На этой Олимпиаде зрители познакомились со страной под названием ОСР, у которой очень неуместный, но знакомый флаг с пятью кольцами. ОСР означает «олимпийский спортсмен из России». Это неуклюжее название вместе с олимпийским флагом должно стать наказанием для России за ее допинговую программу на зимней Олимпиаде 2014 года в Сочи. Однако убедительные доказательства российского допинга не должны маскировать лицемерие Международного олимпийского комитета, а также несправедливый характер наказания.


Международный олимпийский комитет знал об узаконенном в России допинге еще в июле 2013 года. Однако он сознательно закрыл глаза на убедительные доказательства применения допинга во всем российском спорте и разрешил провести сочинские Игры 2014 года, сопровождаемые жульничеством на миллиарды долларов. Поскольку хозяйкой Олимпиады была Россия, в интересах МОК было не смотреть на это, и он выполнил данную задачу должным образом. И вдруг перед летними Играми в Рио в 2016 году МОК поручил международным спортивным федерациям самим решить, допускать ли российских атлетов к участию в Играх. А когда появились новые улики, и Всемирное антидопинговое агентство, у которого были свои конфликты интересов, собрало доказательства повсеместного применения допинга в России, МОК в декабре 2017 года объявил, что эта страна не будет допущена к участию в Олимпиаде-2018 в Пхенчхане.


А затем олимпийские боссы прицепили большую сноску к этому смелому заявлению, разрешив почти 170 российским атлетам поехать в Южную Корею. Для сравнения: в зимней Олимпиаде в Ванкувере участвовали 177 спортсменов из России. Этим атлетам пришлось пройти строгий отбор и проверки, и доказать, что они никак не причастны к тому, что происходило в Сочи, и к узаконенной системе допинга. То, что проверку прошли почти 170 спортсменов, вызывает вопросы с обеих сторон. Во-первых, насколько широко была распространена система допинга, и во-вторых, насколько строгим был процесс проверок и отбора? В конце концов, МОК хранил молчание по поводу того, какие критерии будут использованы при проверке российских атлетов, хотя незамедлительно обнародовал дизайн логотипа «Олимпийский спортсмен из России». Компромисс состоит в том, что у нас теперь есть «олимпийские спортсмены из России», а самой России нет. Какая-то очень неловкая и неуклюжая ситуация.


А на месте все выглядит еще более нелепо. Казалось бы, логотип ОСР — это все равно что символ позора прелюбодейки. Но на самом деле, он только усилил российский национализм на этих Играх.


Российские зрители приехали в Пхенчхан в неожиданно большом количестве, демонстрируя свои чувства гордости и полное презрение к МОК. У большинства стран есть свои дома гостеприимства, украшенные их названиями, а у русских есть «спортивный дом», потому что им (это вполне серьезно) не разрешили назвать его «российским домом». Но этот дом вполне предсказуемо стал рассадником безудержного национализма, где на виду у всех стоят матрешки, фотографии Владимира Путина, русские шапки, шарфы и флаги в неограниченном количестве. Как сообщил из Южной Кореи Тарик Панджа (Tariq Panja), «похоже, что единственным ограничением для этого дома стал запрет на использование слова „Россия" и олимпийских колец в его логотипе».


Представьте себе: Соединенным Штатам точно так же запрещают ехать на Олимпиаду, однако 95% наших атлетов все равно соревнуются на ней, но не в красно-сине-белой форме и без звездно-полосатых флагов над головами. Да американцы в этом случае всю Южную Корею превратят в 4 июля, и слышны там будут только американские патриотические песни — даже если их сборная снимет коньки и отправится домой.


То, что Россия решила состязаться, — это также плевок в глаза МОК, который требовал, чтобы атлеты и тренеры, причастные к допинговым схемам, были пожизненно отстранены от Олимпийских игр. Данное требование вызвало недоумение в олимпийских кругах как из-за его жестокости (такого не делали ни с одним американским спортсменом, уличенным в допинге), так и из-за того, что многие суды с ним не согласятся. Иными словами, МОК только лает, но не кусает. Неудивительно, что Спортивный арбитражный суд отверг далеко идущие санкции Международного олимпийского комитета. Это позволило МОК создать видимость строгости и суровости, но при этом он не оттолкнул от себя важнейшую олимпийскую державу.


Лучше всего понять фарс с названием ОСР можно, если увидеть тот факт, что это стало орудием коллективного наказания, которое, однако, не наказало Россию, а лишь раздуло пламя национализма и усилило международные разногласия. В момент, когда МОК пытается стать мостом между Северной и Южной Кореей (некоторые подхалимы даже заявляют, что за это он должен получить Нобелевскую премию), фарс с названием ОСР очень сильно напоминает историю самого Международного олимпийского комитета, который разделяет больше, чем объединяет, и стоит на пути истинного интернационализма, которому может и должен содействовать спорт.


Дейв Зирин — спортивный редактор журнала «Нейшн».


Жюль Бойкофф — профессор политологии Университета Пасифик в Орегоне и автор трех книг об Олимпийских играх. Последняя называется «Игры власти. Политическая история Олимпиады» (Power Games: A Political History of the Olympics). В прошлом он был профессиональным футболистом и представлял американскую олимпийскую сборную на международных состязаниях.