Не думаю, что нам стоит сомневаться в том, что новая фаза холодной войны между Россией и Западом уже началась. Киаран Мартин (Ciaran Martin), глава Национального центра кибербезопасности при Штабе правительственной связи, утверждает, что Россия является «самым сильным противником [Великобритании] в киберпространстве». В интервью Independent и другим изданиям он сказал, что все атаки, обнаруженные американскими службами безопасности, непосредственным образом коснулись и Соединенного Королевства, включая вмешательства в энергетический сектор.


«Речь идет о непрекращающихся атаках на множество систем на протяжении многих месяцев, и мы считаем, что за ними стоит российское государство, — добавил г-н Мартин. — Целью этих атак может быть кража интеллектуальной собственности, и они могут собирать данные, чтобы использовать их в моменты напряженности. Атакам подвергаются миллионы машин по всему миру, и они пытаются захватить контроль над связью».


Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш (Antonio Guterres) согласен с этим. Недавно он сказал, что действия России указывают на то, что «холодная война вернулась в полном смысле слова». Одним из свидетельств этого стало отравление Сергея и Юлии Скрипаль в Солсбери с применением вещества нервно-паралитического действия. Я бы также включил в этот список заявления России о том, что ее союзник, президент Сирии Башар аль-Асад, не совершал химическую атаку с применением хлор-газа, несмотря на массу доказательств того, что именно его войска сделали это.


Кир Джайлз (Keir Giles), эксперт по информационной войне России в Chatham House, отметил, что границы между российским правительством, российским бизнесом и российским преступным миром размыты. «Суть в том, что Россия не совершила бы эти атаки без ведома российского государства — если оно хотело бы предотвратить их, оно могло это сделать», — сказал он. По словам г-на Джайлза, атаки России стали более дерзкими из-за отсутствия сдерживающих факторов в период правления администрации Барака Обамы. «Какое-то время их не волновало, что их могут назвать источником этой враждебной деятельности, — объяснил он. — Это является еще одним симптомом убежденности России в том, что она находится в состоянии конфликта с Западом во всех сферах, кроме открытых военных столкновений».


Если мы наблюдаем новый виток холодной войны, тогда нам необходимо вернуться на 100 лет назад, в 1919 год, чтобы вспомнить, как она началась. Другими словами, нам необходимо проанализировать ситуацию, сложившуюся спустя два года после того, как русские коммунисты во главе с Лениным захватили власть в стране.


Мы увидим, что одним из первых шагов нового российского правительства стал выход из привычных отношений между европейскими державами. Вместо этого Ленин создал в Москве то, что получило название Третьего интернационала. Его цель заключалась в том, чтобы заменить мировую капиталистическую экономику глобальной коммунистической системой — при помощи силы, если это необходимо.


Новая Россия, которая стала называться Советским Союзом, была чрезвычайно агрессивной. Советский Союз рассматривал только временные перемирия со своими противниками. На протяжении всего своего существования он не вступил ни в один по-настоящему крепкий альянс. Сотрудничество с США и Великобританией в ходе Второй мировой войны не было закреплено ни в одном формальном договоре. С точки зрения русских, тогда полным ходом шло столкновение цивилизаций.


Считается, что холодная война началась в 1947 году, то есть в тот год, когда президент Трумэн пообещал, что США окажут помощь всем странам, которым угрожает советский экспансионизм. В первые два года после окончания Второй мировой войны Советский Союз консолидировал свой контроль над государствами Восточного блока. Под его контроль попали такие страны, как Албания, Болгария, Польша, Румыния, Чехословакия, Венгрия и Восточная Германия, включая Берлин.


Между тем США начали реализацию стратегии глобального сдерживания, направленную против роста советского влияния, увеличили объемы военной и финансовой помощи странам Западной Европы (к примеру, они поддержали антикоммунистическую сторону в греческой гражданской войне) и создали альянс НАТО.


В феврале 1946 года Джордж Кеннан (George F Kennan), американский дипломат и историк, написал из Москвы свое послание, которое позже было названо «Длинной телеграммой». Она помогла сформулировать основные принципы жесткого подхода американского правительства к СССР и стала основой американской стратегии в отношении Советского Союза до конца холодной войны.


В этом документе говорилось, что Советский Союз не рассматривает возможность долгосрочного мирного сосуществования с капиталистическим миром. Неизменной целью Советского Союза было продвижение социалистической идеологии. С точки зрения Советов, капитализм был угрозой для идеалов социализма, и капиталистам нельзя было ни доверять, ни позволять им оказывать влияние на советских людей. Открытый конфликт никогда не считался предпочтительным способом проповеди советской идеологии, но они всегда были готовы извлечь выгоду из «пораженной ткани» в любой точке мира.


