Ещё совсем недавно единственными журналистами в зонах конфликта, которые могли позволить себе меры защиты, были сотрудники богатых СМИ, как правило, западных. Эти журналисты проходили обучение на дорогостоящих курсах подготовки, которые проводили сотрудники спецслужб, готовившие репортёров к работе во враждебной обстановке. Их оснащали пуленепробиваемыми жилетами и шлемами, вручали наборы для оказания первой помощи.

 

В других странах журналисты редко могут воспользоваться преимуществами подобной культуры безопасности. От Мексики и Бразилии до Пакистана и Сомали — журналистов нередко убивают совершенно безнаказанно. И, как правило, когда исчезает журналист, исчезают и новости.

 

На протяжении последних 15 лет Международный институт безопасности прессы составляет списки журналистов, погибших на работе. То, что мы выяснили, шокирует: из каждых десяти убитых журналистов девять погибли, выполняя редакционные задания в своей родной стране. Бессчётное количество других были вынуждены покинуть свой дом, работу и страну; а те, кто остался, нередко живут в постоянном страхе, опасаясь за жизнь.

 

В странах, где коррумпированные режимы или группировки боевиков хотят контролировать информационные потоки, журналисты всегда сталкивались с риском похищения или убийства. Но в последние годы эта угроза стала настолько серьёзной, что некоторые страны сейчас фактически превратились в закрытые зоны для международной прессы.

 

Западные журналисты знают об этих рисках, когда отправляются за рубеж, чтобы сообщать о событиях в зонах войны. Однако сейчас аналогичные опасности поджидают их дома. Где бы журналисты ни работали, в онлайне или в офлайне, им надо понимать, насколько сильно возросли физические, психологические и электронные риски.

 

Теракты повлияли на СМИ неожиданным образом, причём особенно в Европе. Многие из тех, кто первым прибыл на место взрыва на «Манчестер Арене» или бойни в концертном зале «Батаклан» в Париже, не имели физической подготовки для таких ситуаций, они не были эмоционально готовы освещать события, которые оказались для них самих настолько травматичными.

 

В ответ на это некоторые редакции начали готовиться к ситуациям, когда теракт внутри страны может напрямую повлиять на их деятельность. Некоторые СМИ, в том числе Би-Би-Си, голландская компания общественного вещания NOS и ряд других европейских медиа-организаций, утвердили планы действий для журналистов на случай инцидентов в их городах или напрямую нацеленных на их редакции.

 

Помимо пуль и бомб, журналистам грозят и возрастающие психологические угрозы, причём также на родине. В июле вышел доклад (я была его соавтором от имени Международного института безопасности прессы), где названа одна из таких угроз — это явление известно как «моральная травма». В докладе, опубликованном Институтом изучения журналистики Reuters при Оксфордском университете, проанализировано влияние работы по освещению недавнего кризиса беженцев в Европе на работников СМИ. Мы выяснили, что ведение репортажей об эмоционально травмирующих сюжетах может оказать глубокое влияние на психическое здоровье журналиста.

 

В нашем исследовании отмечается, что репортёра может охватить подавляющее чувство вины и беспомощности, когда события «нарушают личные моральные и этические ценности или кодексы поведения». Для обеспечения защиты от рисков моральной травмы важное значение, по нашему мнению, имеет обучение: «журналисты должны понимать, что данная „новая" территория стала частью психического ландшафта профессии». В нашем докладе предлагается также, чтобы СМИ старались оказывать поддержку тем, кто в ней нуждается, помня при этом, что частные лица реагируют на травмы и восстанавливаются после них разными способами.

 

В США журналисты столкнулись с иной формой психологической угрозы: травля со стороны собственного правительства. Американские журналисты защищены первой поправкой к конституции США, но, несмотря на это, президент США Дональд Трамп пользуется своей трибуной запугивания в социальных сетях, чтобы регулярно поливать грязью всю прессу. Презрение Трампа к свободе слова аналогично отношению авторитарных правительств к прессе, начиная с Турции и заканчивая Филиппинами, где журналистов задерживают, сажают в тюрьмы и преследуют в массовом порядке.

 

Помимо этого, растёт уязвимость журналистов в онлайне, где из-за анонимности возникла культура троллинга и запугивания. На женщин-журналистов приходится основной удар подобных интернет-атак, которые могут быстро сменяться угрозами сексуального насилия. В ответ на это многие журналисты закрыли аккаунты в социальных сетях, а некоторые вообще ушли из журналистики.

 

Мир — рискованное место для журналистов, и именно поэтому мы должны делать всё, что в наших силах, чтобы защитить их. Роль журналистики никогда не была столь важной, как сейчас. В современном путанном и полном шума новостном ландшафте, где существует множество каналов информации и где «фейковые новости» преподносятся как факт, нам как никогда нужна ответственная, аналитическая, надежная репортёрская работа.

 

Свободная пресса обеспечивает правдивую информацию, держит власть под контролем, называет своими именами угрозы свободе и справедливости. Но пресса не может быть свободной, когда её представители не находятся в безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.