Белоруссия обновила декрет о «социальном иждивенчестве», приняв новый декрет о «содействии гражданам в трудоустройстве», «стимулировании занятости» и проведении профилактической работы с «асоциальными элементами». Новый декрет дает право местным комиссиям без суда и по своему усмотрению отправлять «асоциальных» граждан в лечебно-трудовые профилактории (ЛТП) сроком до года.


Декрет №1 «О содействии занятости населения», который президент Александр Лукашенко подписал 25 января 2018 года, оказался не новым, а уже известным, но «изложенным в новой редакции» декретом №3 от 2 апреля 2015 года «О предупреждении социального иждивенчества».


А поскольку местным органам власти в декрете №1 отведена роль людей, близких к населению и ответственных за реализацию декрета, провластные кандидаты на местных выборах 18 февраля получили для общения с электоратом тему о том, как они будут трудоустраивать добропорядочных граждан и принуждать к выполнению общественного долга менее добропорядочных.


Официальный телеканал АТН уже назвал декрет «матрицей нового социального договора между государством и гражданами».


Беларусь, возможно, не осознавая этого, признала, что государство эксплуатирует население. Ведь понятие социального договора подразумевает соглашение, достигаемое гражданами по вопросам правил и принципов государственного управления с соответствующим им правовым оформлением. В данном случае новый декрет показывает, что государство фактически бог и царь.


Есть и приятная новость: сборы на финансирование госрасходов, которые уже были уплачены гражданами по декрету № 3, Министерство по налогам и сборам обещало вернуть. Правда, сроки возврата не обозначены, а механизм неясен. Известно только, что желающим нужно будет написать заявление о возврате.


Но в декрете пока нет главного: определения того, кто, собственно, является «незанятым в экономике», а также «порядка отнесения трудоспособных граждан» к этой категории лиц. И то и другое должен определить Совет министров, причем, к 1 апреля 2018 года, что привносит дополнительный смысловой оттенок. Кроме того, в декрете №1 появилась «ресоциализации лиц, ведущих асоциальный образ жизни» — новое понятие, которого не было в старой редакции декрета №3. Ресоциализацию предполагается проводить в лечебно-трудовых профилакториях (ЛТП).


Решение о том, кто ведет образ жизни, достаточно асоциальный, чтобы быть подвергнутым ресоциализации, будут принимать чиновники, входящие в «комиссии по трудоустройству». Декрет №1 легализует деятельность этих комиссий, уже существующих по факту, и расширяет их полномочия, позволяя принимать решения о помещении в ЛТП «асоциальных» лиц. Более того, по причине отсутствия правовой базы, подобные решения будут приниматься по собственному усмотрению чиновников. В настоящее время помимо поиска работы для тех, кто желает ее найти, комиссии составляют списки лиц, по каким-либо причинам не желающих трудоустраиваться официально — потенциальных кандидатов на «ресоциализацию».


При таком подходе очень легко будет признать неудобного властям гражданского активиста лицом, ведущим асоциальный образ жизни, и отправить его без суда в ЛТП. Таким образом, белорусские власти создали механизм внесудебного лишения свободы, причем с подстраховкой на случай скандала, поскольку ответственность легко свалить на местных чиновников.


«Раньше в ЛТП отправлял только суд, и только лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией. И еще тех, кто не возмещал расходы на содержание государством детей, если они несколько раз в году привлекались к административной ответственности. Что теперь? Если буквально понимать декрет, то любого тунеядца исполком сможет отправить в ЛТП сроком до 12 месяцев… Без предупреждения и привлечения к административной ответственности», — пояснил ситуацию юрист Александр Жук на своей странице в «Фейсбуке».


Что касается общей логики обоих вариантов декрета, то она основана на утверждении, что «тунеядцы» не платят налоги. Но 52% доходной части бюджета Беларуси на 2018 год составляет 20-процентный налог на добавленную стоимость, которым облагаются покупки граждан и юридических лиц. Работает гражданин или нет, он становится налогоплательщиком, придя за покупками в магазин.


