Статья напечатана в газете The New York Times 21 августа 1968 года.

Джонатан Рэндал (Jonathan Randal) специально для The New York Times.

Варшава — Сегодня утром государственное радио сообщило полякам о том, что польские войска вместе с войсками Советского Союза и стран Варшавского договора приняли участие во вторжении в Чехословакию.

В 5 часов утра и снова через полчаса по радио было передано официальное заявление, полностью совпадающее с советским.

Выход утренних газет был задержан, а это свидетельствует о том, что обычные издания получили новость о вторжении слишком поздно.

В пятом часу утра над польской столицей пронеслось большое количество военно-транспортных самолетов, которые взяли курс на юг в направлении Чехословакии. А уже к 6:30 утра у магазинов выстроились длинные очереди поляков. Люди собираются после открытия магазинов закупить основные продукты питания.

Первая реакция на вторжение оказалась неоднозначной, однако многие поляки потрясены. «Будет война?» — спросил один пожилой человек. Другой, направляясь на работу, обмолвился: «Гитлер — ничто по сравнению с этой системой» — и ушел. Однако еще один поляк, водитель такси, не только одобрил линию польской [коммунистической] партии, но и продемонстрировал традиционную враждебность поляков к чехословакам, заметив: «На счет чехов никогда нельзя быть уверенным. Может, здесь и было западное вмешательство — особенно западногерманское — оно за всем этим стояло».

Начиная с прошлой пятницы, никакого скрытого присутствия советских бронетанковых подразделений вблизи города Цешин (Cieszyn), расположенного около чехословацко-польской границы, не наблюдалось. За последний месяц там были размещены без всякой маскировки два полка бронетанковых войск.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.