В ответ на «Длинную телеграмму» советская сторона выпустила так называемую телеграмму Новикова, отправленную советским послом в США, которую распорядился составить и «соавтором» которой стал министр иностранных дел СССР Молотов. В ней США изображались страной, находящейся под полным контролем капиталистов, которые занимались наращиванием военного потенциала, чтобы подготовить условия для завоевания мирового господства в новой войне. Но уже в 1951 году французский социолог Раймонд Арон (Raymond Aron) суммировал динамику холодной войны: мир невозможен, война маловероятна.


Холодная война завершилась в начале 1990-х годов, но не потому, что противоборствующие стороны достигли какого-то соглашения. Она завершилась, потому что Советский Союз прекратил свое существование. Давление холодной войны оказалось слишком сильным, чтобы советская командная экономика могла его выдержать.


Чтобы понять причины нынешних напряженных отношений России с Западом, стоит еще раз обратиться к упомянутой выше телеграмме Кеннана. Он написал, что Москва всегда ищет возможности для того, чтобы извлечь выгоду из «пораженной ткани» в любой точке мира.


Откуда такая непреходящая враждебность? Как недавно сказал один обозреватель, «Россию в гораздо меньшей степени заботит ее статус государства-изгоя, потому что у нее нет той репутации, которую необходимо поддерживать, она ведет себя скорее как Северная Корея, чем как европейская страна, которой она не так давно притворялась или хотела стать».


В действительности Россия всегда считала, что Запад презирает ее. Все началось еще 400 лет назад с Московии, то есть с Московского государства. Россия казалась Западу не более чем варварской глубинкой, которая если и вызывала какие-то эмоции, то только отвращение, а в целом оставляла Европу равнодушной. Кроме термина «варварская», было еще одно определение, которым характеризовали Россию. Россия, говорили мы, была непоправимо «азиатской».


Варварская периферия да еще и азиатская! Но что наши европейские соседи думали в то время об Англии? Как написал историк из Кембриджа Роберт Тумз (Robert Tombs) в своей восхитительной книге «Англичане и их история» (The English and Their History), это были времена, когда Англия соединяла в себе отсталую военную систему и хронически нищее центральное правительство.


В 18 веке аристократический класс в России уже стал неотличимым по своим манерам и уровню жизни от аристократов Западной Европы. Приезжавшие в Россию западные аристократы испытывали восхищение, однако они не замечали два главных отличия. В России не было третьего сословия или буржуазии — то есть не было среднего класса. Что касается жутких условий, в которых жило крестьянство, то они этого просто не замечали. Кроме того, российское правительство было самым жестоким в Европе.


Как пишет историк Мартин Малиа (Martin Malia), в литературе путешествий, посвященной России во второй половине 18 века, это все же нашло отражение. Она рисует мрачные картины примитивности, едва прикрываемой подобием цивилизованных манер. То, что наблюдатели увидели во второй половине 19 века, оказалось ненамного лучше. Именно тогда впервые возникли классические негативные стереотипы о России. Некоторые из них пришли из отчетов о путешествиях. Маркиз де Кюстин, к примеру, опубликовал свои путевые заметки в 1839 году, описав в них Россию как гигантскую тюрьму, чьи обитатели, преследуемые полицией и шпионами, боялись откровенно говорить друг с другом и даже самостоятельно думать. Россия была слишком «варварской» и «азиатской», чтобы жить в соответствии с идеалами и принципами западной цивилизации. Карл Маркс даже написал, что российская «ориентальная» автократия воспитала в себе такую жажду завоеваний, что ее может удовлетворить только полное уничтожение западной цивилизации.


Я привожу здесь комментарии, сделанные почти 200 лет назад, чтобы подчеркнуть, насколько глубоко укоренилась в России обида на высокомерное отношение Запада к ней. И западная политика по отношению к России должна учитывать этот исторический фактор. Угрозы и санкции Запада не смогут напугать Россию, как мы уже в этом убедились, скорее наоборот. В конце концов, Россия — это самая крупная страна мира по площади территории, а в списке самых населенных стран она занимает девятое место с населением в 144 миллиона человек.


Нам необходимо продемонстрировать наше уважение и найти те сферы, в которых Восток и Запад могут наладить благотворное сотрудничество.