Когда Советский Союз стал клониться к закату, среди политологов завязалась дискуссия о природе этого государства. Чаще всего звучало два тезиса. Первый гласил, что коммунистический режим был одним из воплощений российского империализма, а марксизм выступал лишь удобным инструментом для распространения влияния Москвы во всем мире. В рамках второго подхода предлагалась обратная взаимосвязь государства и идеологии. Говорилось, что Россия стала инструментом в руках большевиков, которые использовали ее, чтобы заняться продвижением своих утопий в глобальном масштабе.


В современной России взяла верх первая схема. Когда 17 августа киевский Институт национальной памяти объявил, что на Украине (если не учитывать территорию оккупированного Донбасса) снесен последний памятник Ленину, в российских СМИ разразилась буря. Демонтаж памятников лидеру большевиков (хотя тот устроил геноцид русского народа) назвали антироссийским шагом.


Напомню, что процесс, названный «ленинопадом», начался 8 декабря 2013 года в День непорочного зачатия Девы Марии — тогда в ходе Евромайдана на киевском Крещатике первый раз снесли памятник Ленину. В дальнейшем из украинского общественного пространства исчезло еще 1,3 тысячи памятников Владимиру Ильичу и несколько тысяч фигур других коммунистических героев.


Подавляющее большинство российских политических комментаторов восприняло эти события практически как покушение на святыню. Украинцев сравнивали с талибами, которые уничтожили древние статуи Будды в Бамианской долине. Пресса писала, что это триумф варварства, победа цивилизации смерти над цивилизацией жизни.


При Ельцине такой дискурс казался немыслимым. Тогда памятники Ленину считались постыдными символами дискредитировавшей себя идеологии. Протестовавшие против сноса говорили, что их следует сохранить как предостережение для будущих поколений, добавляя, что нет смысла тратить силы на борьбу с тем, чего уже нет. Однако такой подход ушел в прошлое. Сейчас памятники Ленину стали отличительным признаком русского пространства: там, где они стоят, протирается «русский мир».


Ленин остается в России одним из самых популярных исторических героев. В 2012 году в опросе, который проводил «Левада-центр», он занял второе место в списке выдающихся исторических личностей (37%), а в 2017 — четвертое (32%). Следует добавить, что в обоих случаях на первое место россияне поставили Иосифа Сталина (42 и 38%), что тоже заставляет задуматься. Обоих вождей коммунизма оценивают сейчас не через призму их преступлений, а с имперской перспективы, считая их создателями державы нового типа.


Только в этом контексте можно понять, почему на многих митингах в поддержку действующей власти в России можно увидеть рядом и флаги с православным крестом, и флаги с серпом и молотом, портреты Николая II с семьей и портреты Ленина, по приказу которого их убили. Палачи и жертвы, святые и проклятые в одной процессии, движущейся к…


Вот именно, к чему? На язык так просится вопрос из гоголевских «Мертвых душ»: «Русь, куда же несешься ты? Дай ответ»…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.