Как правило, политики, пресса и большинство простых граждан реагируют на происходящее в мире только в момент серьезного конфликта. Даже когда все догадываются о назревающей проблеме, приоритет отдается внутренней политической борьбе или футболу. Вот почему не стоит удивляться, что по воле большинства избирателей президентами становятся политики, подобные Дональду Трампу или Жаиру Болсонару (Jair Bolsonaro).

Между тем подобного рода «сюрпризы» происходят не только в политике, но и во многих других сферах, включая религию. Все уже привыкли к идее о том, что по религиозным мотивам убивают друг друга мусульмане. Но войны между христианами в двадцать первом веке? Как это возможно? Это же чистой воды Средневековье, возразят многие. Но это далеко не так: война между православными христианами уже началась и не где-то на другом конце планеты, а прямо по соседству, в Восточной Европе, и ее последствия могут затронуть Португалию.

Русская православная церковь решила порвать отношения с патриархом Варфоломеем, главой Константинопольской православной церкви, который традиционно считается самой важной фигурой в православном христианстве (хотя по своим полномочиям не идет в сравнение с епископом Рима в Католической церкви). Решение принято из-за того, что Варфоломей решил даровать автокефалию (автономию) Украинской православной церкви, тем самым нанеся серьезный удар по вотчине Русского православного патриарха. Русская православная церковь не преминула осудить это решение, она запретила своим членам участвовать в религиозных церемониях, которые проводятся вместе с православными, находящимися в подчинении у Константинопольского патриарха, а также ходить в их храмы, в частности посещать Афонский монастырь в Греции, который пользуется большой популярностью среди русских.

Митрополит Иларион, председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, несколько недель назад приезжавший в Португалию с визитом, уже назвал этот конфликт более серьезным, чем раскол 1054 года, приведший к разделению православных и католиков.

В настоящее время на территории Украины существуют три православные церкви (одна находится в ведении Киевского патриархата, другая имеет статус автокефальной, а третья относится к Московскому патриархату), и первые две станут основой для формирования новой независимой Украинской православной церкви. И тут возникает одна из основных проблем: каким образом распределятся между разными церквями православные храмы. Московский патриархат опасается, что «автокефальные церкви» начнут насильственным путем занимать храмы, которые, по его мнению, им не принадлежат, и утверждает, что подобные попытки уже предпринимались. Одно из главных сражений развернется за Киево-Печерскую Лавру, особо почитаемую среди православных христиан Восточной Европы.

Идеальным решением было бы дать право выбора самим священникам и прихожанам, однако в стране, раздираемой военным конфликтом с Россией, претворить его в жизнь крайне сложно. Некоторые члены Украинской православной церкви Московского патриархата уже объявили о своем переходе на другую сторону — к примеру, об этом заявил известный митрополит (архиепископ) Александр. А каким будет решение верующих и священников, служащих в приходах этой митрополии? Вряд ли все последуют его примеру, и, вдобавок к политической, экономической и горячей войне между Россией и Украиной, мы рискуем получить войну религиозную.

Русская православная церковь не хочет потерять одну из своих наиболее многочисленных паств (по приблизительным оценкам, она насчитывает около 15 миллионов при том, что общее число верующих составляет 180 миллионов). Кроме того, это разделение серьезно нарушит планы Московского патриархата стать главным центром православия в мире, ведь примеру Украины могут последовать православные церкви Молдавии и Латвии.

Разумеется, апологеты кремлевской политики и союза, заключенного в путинской России между государством и церковью, обвинили в разделении православной церкви не только украинских «нацистов» и «крайне правые» силы, но и Соединенные Штаты и Канаду.

Ни для кого не секрет, что ультраправые на Украине пытаются использовать этот раскол, доводя до крайности пути и средства решения проблемы, а именно — захват храмов. Верно и то, что основную поддержку паствы патриарх Варфоломей получает из Соединенных Штатов и Канады — стран, где украинская диаспора пользуется существенным влиянием. Нынешнее руководство Соединенных Штатов не скрывает своего желания заполучить себе сильного союзника у самых границ России.

Однако Московский патриархат, похоже, считает, что у украинцев короткая память: ведь известно, что Русская православная церковь поддержала вторжение в Крым и Восточную Украину, пророссийские сепаратисты действуют по ее благословению, и в целом она является одним из каналов агрессивной внешней политики Владимира Путина.

Формирование современного украинского государства — это очень недавнее явление, это процесс, который основывается на антироссийских настроениях и из них черпает силы. То же самое мы наблюдали в Эстонии, Латвии, Литве и ряде других стран советской сферы влияния. Все они боятся, что история повторится.

Владимир Путин не может проиграть раскольникам в этой борьбе за «русский мир». Поэтому стоит ожидать, что доля участия российской политической власти в религиозном конфликте будет только расти. Если учесть, что украинские политические лидеры также не упустят возможности набрать дополнительные очки в преддверии всеобщих выборов на Украине, запланированных на начало 2019 года — а религиозный вопрос станет одним из центральных в политической борьбе — этот конфликт может обернуться для Восточной Европы настоящей катастрофой.

PS. В Португалии существует несколько православных общин и мощная украинская диаспора, вот почему данный конфликт может затронуть и нашу страну.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.