Выборы, которые прошли во многих российских областях в воскресенье, 10 сентября, оказались одновременно скучными и многообещающими. Эти выборы, в ходе которых граждане выбирали в основном глав органов местного самоуправления, во многих областях были лишены соревновательного компонента и служили лишь для того, чтобы узаконить позиции назначенцев Кремля, сделав их избранными чиновниками.


Интересная ситуация сложилась в Москве. То, что там произошло, не смогло поколебать позиции правящей партии, однако оно все же смогло нарушить сонный ритм излишне предсказуемых российских выборов.


На выборах мэра в 2013 году Алексей Навальный стал воплощением народной альтернативы той тактике проведения предвыборной кампании «сверху-вниз», которой обычно пользуется Кремль. На этот раз группа предприимчивых политтехнологов, которые, как и Навальный, не относятся к тем политическим кругам, где господствует Кремль, нашли способ сделать предвыборные кампании кандидатов из народа более успешными.


Примерно год назад 37-летний Дмитрий Гудков, бывший депутат Государственной Думы, и 33-летний Максим Кац, бывший член муниципального совета одного из московских округов, решили попытать счастья на выборах в муниципальные советы в Москве. Члены местных советов, в сущности, не имеют никакой власти, но Гудков и Кац все равно решили помочь независимо мыслящим москвичам получить несколько из этих мандатов.


И их протеже, многие из которых — это довольно молодые люди, действительно получили как минимум 266 мандатов, что составляет немногим более 15% мест в советах Москвы. Правящая партия «Единая Россия» получила 1 154 места.


Это не слишком много. Получить достаточное количество мест в советах очень важно. Если получить места во всех 110 избирательных округах, это позволит пройти сквозь региональный избирательных фильтр. Чтобы зарегистрироваться в качестве кандидата на выборах губернатора, нужно набрать определенное количество голосов сторонников из числа членов муниципальных советов.


Кампания оппозиции в этом смысле оказалась не слишком успешной. Число выигранных мест не позволяет кандидату от оппозиции принять участие в выборах губернатора Московской области в 2018 году. Таким образом, те законодательные препятствия, которые были созданы для того, чтобы помешать аутсайдерам участвовать в выборах губернатора, сделали свое дело.


Однако результаты все равно впечатляют из-за новизны подхода. Лидеры этого проекта создали единую платформу, открытую для кандидатов от большинства движений, независимых от правящей партии. Она стала своего рода инкубатором — благоприятной почвой для политических кампаний, а не для бизнеса.


Гудкову и Кацу помогал Виталий Шкляров, политтехнолог, который живет в США и который работал в предвыборных штабах Барака Обамы и Берни Сандерса (Bernie Sanders), а также на некоторых кандидатов на губернаторских выборах в США.


По словам Шклярова, выборы в муниципальные советы Москвы 2017 года, вероятно, стали одной из его самых эффективных кампаний. Было более тысячи кандидатов, и 267 из них одержали победу каждый в своей маленькой битве. Эта кампания привлекла около 50 миллионов рублей, и это был бюджет на всю тысячу кандидатов. «Мы тратили примерно по 2 доллара на каждого кандидата в день», — с гордостью сообщил Шкляров.


Правительство тоже сыграло свою роль. Московские власти могли с легкостью помешать независимым кандидатам принять участие в выборах, но решили этого не делать. Места в муниципальных советах почти никак не влияют на работу правительства города, но их приятно занимать.


Муниципальные власти не стали рекламировать предстоящие выборы и сделали ставку на низкую явку избирателей. Очевидно, план состоял в том, что пенсионеры и работники бюджетных организаций, как всегда, явятся на избирательные участки и проголосуют за нужных депутатов.


Явка избирателей (15%) действительно оказалась очень низкой, однако все сработало не совсем так, как было рассчитано. В районах с высокой долей избирателей, придерживающихся оппозиционных взглядов, такая низкая явка сработала против действующих чиновников.


Претенденты на места в муниципальных советах проводили агитационную работу в социальных сетях и мобилизовали свой оппозиционно настроенный электорат. Так произошло в центральном и юго-западном округах Москвы. В социальных сетях также много внимания было уделено тому факту, что на избирательном участке к югу от Садового кольца, где в качестве избирателя зарегистрирован президент России Владимир Путин, была представлена только оппозиция.


Разумеется, все это ниже уровня правления Путина. Возможно, он даже не обратил внимания на результаты. Мало кто обратил на них внимание. Большинство вообще не стало голосовать. Это всего лишь символический переворот, а не настоящий. Однако результаты этой кампании имеют значение.


Кремлевские политтехнологи и оппозиционные группы в других регионах проанализируют ноу-хау Гудкова. Тысячи молодых людей, которые приняли участие в этой кампании в качестве кандидатов, менеджеров и добровольцев запомнят этот свой опыт и будут отталкиваться от него в будущем.


В течение нескольких месяцев, предшествовавших голосованию, они выстраивали стратегии, планировали и координировали сотни маленьких, но вполне реальных кампаний своих сверстников. Это было похоже на игру, однако это одновременно было курсом прикладной политики.


Своими собственными глазами они увидели, что претендовать на государственную должность в рамках рестриктивной политической системы, такой как Россия, — это вполне реально. Гудков также продемонстрировал, что оппозиция не сидит сложа руки, что она способна выступить единым фронтом и что она не ограничивается Алексеем Навальным.


Тем не менее, проект Навального пока остается самым динамичным проектом, способным генерировать свою собственную политическую программу.


Та «поквартирная» предвыборная кампания, которую пропагандируют Навальный и Гудков, возможно, в будущем станет новым стандартом. Москвичи неоднократно демонстрировали, что ничто в их культуре не может помешать им принять участие в конкурентных выборах.


Между тем опыт Москвы 2017 года может оказаться всего лишь эпизодом. Давайте не будем забывать о том, что символический успех оппозиции на выборах в прошлое воскресенье во многом объясняется крайне низкой явкой. На избирательные участки пришли только самые активные и независимо мыслящие люди. Даже в таком богатом и разностороннем городе, как Москва, типичный избиратель поддерживает линию Кремля.


«Оппозиции необходимо заручиться сочувствием медианного избирателя повестке постепенной демократизации региональной политической жизни», — написал в своей статье известный политический комментатор Кирилл Рогов.


Предвыборные кампании, подобные тем, которые проводят Гудков и Шкляров, должны быть официальными, то есть они должны соответствовать множеству требований. Они также должны уметь противостоять прихотям администрации. Кремль руководит ходом выборов, регулируя доступ к участию в них.


Исход большинства выборов определяется уже в момент регистрации кандидатов, потому что уже в этот момент становится понятно, что голосовать можно только за одного конкретного кандидата. Это значит, что власти регионального и федерального уровней могут с легкостью предотвратить любые новые неожиданности, подобные тем, которые неделю назад произошли в Москве.


Максим Трудолюбов — старший научный сотрудник Института Кеннана, главный редактор независимой деловой газеты «Ведомости».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.