На минувшей неделе многие немецкие СМИ ударились в статистику: опубликованы свежие данные об иностранцах в Германии. Что делать читателю с этими цифрами? Радоваться? Впадать в панику? Искать другой глобус? Или попросту забить на них, посетовав, что нет большей лжи, чем статистика?


Удивительно, но для каждой из названных реакций есть в этих данных вполне справедливый повод. Начнем с главной цифры. Итак, нам официально сообщают, что в Германии сейчас проживают 10,62 миллиона иностранцев. Что составляет почти 13% населения. Давайте я скажу сразу, что эта цифра не имеет ничего общего с реальностью вокруг нас, но при этом, конечно, абсолютно достоверна. Об этом парадоксе чуть позже.


А теперь заглянем в статистические закрома.


Номер один у нас турки, их 1,48 миллиона.


Вторые — поляки, 860 тысяч.


Третьи — сирийцы, 700 тысяч.


Четвертые — итальянцы, 650 тысяч.


Ниже коллеги не опускаются. Но я — человек любопытный и заглянул вглубь.


Румыны — 620 тысяч.


Хорваты — 370 тысяч.

 

Греки — 360 тысяч.

 

Болгары — 310 тысяч.

 

Афганцы — 251 тысяча.

 

Россияне — 250 тысяч.


Да, я догадался: на этом месте читатель статистике верить перестает. Потому что видит и слышит: русской речи в стране гораздо больше, чем турецкой, не говоря уже о других участниках рейтинга.


Здесь-то и проявляются причуды нашей статистики! Дело в том, что аусзидлеров, немцев-переселенцев из России и СССР, статистика иностранцами не считает. А это — самая большая иноязычная группа в стране: 3,2 миллиона человек! Хотя то же всеведущее Ведомство по делам иностранцев (BAMF) утверждает, что с начала приема переселенцев в 1950 году в ФРГ въехали более 4 500 000 немцев-аусзидеров и членов их семей.


Меняют эти цифры картинку? Еще как! Но они далеко не единственные такие.


Есть у нашей толерантной бюрократии определение — MMM. Это не про Мавроди. В раскрытии термин звучит так: Menschen mit Migrationshintergrund. То бишь люди с миграционными корнями. Вот родился человек за границей, как я, пусть он давно с бордовым паспортом и вполне себе бюргер, но он — МММ. И дети мои, выучившиеся здесь и возмужавшие за 27 лет, тоже МММ. Более того, внуки тоже идут под этой аббревиатурой: у них родители родились вне ФРГ. И таких у нас в стране 12,7 миллиона! У 9,6 миллиона — гражданство ФРГ есть, а у 9 миллионов еще нет.


Таким образом иностранцев в Германии отнюдь не 10 миллионов, а целых 18,6! А процент «наших среди нас» не каких-то там 13, а достойных 22,5%.


Вот такая мультинародная наша прекрасная страна, и не надо этого стесняться!


Статистика, она, конечно, коварная и обманчивая, но и доступная ведь тоже. Просто надо знать места, где скрываются самые занятные цифры


Вопрос на засыпку: кем больше других прирастала Германия в 2016/17 году?


Многие на автомате ответят: сирийцами.


Ан нет! Лидеры прироста: румыны и поляки, их добавилось за год соответственно 89 тысячи и 83 тысячи. А вообще за последних 10 лет из новых стран ЕС перебрались в Германию 1,7 миллиона человек.


И если ваши страхи новых беженских волн вслед за новостями уходят корешками на Ближний Восток, то они — фантомны. В конце концов, здешние сирийцы большей частью адаптируются в стране или вернутся со временем на родину. А вот, к примеру, албанцы, если верить статистике и прессе, никогда не сделают ни того, ни другого. А знаете, сколько их уже в Германии? Больше 350 тысяч! Конечно, любой «амт» эту цифру оспорит. Потому что статистика удобно коварна: албанцев из самой Албании к нам переселилось пока всего 55 тысяч. А вот 200 тысяч косовских албанцев албанцами не числятся, а считаются косоварами. Как и 100 тысяч албанцев из Македонии числятся македонцами. Вместе со 180 тысяч выходцами из Боснии-Герцеговины, будь статистика зрячей, они бы составили весомую конкуренцию лидерам рейтинга иностранцев в Германии…


Но наша учетность предпочитает слышать не ушами, а глазами. Поэтому-то «русских» в Германии всего четверть миллиона (да в одном Берлине русскоязычных живет больше!), а украинцев только 138 тысяч.


Но дело, в конце концов, не в капризах и причудах учета. Когда мы приехали сюда, в 1990 году, тех, кого статистика именует иностранцами, было всего 5 миллионов 500 тысяч, вдвое меньше, чем сегодня. А определения МММ вообще не существовало: эта дефиниция появилась лишь в 2005 году.


Словом, нынешняя наша родина это — Германия, которую мы изменили. И какие фобии ни пытались бы нас собой инфицировать, я уверен, что изменили к лучшему.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.