Вместо ежегодного «сбора на финансирование государственных расходов», прозванного в народе «налогом на тунеядство», декрет ввел «оплату субсидируемых государством услуг по их полной стоимости». Это коснется с 1 января 2019 года всех трудоспособных граждан, не работающих официально, то есть, не платящих подоходных налогов. Ни услуги, подлежащие оплате, ни их полная стоимость, декретом тоже не определены. Разобраться в этом вопросе также должен Совет министров Беларуси, и тоже к 1 апреля 2018 года. Определенно, никто в Белоруссии еще не получал шанса на столь яркую первоапрельскую шутку.


И хотя председатель постоянной комиссии Палаты представителей по труду и социальным вопросам Тамара Красовская уточнила, что к оплате по полной стоимости будут выставлены услуги ЖКХ, это не внесло полной ясности. Дело в том, что с 1 января нынешнего года все плательщики будут обязаны оплачивать 100% стоимости услуг ЖКХ, кроме тепловой энергии. Ограничится ли Совмин взиманием с «тунеядцев» полной стоимости отопления и горячей воды, или введет оплату за другие госуслуги, бесплатность которых сегодня гарантируется конституцией? К примеру, в статье 45 конституции гражданам Белоруссии гарантируется право на бесплатное лечение в госучреждениях, без оговорок о трудоустройстве. «Интересно, а звонок в милицию, пожарным, в скорую помощь тоже станет платным?» — задался вопросом видеоблогер Марат Минский.


В целом, весь декрет № 1, по мнению экспертов, носит крайне неконкретный характер. «Здесь нет ни одной нормы прямого действия. И как он будет реально действовать, совершенно непонятно. До такой степени неконкретного нормативно-правового акта я еще не видел», — заявил председатель Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин. А Валерий Карбалевич, политолог и эксперт аналитического центра «Стратегия», полагает, что «в новом декрете заложены мины», которые приведут к серьезным последствиям при внедрении закона. Оба аналитика считают, что власти не хватило политической воли признать неудачным предыдущий декрет №3, и новый № 1 был разработан исключительно с целью сохранить лицо.


Напомним, что декрет № 3 появился на фоне экономического кризиса, когда власти думали, как пополнить бюджет, а граждане — как выжить в условиях массовых сокращений и повышения пенсионного возраста. В результате, когда в декабре 2016 года «тунеядцы» стали получать уведомления от налоговой, многие не смогли заплатить требуемой суммы. Хотя неплательщикам грозили штрафы и арест до 15 суток с привлечением к общественным работам, из 470 тысяч человек, получивших извещения, «тунеядский» налог заплатили лишь 44,5 тысячи — меньше 10% от общего числа попавших под действие закона. Вместо планируемых 100 миллионов долларов это принесло в бюджет порядка 7,14 миллиона долларов — сумму в масштабах государства более чем скромную.


Также выяснилось, что система учета, выявляющая «тунеядцев», работает плохо, как, впрочем, и государственная система трудоустройства. Что в небольших городах работы просто нет. Наконец, декрет №3 не предусматривал множества ситуаций, отчего в «тунеядцы» записывали больных, ухаживавших за ними родственников, демобилизованных солдат и выпускников вузов. Механизм применения декрета пришлось корректировать на ходу, изменив и приняв за 34 месяца его действия 109 нормативных актов, и все равно он работал неэффективно. В то же время в обществе нарастало недовольство. Формулировка «социальное иждивенчество» многими была воспринята как оскорбление. Людей возмущало и то, что государство отбирает у безработных последние деньги, вместо того, чтобы оказать им помощь. Охота на «тунеядцев» в ряде случаев привела к самоубийствам безработных, а уличные протесты достигли масштабов, каких Белоруссия не знала с середины 90-х годов.


В конце концов, власти пошли на попятный. Правда, приостановив действие декрета №3, Лукашенко заявил, что он будет не отменен, а «значительно доработан». Доработанный вариант в виде №1 и был представлен в конце января.