Султан Абдул-Хамид II прослыл падишахом, который оставил свой след в истории XIX века в том числе как сторонник дипломатии, вырабатывавшейся не только с политической и военной точек зрения, но и в таких сферах, как культура, архитектура. В период, когда мировая политика переживала чрезвычайно сложные процессы, он принимал меры, направленные на формирование общественного мнения внутри империи, проводил многогранную дипломатию. Тонкая дипломатия применялась не только на территории империи, но и за рубежом. В то время как усиливался акцент на символизме, ритуальности, набирали силу инициативы в таких сферах науки и культуры, как фотография, археологические раскопки, театр. Более того, все это осуществлялось под покровительством султана. Тот факт, что с тех пор сохранились некоторые знаки отличия, показывает, что традиция государственной поддержки, заложенная в период султана Абдул-Хамида II, продолжает активно применяться во многих сферах, прежде всего в сфере искусства.


Книжная дипломатия была одной из визитных карточек султана. В условиях, когда западные академические учреждения использовали знания, которые они производили под влиянием ориенталистской точки зрения, практически как авангард колониальной политики, султан Абдул-Хамид II делал некоторые шаги, которые направляли отношения знания и власти. В этом контексте можно рассматривать и книжную дипломатию. Так, например, известно, что султан отправлял книги в Библиотеку Конгресса США, а также в ведущие академические учреждения Великобритании. (Более подробно об этом вы можете узнать в статье «Книжная дипломатия эпохи Абдул-Хамида II», авторы: Х.Анамерич (H.Anameriç), Ф.Руканджи (F.Rukancı)). Официально зафиксированный факт: за период с момента вступления на трон до 1884 года султан отправил в американскую библиотеку три сундука с 411 книгами, в числе которых были авторские сочинения и переводы. Аналогичным образом приходила литература и из заокеанских учреждений.


Например, в 1885 году из Смитсоновского института, одного из самых респектабельных научно-исследовательских и культурных учреждений Америки, государственной библиотеке империи и султану Абдул-Хамиду II лично было подарено восемь сундуков с книгами.


А в 1886 году султан отправил книги таким ведущим институтам Великобритании, как, прежде всего, Британский музей, Королевское азиатское общество, Бодлианская библиотека, Королевский колледж. Эта книжная дипломатия представляла иное лицо империи, способствовала возникновению истинного представления об османской литературе и научных концепциях за рубежом.


Султан Абдул-Хамид II в отличие от своих предшественников предпринимал усилия внутри страны и за ее пределами в направлении формирования общественного мнения иностранцев. Например, была даже создана специальная площадка, на которой иностранцы могли лучше видеть проходившую по пятницам великолепную церемонию следования султана из Дворца Йылдыз (Yıldız Sarayı) в мечеть Йылдыз (Yıldız Camii). В этот момент в некотором смысле распространялись флюиды султанской власти.


Эти флюиды струились еще дальше и выливались в представительство сильной империи, когда страна принимала участие в зарубежных выставках. Прежде всего следует отметить участие Османской империи во Всемирной Колумбовой выставке, которая проводилась в 1893 году в американском городе Чикаго по случаю 400-й годовщины открытия Америки. На эту выставку султан Абдул-Хамид II отправил фотоработы Абдуллы Бирадерлера (Abdullah Biraderler) и издания, представляющие академическое и литературное наследие империи, с надписью «Европейское государство».


Все эти инициативы свидетельствуют в пользу того, что султан использовал одновременно жесткие и мягкие методы дипломатии, и требуют более подробного анализа историков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.