.: «„Пусси Райот" — это не только музыка. Мы, прежде всего, политические активисты, и я, в первую очередь, человек искусства. Будь то пение, актерство, или бег по футбольному полю — не важно, что — дело не в музыке. Речь идет об искусстве, о той идее, которую мы хотим донести до мира. Это очень большая команда энтузиастов, энергичных людей, людей-борцов. Мы делаем все возможное при политическом режиме в России, мы находим, как лучше всего повлиять на то, что происходит в России, выбираем лучшую арену, чтобы показать, что происходит в России».

— Этим летом, когда вы выбежали на поле во время финального матча Кубка мира, о вас двоих сообщали в международных СМИ, вы привлекли внимание международной общественности. Какова была ваша главная цель протеста, и как вы его планировали?

Н.: «Мы это сделали по причинам, изложенным в нашем манифесте, например, желание освободить политических активистов. Этим летом Чемпионат мира по футболу был самым подходящим местом, чтобы привлечь внимание. Я горжусь тем, как быстро мы подготовили акцию, потому что у нас было мало времени и условия были сложные — там [на стадионе] присутствовали 12 глав правительств, и уровень безопасности действительно должен был быть очень высоким».

К.: «Мы были очень хорошо подготовлены — мы ожидали, что будет много трудностей, и боялись, что нас остановят. Мы обдумали много разных ситуаций».

— Как вы себя чувствовали, когда привлекли к себе внимание всего мира? Как вы считаете, своим протестом вы добились того, чего хотели?

К.: «Это было чувство полнейшего счастья, которое длилось секунд 30-40. Я просто старалась бежать, но я думала, ура, у нас получилось!».

Н.: «Когда я бежала по футбольному полю, это, наверное, был один из лучших моментов в моей жизни. Когда я вышла на поле и подняла глаза, небо было темным, и начался дождь. В тот момент я поняла, что мы делаем невозможное на финале Чемпионата мира по футболу, когда на трибунах сидят так много людей и смотрят на нас, особенно Владимир Путин. Это было потрясающе. Ну а добились ли мы того, чего хотели, если вы спрашиваете, выполнило ли правительство все то, чего мы требовали, то, конечно, нет. К сожалению, это так не работает. Но одна из главных целей таких акций — привлечь к себе много внимания. Я считаю, что это у нас очень хорошо получилось, потому что во время Чемпионата мира в Россию приехало много иностранцев, и они думали, как это все здорово, какие чудесные и приветливые полицейские. На самом же деле, это не так.

Для футбольных болельщиков, которые говорят, что мы испортили поле и испортили игру, может, это и плохо. Но для нас совершенно неправильно отделять политику от ФИФА и финала чемпионата мира. Все дело в политике, все дело в стране. Если бы мы не остановили игру, это не было бы понятно. Мы очень хотели показать людям, что вы можете жить своей жизнью, или вы можете играть в свою собственную игру, и в любой момент и без всякой причины полиция просто разрушит вашу жизнь и сделает все, что она хочет — как мы сделали на поле».

— Не могли бы вы рассказать нам о том, что вы пережили во время ареста после этой акции?

К.: «Меня и раньше несколько раз задерживали, но всего на несколько часов. В следственном изоляторе я оказалась впервые, и провести ночь в полицейском участке очень тяжело. Нас опять арестовали — сразу же после выхода из изолятора, и это было действительно ужасно, потому что мы вообще не знали, что происходит».

Н.: «Было очень трудно справиться с этим психологически, потому что через 15 дней ты просто ждешь того момента, когда выйдешь, и окажешься на свободе. Ты считаешь секунды до того момента, когда выйдешь наружу. В тот момент мне показалось, что эта какое-то неприятное воспоминание, и я подумала, могут ли они сделать это опять через 15 дней, и опять, и опять. Потому что иногда в России такое бывает».

— В сентябре участник «Пусси Райот» Петр Верзилов был доставлен в больницу в критическом состоянии. В берлинской клинике «Шарите» (Charite Hospital), где проходил лечение Верзилов, сказали, что «весьма вероятно», что он был отравлен токсином, который повлиял на нервную систему. Что именно произошло, почему, по вашему мнению, это произошло, и что известно о его нынешнем состоянии?

Н.: «11 сентября его отравили. Он потерял способность двигаться, говорить, видеть. Его госпитализировали, а затем мы переехали с ним в Берлин, где какое-то время он находился без сознания. Мы очень боялись, что он больше не будет тем самым Петром, что раньше. Сейчас у него все еще есть кое-какие проблемы, но после всего, что произошло, он в нормальном состоянии.

Мне ясно, что он был отравлен российскими властями за всю ту деятельность, которую осуществляем мы, за ту деятельность, которую ведет сам и с „Медиазоной" [российским альтернативным СМИ, основанным участницами „Пусси Райот" Марией Алехиной и Надеждой Толоконниковой, где Верзилов работает редактором], и за расследование в отношении Центральноафриканской Республики (ЦАР). Это тоже нечестные игры: если кто-то делает что-то, что вам не нравится, вы не можете просто убить его, но именно это чуть не произошло. Но Петр сейчас настроен оптимистически и с нетерпением ждет возвращения в Россию, чтобы просто продолжить свою работу».

— Вы сказали о расследовании в отношении ЦАР. В августе туда поехали три российских журналиста, чтобы расследовать деятельность российских военных наемников, и были убиты. Как сейчас обстоят дела с этим расследованием?

Н.: «Он наверняка собирается продолжить это расследование. Это расследование для него было делом личным — один из убитых там журналистов, Александр, был близким другом Петра. Я точно знаю, что он будет продолжать бороться за это расследование».

— Что, по вашему, люди должны знать и понимать о жизни и политической обстановке в сегодняшней путинской России?

Н.: «Хочу сказать, что это не путинская Россия — это наша Россия, это страна всех людей, которые там живут, которые хотят, чтобы там было лучше. Так что все должны бороться, и это единственное, что все мы можем сделать, потому что никто не живет вне политики».

— В своих предыдущих песнях «Пусси Райот» выступала против президента Трампа. Как вы думаете, есть ли сходство между президентом Трампом и Владимиром Путиным?

Н.: «Путин и Трамп — они оба являются проблемой для…»

K.: «… мира!»

«Да, а еще люди избрали Трампа на самом деле, а Путина — нет, поскольку все знают, что выборы в России нечестные. Я не верила, что Трамп может стать президентом, но то, что он — глава правительства, это своего рода клоунское шоу. В каком-то смысле они похожи. Трамп пытается разлучить людей и пытается создать границы. Вся Россия — это границы, и демократическое сообщество таким быть не может».

— Что дает вам надежду на будущее, несмотря на эти трудности?

Н.: «Все, что мы делаем, связано с панком, и я очень люблю панк. И все, что происходит — несмотря на некоторые ужасные вещи — это большая вечеринка. И это вселяет в нас большие надежды».

К.: «Очень понятные ценности свободы, любви и чувства международной солидарности. Я просто верю в молодое поколение в России, США, Гонконге и других странах, и я действительно верю, что эти молодые люди каким-то образом связаны во всем мире».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.