Итак, закончилась зимняя Олимпиада в Пхенчхане. Триумф на ней одержала Норвегия — 14 золотых, 14 серебряных, 11 бронзовых, всего 39 медалей. Измученные астмой норвежские спортсмены продемонстрировали настоящий бойцовский дух, даже геройство и победили злую болезнь!


Скептики скажут: что тут такого, люди ведь ездят на курорты лечиться. Снег, солнце и чистый горный воздух делают чудеса, восстанавливают силы. В особенности, когда на всякий случай с собой вполне легально было взято шесть тысяч доз медикаментов против астмы… Это так, в шутку говоря. Но разве не кажется странным, что Финляндия (население 5,6 миллиона), которая действительно считается такой же спортивной нацией, как и Норвегия (5,4 миллиона), на эти играх завоевала шесть медалей, из них одна золотая? Правда, не было слышно, что кто-то из финнов болеет астмой…


Неожиданные достижения Норвегии свидетельствуют, что, возможно, что-то не в порядке и с допинг-контролем, и с нашим пониманием олимпийских идеалов. В тот момент, когда мы заканчиваем говорить о силе, ловкости, выносливости, красоте и тактичном уме спортсменов и начинаем считать полученные государствами медали, мы предаем и древнегреческие, и восстановленные в 19-м веке олимпийские игры.


Ведь в Олимпийской хартии ясно и четко написано: «Олимпийские игры — это соревнования в индивидуальных и командных видах спорта между атлетами, а не между государствами». К сожалению, сегодня спорт стал средством политической борьбы и наживы. Так можно начать верить прозвучавшей где-то шутке: атлеты в Древней Греции стартовали обнаженными, чтобы невозможно было прикрепить фирменный знак изготовителя спортивной одежды.


Бытует мнение, что в современную эпоху спорт является одним из самых эффективных способов рекламы государств. В свое время так думали руководители Советского Союза и Германской Демократической Республики. На нескольких Олимпийских играх подряд эти страны находились в самом верху медального рейтинга. Нет больше на карте мира ни СССР, ни ГДР. Олимпийские достижения были всего лишь блестящей внешней оболочкой, которые прикрывали прогнившие изнутри системы.


Время все расставляет по своим местам. В том, насколько иллюзорен блеск медалей, и что означает настоящий престиж государства, мы в Латвии могли убедиться совсем недавно. В день, когда латвийские спортсмены завоевали бронзовые медали на олимпийской бобслейной трассе, это событие в наших СМИ и в сознании людей затмили арест руководителя Банка Латвии Илмара Римшевича (Ilmārs Rimšēvičs) и крах банка ABLV.


Населенная двумя миллионами человек Латвия за годы независимости на Олимпийских играх завоевала 27 медалей. Почти столько же, как Индия с населением 1,35 миллиарда человек, у этой большой страны только на одну медаль больше. Разве индийцев это тревожит? Нет! А мы тревожимся. Косвенное подтверждение этого: спортсмены богатой Германии за золотую медаль получат 20 тысяч евро, в то время как атлетам Латвии обещаны премии в размере 142 тысячи евро. Почему спортивные достижения так настойчиво идентифицируются с силой нации? Частично в этом виновато телевидение, которое способно принести соревнования в каждый дом на планете.


Другое объяснение такого явления: спорт — это продолжение войны. Но в западном мире уже более 70 лет не было войны… Еще один парадокс. Те, кто пытаются усмотреть в спорте конкуренцию наций, на самом деле ошибаются. Сколько в сборной Франции по футболу этнических французов? Хорошо, если половина. Аналогично спортивным клубам, государства, включая Латвию, тоже покупают спортсменов. Однако владельцы клубов честнее, они, по меньшей мере, ясно говорят: нас интересует прибыль, а хороший игрок — это деньги.


Прошу извинения у профессиональных спортсменов, но мне кажется, что новый школьный спортзал, стадион или плавательный бассейн ценнее любой олимпийской медали, даже если она самой высокой пробы. Если молодые люди с самого детства будут заниматься пусть не спортом, то, как минимум, физкультурой, будут и ожидаемые медали.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.