Уже неделя прошла с момента убийства отца Епифания, епископа и игумена монастыря Святого Макария (Анба Макар) в Египте, однако обстоятельства произошедшего до сих пор остаются в тайне, несмотря на десятки сообщений в СМИ и заявлений со стороны Церкви. Убийство настоятеля монастыря в собственной келье заставляет нас обратиться к давнему конфликту между школой Матты Аль-Мескина (Матфея Бедняка), к которой принадлежал епископ Епифаний, и школой Папы Шенуды III. Этот конфликт начался около 50 лет назад и накалился до такой степени, что обрёл характер идеологической борьбы на высшем уровне внутри Церкви.

 

«Епископ Епифаний ушёл от нас при загадочных обстоятельствах», — так Коптская церковь описала произошедшее событие, которое взбудоражило египетскую общественность и, возможно, весь мир в последние несколько дней, и несмотря на продолжающееся расследование, которое до сих пор не дало результатов, призвало все заинтересованные стороны изучить ситуацию вокруг этого монастыря и раскрыть подробности его конфликта с Церковью и восстания против неё вследствие разногласий по многим вопросам, составляющим основу христианской религии.

Как начался конфликт между Шенудой и Матты Аль-Мескином?

Конфликт между Шенудой и школой Аль-Мескина начался из-за критики и сомнений о достоверности некоторых частей Евангелия от Марка и роли праведных дел в получении дара спасения. Кроме того, школа критиковала некоторые отрывки, содержащиеся в Евангелии от Матфея, а также концепцию единства с другими религиозными общинами, равно как и способы, используемые для достижения этого единства. Все это составляет корень конфликта между двумя школами, одна из которых создала свой оплот в монастыре Святого Макария, где был убит настоятель Епифаний.

Религиозные догмы, исповедуемые школой Матты Аль-Мескина, связаны с древним наследием переведенных с английского историй из жития святых в период раннего христианства. Ее последователи не следуют буквальному прочтению религиозных текстов, как это делают сторонники другой школы, которую возглавлял Папа Шенуда и его преемник, прежде чем стать во главе Церкви. Последние цепляются за традиционные устои Церкви, в которой воспитывались, и рассматривают все остальное как отступление от истинного пути.

Конфликт продолжался в латентной форме, и сегодня позиции сторон препятствуют его завершению. Когда Шенуда возглавил Коптскую церковь, сразу после своей интронизации он запретил изучение идей и работ Матты Аль-Мескина, который оставался в изоляции вследствие этих решений вплоть до своей смерти в 2006 году. Однако его сторонники из числа монахов монастыря Святого Макария не спешат заявить о своём поражении и до сих пор привержены его идеям, как если бы он был все ещё жив. Об этом явлении говорил покойный Папа в своей знаменитой проповеди. Он сказал, что эти монахи преданны покойному настоятелю и не подчиняются ни Папе, ни священному Синоду, ни епископам.

Все без исключения знают, что конфликт между Маттой Аль-Мескином, Папой Шенудой и его школой не был предан забвению, после того как соперник Шенуды взял на себя управление церковными делами вследствие большого столкновения, которое произошло между президентом Анваром Садатом и покойным Папой. Конфликт продолжался почти восемь лет, начиная с событий в 1972 году и заканчивая выступлением Папы против Кемп-Дэвидского соглашения.

Во время знаменитых арестов в 1981 году Садат не забыл Шенуду и приказал немедленно поместить его под домашний арест, в котором патриарх находился в период с 1981 по 1985 годы, пока не был выпущен на свободу бывшим президентом Египта Хосни Мубараком в очевидной попытке получить поддержку последователей Коптской церкви, большинство которых проявили солидарность по отношению к Шенуде в его выступлениях против Садата.

 

Монастырь Святого Макария в Египте

 

Шенуда вернул себе положение в Церкви и не забыл, из-за чего коптская община оказалась под ударом, и что стало причиной окончательного разрыва с Аль-Мескином, который оставался в изоляции вплоть до своей смерти в 2006 году. Несмотря на все это, Шенуда всегда стремился восхвалить Матту Аль-Мескина и считал его праведным монахом, который не осознавал опасность ошибочных богословских утверждений. Однако битва между учениками той и другой школ не завершилась. Так, последователи Шенуды обвинили Аль-Мескина в ереси. Дело дошло до того, что они обвинили его в подстрекательстве президента Садата против Папы и самой Церкви.

