Константинопольский патриарх, который в православном мире считается «первым среди равных», полагает незаконным физическое и духовное подчинение, в котором Московский патриархат уже долгое время держит Киевскую митрополию.

Кремль сколько угодно может твердить о своем неучастии в конфликте между пророссийскими сепаратистами и киевским правительством на востоке Украины, но факты говорят сами за себя: вмешательство продолжается и уже успело перекинуться на религиозное поле.

Православное христианство является для украинцев одним из жизненно важных способов утверждения своей национальной идентичности. Поскольку большинство верующих, в основном в центральной и восточной части страны, относятся к Украинской православной церкви Московского Патриархата, украинские власти уже давно пытаются организовать православную церковь, которая бы не зависела от России.

В 1991 году после распада Советского Союза на Украине с этой целью были созданы две церкви: Украинская автокефальная православная церковь и Украинская православная церковь Киевского патриархата. Однако из-за сильного давления Московского патриархата ни одна из них не была признана Константинопольским патриархом, который отказывался ставить их в один ряд с другими православными церквями.

Константинопольский патриарх считается в православном мире «первым среди равных», однако он не может похвастаться привилегиями папы Римского, например, не имеет прямой административной власти над местными православными церквями. Он — своего рода судья с ограниченными полномочиями.

Пока Варфоломей слепо повиновался Московскому патриархату (читай: Кремлю), с ним обращались как с «братом» и он пользовался полной поддержкой российских гражданских и религиозных властей, но все изменилось после его недавней встречи с патриархом Московским и всея России Кириллом. В ходе этой беседы Варфоломей дал понять, что намерен даровать Украинской православной церкви автокефалию (автономию). Среди приведенных им аргументов следует выделить следующий: Константинополь полагает незаконным физическое и духовное подчинение, в котором Московский патриархат с конца семнадцатого века держит Киевскую митрополию.

Кроме того, Варфоломей утверждает, что «ответственность России за сложившуюся на Украине болезненную ситуацию не позволяет ей решить проблему». Русская православная церковь не скрывает того, что оказывает поддержку экспансионистской внешней политике Кремля, а именно аннексии Крыма и деятельности пророссийских сепаратистов на востоке Украины.

Решение Константинопольского патриарха было крайне негативно воспринято в России. Московский патриархат особенно раздосадовало решение Варфоломея отправить на Украину двух своих эмиссаров из США и Канады, дабы те начали учреждать новую Украинскую автокефальную православную церковь.

Москва через посредство первого заместителя председателя Синодального отдела Московского патриархата Александра Щипкова назвала этот шаг «объявлением религиозной войны», обвинив Варфоломея в «папизме». То обстоятельство, что оба экзарха, назначенные Константинопольским патриархом, являются выходцами из Северной Америки, где существует крупная православная община, по мнению Щипкова, наводит на мысль о том, кто может стоять за этим решением Варфоломея.

Вне зависимости от намерений Константинополя поддержать автономию украинских православных этот процесс обещает быть болезненным и не исключает возможности религиозных столкновений. Украинская православная церковь насчитывает двенадцать тысяч приходов, и, разумеется, Московский Патриархат добровольно от них не откажется. Более того, нужно посмотреть, как будет проходить слияние двух других украинских православных церквей.

Кроме того, на религиозном конфликте могут отразиться царящая на Донбассе политическая и военная нестабильность, а также невозможность предсказать дальнейшие события, особенно после убийства лидера сепаратистов Александра Захарченко.

Украинские политики, в частности президент Петр Порошенко, используют этот конфликт не только для того, чтобы разорвать связывающие Украину и Россию узы, но и для достижения личных политических целей. В марте 2019 года пройдут президентские и парламентские выборы, и этот шаг будет существенным преимуществом в борьбе за голоса.

К тому же религиозный конфликт используется политическим классом для того, чтобы отвлечь внимание избирателей от серьезного экономического, финансового и социального кризиса, который сегодня переживает Украина. Господство олигархов, коррупция и нехватка структурных реформ продолжают способствовать ухудшению уровня жизни населения и эмиграции миллионов украинцев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.