«Либерасьон»: По опросам, лидируют два кандидата. Неожиданности еще возможны?

Фредерик Луо: Нельзя ничего исключать. В 2014 году Аэсиу Невесу (Aécio Nèves) из Бразильской социал-демократической партии удалось пройти во второй тур, хотя опросы предрекали дуэль Дилмы Русеф (Dilma Rousseff) и Марины Силвы (Marina Silva). Поэтому под конец этой непродолжительной и неспокойной кампании мы не застрахованы от новых потрясений, пусть даже безопасность кандидатов теперь лучше обеспечена. Отрыв Болсонару и Аддада от преследователей растет, но не будем забывать, что многие избиратели не определились с выбором или же собираются опустить пустой бюллетень.  

— Эти выборы серьезно отличаются от предыдущих?

— Безусловно, потому что кандидат от ультраправых впервые может пройти во второй тур. В 1989 году Лула был ультралевым, а его риторика была направлена против МВФ и Вашингтона, но ему противостоял Фернанду Коллор (Fernando Collor), выходец из традиционной элиты.

— Ультраправые тенденции стали новшеством для бразильской истории?

— Нет, но они проявлялись совершенно иначе. Они просматриваются в период между двумя мировыми войнами и после самоубийства президента Жетулиу Варгаса в 1954 году. Как бы то ни было, здесь никогда не было такого презрения к демократическим правилам, которое демонстрирует Болсонару.

— Складывается впечатление, что Болсонару взялся словно из ниоткуда…

— Радикальные идеи давно присутствуют в бразильской политике, пусть и рассеянным образом. Некоторые депутаты и сенаторы от самых разных партий придерживаются ярко выраженных правых взглядов на вопросы безопасности и общества. Существует в общественном пространстве и несколько очень активных групп: «Свободная Бразилия», «Бунтари онлайн» или «Выйди на улицу», которая устроила массовые демонстрации против Русеф. Все эти силы поддерживают Болсонару.

— Ударившие по всему политическому классу финансовые скандалы стали причиной взлета Болсонару?

— Эти скандалы существовали всегда, хотя операция «Автомойка» и обошла по масштабам все, что было раньше. Отличие в том, что благодаря проведенным левыми реформам у правоохранительных органов появилось больше возможностей для проведения следствия. Сильнее всего на руку ультраправым сыграли не скандалы, а смещение Дилмы Русеф. Болсонару оказал серьезное влияние на общественность, когда посвятил свой голос в поддержку отставки президента памяти полковника Устры, палача времен диктатуры.

— Голосование за Болсонару становится своеобразной местью за левую политику Партии трудящихся?

— До этого реванш был главной силой Партии бразильского демократического движения, которая пошла в наступление на Русеф. Как бы то ни было, ее преемник Мишел Темер демонстрирует исключительно отрицательные результаты, что подталкивает избирателей к еще более радикальному варианту. ПБДД считала, что вытеснить Русеф, а затем и Лулу из гонки будет достаточно для сохранения власти. Это стало большой стратегической ошибкой.

— Что вы думаете об образе «Тропического Трампа», как некоторые называют Болсонару?

— Его модель была бы ближе к филиппинскому лидеру Родриго Дутерте, хотя он, как и президент США, делает ставку на крайнее упрощение и играет на провокации. Кроме того, у Дональда Трампа нет презрения к демократии, которое демонстрирует Болсонару.

— Мобилизация женщин означает пробуждение гражданского общества?

— Левые перешли в сопротивление срезу же после смещения Русеф. Как бы то ни было, мобилизация женщин становится значимым явлением, поскольку Бразилия — мировой лидер по числу убийств женщин, а патриархальная риторика Болсонару означает конец того немногого, что им удалось добиться. В период между двумя турами другие группы будут проводить протесты против угрозы милитаризации общества и ущемления прав меньшинств.

— Может ли Аддад собрать вокруг себя народный электорат Лулы?

— В этом его слабость. Он — адвокат, преподаватель вуза, умный и образованный человек. Поэтому ему будет куда сложнее, чем Луле, если он хочет добиться понимания рабочих и крестьян. Он, кстати говоря, не был первым выбором Лулы, но смог заявить о себе в ходе кампании и найти свое место.

— Что может произойти после второго тура?

— Не исключено, что проигравшие откажутся признавать результаты. Болсонару уже заявил, что не примет ничего, кроме своей победы. Активисты Партии трудящихся в свою очередь считают, что их лишили всего после смещения Русеф и судебного приговора Лулы. 

Фредерик Луо — преподаватель политических наук Брюссельского свободного университета и сотрудник Центра исследований латиноамериканской и карибской политики, анализирует эти необычные выборы

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.