Меры и контрмеры

В свою очередь ученики отца Матты Аль-Мескина всегда боролись за то, чтобы защитить честь своего наставника, и предпринимали ответные действия. Их целью был сам глава Церкви — Папа Шенуда, которого они обвинили в дискриминации всех, кто с ним не согласен. Они превратили спор в теологический конфликт, и использовали все своё культурное оружие и изобретательность в прочтении коптских религиозных текстов на языках оригинала в отличие от Шенуды и его сторонников, которые могут читать их только в переводе на другие языки.

С 1985 года Аль-Мескин, который умел вести борьбу с умом и прекрасно понимал, что вступит в войну на выживание, целью которой станет его жизнь, укрылся в монастыре Святого Макария, где начал свою работу. Его целью было добиться интеллектуальной и административной независимости монастыря от Коптской церкви, в чем он добился больших успехов. В последующие годы война приобрела теологический характер: появились десятки книг, написанных представителями двух школ на всех уровнях, проповеди и заявления для средств массовой информации, будь то внутри или за пределами Египта, включая выступления на христианских каналах, которые превращались в дебаты и взаимные обвинения в искажении религии.

На протяжении всей жизни отца Матты Аль-Мескина монастырь Святого Макария оставался источником оппозиции, и после его смерти Церковь приняла ряд мер, чтобы положить конец восстанию монахов этого монастыря. Она приложила большие усилия для того, чтобы вернуть монастырь в лоно Коптской церкви и тем самым покончить с этой ненормальной, по её мнению, ситуацией. Церковь прибегла к силе и угрозам отстранения всех, кто не следует новым инструкциям, поставив их перед выбором между полным повиновением Папе Шенуде или отставкой.

В 2009 году в монастыре Святого Макария впервые повесили изображение покойного Папы. До этого момента отец Матта Аль-Мескин запрещал это делать и действовал очень умно, заявляя, что портрет не повесят, пока не будет доказано, что он нанёс удар изнутри по Коптской церкви в целях становления во главе коптской общины. Вместо портрета Папы он повесил изображение Христа, который согласно религии является великим епископом и главой Церкви.

 

 

Шенуда не прожил долго после смерти Матты Аль-Мескина. Он ушёл из жизни в 2012 году, и его место занял Тавадрос II Патриарх Александрийский, который предпринял несколько попыток добиться общественной симпатии и успокоить монахов монастыря. Хотя они завершились номинальным успехом и монахи его приняли, раскол, который существовал внутри Коптской церкви на протяжении всех этих десятилетий превратил идеи Матты Аль-Мескина в новое религиозное учение, которое нельзя уничтожить, а монастырь Святого Макария в оплот для несогласных, где трижды проходили выборы, на которых победу одержал отец Епифаний, убитый на прошлой неделе.

Согласно утечкам информации, которые произошли в Церкви на тот момент, Папа Тавадрос II был недоволен победившим епископом Епифанием, который победил несмотря на меры, предпринятые до выборов, целью которых было вернуть монастырь в лоно Церкви. Дело в том, что последователи Матты Аль-Мескина вмешались в ход выборов и голосовали за одного из самых выдающихся мыслителей своей школы — епископа Епифания. Папа Тавадрос II не смог ничего сделать и сказал епископу немедленно начать работу по возвращению монастыря и прекращению насильственного конфликта, который продолжался почти полвека.

Никто не знает, как отреагировал настоятель Епифаний на данную рекомендацию, но он стал частью конфликта вокруг желания Церкви восстановить свою власть над монастырем Святого Макария, даже если это не положит конец богословским спорам между ними. Большинство наблюдателей, которые интересуются коптским вопросом в Египте, считают, что нетерпимость, которая свирепствует в монастыре между двумя сторонами конфликта, имеет прямое отношение к убийству епископа Епифания, поскольку лишь он должен был стать жертвой и единственным свидетелем произошедшего. Это подтверждает, что конфликт гораздо глубже, чем мы себе представляли, и когда речь о вероубеждении, слова бессильны и любое средство, с помощью которого можно прекратить конфликт, становится дозволенным и легитимным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.