Неделю спустя после публикации статьи в поддержку «права приставать» ради спасения «сексуальной свободы» актриса подтверждает свою позицию, пусть и дистанцируется от некоторых из тех, кто поставили под ним свои подписи. Кроме того, она приносит свои извинения тем жертвам агрессии, которых могло это шокировать.


Катрин Денев передала нам этот текст в виде письма после состоявшейся в пятницу телефонной беседы. Мы связались с ней, поскольку хотели услышать от нее, что она полностью согласна с подписанной статьей, и узнать ее реакцию на заявления обеих сторон. Иначе говоря, нам хотелось, чтобы она прояснила собственную позицию.


«Я действительно подписала вышедшую в газете «Монд» петицию под названием «Мы отстаиваем право…». Она вызвала множество реакций, в связи с чем я считаю нужным внести ясность.


Да, я люблю свободу. Мне не по душе характерная черта нашей эпохи, которая заключается в том, что каждый считает себя вправе судить и осуждать. В эту эпоху простое обвинение в социальных сетях может повлечь за собой наказание, увольнение и даже — довольно часто — самосуд в СМИ. Актера могут вычеркнуть из списков участников фильма, а директора крупного нью-йоркского учреждения могут без суда и следствия заставить уволиться за то, что он ухватил кого-то за мягкое место 30 лет тому назад. Я не пытаюсь никого защитить. Но я не выношу решения насчет виновности этих мужчин, потому что у меня нет для этого квалификации. Она мало у кого есть.


Мне не по душе чересчур распространенные сегодня стадные чувства. С этим связано мое сдержанное отношение к появившемуся в октябре хэштегу «Заложи скота».


Я не наивна и прекрасно понимаю, что такое поведение куда чаще свойственно мужчинам, а не женщинам. Но разве подобный хэштег не подталкивает к доносам? Кто может гарантировать, что тут обойдется без манипуляций и подлости? И что невиновных не доведут до самоубийства? Нам нужно жить вместе, без «скотов» и «шлюх». Должна сказать, что текст «Мы отстаиваем право…» показался мне смелым, пусть я и не полностью с ним согласна.


Да, я подписала эту петицию, но сейчас считаю совершенно необходимым подчеркнуть несогласие с тем, как некоторые из подписавших единолично присуждают себе право выступать в СМИ, искажая дух статьи. Заявить по телевидению, что во время изнасилования тоже можно испытать оргазм, даже хуже, чем плюнуть в лицо всем его жертвам. Эти слова намекают всем тем, кто привык применять силу или использовать сексуальность в разрушительных целях, что все не так уж и страшно, потому что у жертвы иногда бывает оргазм. Кроме того, если вы ставите подпись под манифестом, который поддержали другие люди, нужно держать себя в руках и не подставить их под удар собственного словесного недержания. Это возмутительно. Разумеется, в самом тексте ничто не указывает на то, что в домогательствах есть нечто хорошее. В противном случае, я бы его не подписала.


Я снимаюсь в кино с 17 лет. Я, конечно же, тоже могла бы сказать, что мне доводилось бывать свидетельницей, мягко говоря, деликатных ситуаций, и что я слышала от других актрис, как режиссеры гнусно злоупотребляют своим положением. Только вот у меня нет права говорить за моих коллег. Травматические и неприемлемые ситуации возникают из-за существования власти, иерархического положения или контроля. Ловушка захлопывается, когда становится невозможным ответить отказом без риска лишиться работы или столкнуться с унижениями и едким сарказмом. Решение, как мне кажется, кроется в воспитании наших мальчиков и девочек. А также в производственных порядках, которые предусматривают незамедлительное преследование в случае домогательства. Я верю в правосудие.


Наконец, я подписала эту статью по следующей, как мне кажется, очень важной причине: речь идет об угрозе чисток в искусстве. У нас станут сжигать де Сада вместе с Плеядой? Называть Леонардо да Винчи педофилом и срывать его полотна? Убирать Гогена из музеев? Портить рисунки Эгона Шиле (Egon Schiele)? Запрещать альбомы Фила Спектора (Phil Spector)? У меня просто нет слов при виде этой атмосферы цензуры, которая вызывает опасения насчет будущего наших обществ.


Меня иногда упрекают в том, что я — не феминистка. Стоит ли напоминать, что я вместе с Маргерит Дюрас и Франсуазой Саган была одной из тех 343 «шлюх», которые подписали манифест «Я сделала аборт» Симоны де Бовуар? В то время аборт был уголовным преступлением, за которое грозил тюремный срок. Поэтому мне хотелось бы сказать консерваторам, расистам и традиционалистам всех мастей, которые посчитали стратегически правильным поддержать меня, что я — вовсе не дурочка. Они не добьются от меня ни благодарности, ни дружбы. Я — свободная женщина и останусь ею. Я как сестра обращаюсь ко всем жертвам ужасных преступлений, к тем, кто мог почувствовать себя оскорбленным вышедшей в «Монд» статьей: я приношу мои извинения только им и им одним.


Искренне ваша,


Катрин Денев

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.