9 августа 1945 года, 73 года назад, СССР нарушил советско-японский пакт о нейтралитете и напал на Японию. Вторжение на японский Сахалин состоялось 11 августа. Порядка 400 тысяч японцев покинули остров: 15 тысяч человек оказалось в Отару, 1300 человек — в Куттяне, 270 человек — в Кёгоку и так далее. Многие были эвакуированы также и в Сирибэси. Эвакуированные тогда японцы стареют, а их воспоминания постепенно выцветают. Некоторые из них рассказали мне свои истории.

Под дулом автомата

Юкио Катада (Yukio Katada) из Кёгоку, родившийся в Таранае, хорошо помнит, как в течение двух с половиной лет он работал на почте в южной части Сахалина, которая перешла под контроль СССР. «Я думал лишь о том, чтобы спокойно перебраться на Хоккайдо», — говорит он. 15 августа, в день капитуляции, на почту в Таранае, где работал мистер Катада, неожиданно ворвались пятеро советских солдат. Пока солдаты обыскивали почтовое отделение Катада стоял под дулом автомата. Перед сейфом они начали что-то кричать.

«Я не понимал, что они говорят, но подумал, что они требуют, чтобы я открыл сейф. Но это произошло после того, как сбежали ответственные за вклады, у которых был ключ, и начальник отделения. Жестами я объяснил им, что ключа у меня нет». Солдаты погрузили сейф в прицеп и уехали, забрав авторучки и другие ценные вещи.

Маяк Анива, Сахалин

СССР продолжил заниматься грабежом и после 15 августа. К 25 августа был захвачен весь южный Сахалин. После этого было невозможно покинуть остров без разрешения советской стороны. Большинство жителей провели в оккупации более года — до тех пор, пока не началась эвакуация.

Немного выучив русский язык, 14-летний Катада продолжил работать на почте в службе доставки под руководством нового советского начальника. В январе 1948 года по приказу начальника отделения он отправился на лесоповал в Камитаранай, расположенный в 50 километрах от почты. Его работа заключалась в том, чтобы при помощи специального крюка доставлять из леса 7-метровые сосновые бревна, срубленные другими японцами.

«Из-за мороза бревна замерзали, и крюк не цеплялся за бревна. Однажды один японец запряг не ту лошадь, и они упали под откос. Солдаты тут же увели его. Он не вернулся. Лошади были намного важнее людей», — вспоминает Катада.

Ночной огонь корабельной артиллерии

Житель Отару Тэруо Хаяси (Teruo Hayashi), родившийся в Микаса, не может забыть, как в августе 1945 года он попал под огонь корабельной артиллерии. Ему было семь лет. Он и еще 20 человек бежали на юг из поселка, расположенного под Лесогорским.

Они собиралась переночевать под Углегорском, который процветал благодаря добыче угля. Неожиданно появившиеся пять бомбардировщиков сбросили светящие бомбы, и стало светло как днем. Затем загремели корабельные орудия. В море виднелись военные корабли.

«Я быстро лег на землю. Годовалая сестренка плакала на спине у матери, а мать продолжала извиняться перед ней», — говорит Хаяси. Мать прикрыла сестре рот рукой. Она думала, что пилоты могут услышать плач ребенка и начнут стрелять по ним. Один из снарядов разорвался недалеко от Хаяси. Он не помнит, как бежал оттуда. «Возможно, кто-то погиб». Тот страх он не может забыть и сейчас, хотя прошло 73 года.

По данным Всеяпонского общества Сахалина (Токио), советские войска начали атаковать Эсутору 11 августа. 16 августа начались бои на суше. Со стороны Японии погибло много добровольцев. По всей видимости, г-н Хаяси рассказывает именно об этих сражениях.

Катада был эвакуирован из Холмска в Хакодатэ в мае 1948 года; Хаяси — в августе 1947 года. Катада начал работать на почте в Кёгоку, где жили его родственники. Хаяси поступил на работу в Управление развития. Он жил в Микаса и других местах, после чего перебрался в Отару. Эвакуация сахалинских японцев проходила на грани жизни и смерти. Тем не менее в Японии им пришлось начинать нелегкую жизнь с нуля.

Эвакуация

В соответствии с Портсмутским мирным договором 1905 года часть Сахалина южнее пятидесятой параллели северной широты отошла Японии. Японская часть процветала благодаря бумажной промышленности и другим отраслям. После капитуляции было эвакуировано около 400 тысяч японцев. Эвакуация началась в августе 1945 года в такие города, как Хакодатэ, Вакканай и Отару.

Существовали нелегальные маршруты, поэтому точное число эвакуированных японцев неизвестно, однако по информации Музея Отару в период с 1946 по 1949 годы было эвакуировано около 260 тысяч японцев. Число эвакуированных в Сирибэси известно благодаря переписи, проведенной администрациями различных населенных пунктов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.