Судебное заседание закончилось. Судья выступил. Но никому из собравшихся в зале домой идти не хотелось.

 

Они стояли, сбившись в маленькие группки, на тротуаре перед зданием суда в провинциальном российском городе Орле. Один за другим они подходили, чтобы обнять Ирину Кристенсен.

 

Ее глаза были красны от слез.

 

Именно ее муж — Деннис Кристенсен — сидит в эти недели на скамье подсудимых, и дело это — очень необычное даже для русских.

 

44-летний подданный Дании стал первым, заключенным в тюрьму по обвинению в экстремизме, связанном с христианской группой Свидетели Иеговы (организация признана в России экстремистской и запрещена — прим.ред.)


Датчанин, живущий в Орле более десяти лет, 25 мая был задержан во время полицейской акции против небольшой городской религиозной общины.


После этого российские власти лишь ужесточали свои действия. На прошлой неделе запрет против Свидетелей Иеговы в России был подтвержден Верховным судом. Это означает, что российское государство может конфисковать всю собственность, принадлежащую религиозной общине.


В прошлый четверг судья продлил срок предварительного заключения Денниса Кристенсена на четыре месяца. Это означает, что его смогут держать под арестом вплоть до 23 ноября. После ареста у Денниса Кристенсена не было возможности ни видеться со своей женой, ни говорить с ней.


«Мне нельзя его посещать. Нам нельзя говорить по телефону. А сейчас они говорят, что это еще на четыре месяца. Не знаю, как я это выдержу», — говорит Ирина Кристенсен в беседе с корреспондентом Berlingske.


По данным обвинения, Деннис Кристенсен — человек опасный, и за свою деятельность в «экстремистской организации» он должен оставаться за решеткой.


Этот ярлык Свидетели Иеговы получили в соответствии с решением суда, вынесенным в апреле. Тем самым Россия определила группу, известную своими настойчивыми звонками в двери, раздачей библий и отрицанием переливания крови, в ту же категорию, что и ИГИЛ, Аль-Каида (террористические организации, запрещены в РФ — прим.ред.) и вооруженные группы боевиков на Северном Кавказе.


На фоне всего этого Деннис Кристенсен рискует получить до 10 лет тюрьмы, если его признают виновным.


Представители посольства Дании в Москве навещали арестованного Денниса Кристенсена. И после последнего продления срока предварительного заключения старейшая правозащитная организация России «Мемориал» добавила датчанина к своему списку политических заключенных в стране.


«Кристенсен — первый в новейшей истории России, лишенный свободы из-за своей религиозной принадлежности», — пишет «Мемориал».


Спорили с полицией


Задержание Денниса Кристенсена на сегодняшний день — кульминация того шторма, который накатил на ряд религиозных меньшинств в России.


Российский президент Владимир Путин, который весьма охотно участвует в религиозных торжествах в русской православной церкви в стране, в прошлом году подписал ряд законов, заставивших некоторые протестантские группы забить тревогу.


Новый указ, например, делает незаконным проведение богослужений в частных домах и запрещает многим небольшим общинам заниматься той миссионерской деятельностью, которой они занимаются сейчас.

 

«Эти указы создают почву для массовых преследований верующих», — предостерегали четверо протестантских церковных руководителей в России в письме к президенту в прошлом году.


Ряд иностранных христианских миссионеров — в частности, мормонов — были высланы из России после принятия этого пакета законов.


А такие конфессии, которые в российском законодательстве имеют статус «традиционных» — православие, ислам, иудаизм и буддизм — пока ничем не ограничены.


Но для примерно 170 тысяч Свидетелей Иеговы в России настали трудные времена. В последние годы российские суды заклеймили как экстремистские многие публикации группы, что означает, что они подпадают под жесткое российское законодательство по борьбе с терроризмом. В прошлом году местный суд города Орла использовал это решение для роспуска местной религиозной общины, объяснив это ее «экстремистской деятельностью».


Последнее стало обоснованием полицейской акции, приведшей к аресту датчанина.


Местные СМИ в Орле опубликовали видео, на котором полицейские и агенты службы безопасности КГБ (так в тексте — прим.ред.) в масках перелезают через изгородь частного дома, где более 50 «Свидетелей Иеговы» в один майский четверг собрались для чтения Библии.


На записи видно, как Деннис Кристенсен — и некоторые другие — пытаются спорить с полицейскими в масках.


«Вы не имеете права», — говорит он по-русски на видео, в то время как члены общины в шоке взирают на происходящее со своих стульев.


Полиция задержала нескольких из присутствующих, но только Деннису Кристенсену пока предъявлено обвинение и только он до сих пор находится в камере предварительного заключения.


Русская церковь поддерживает запрет


Деннис Кристенсен родился в Копенгагене. По словам его семьи, он живет в Орле более 10 лет и 15 лет женат на русской женщине. В Орле у него есть квартира и частная компания.


Местные Свидетели Иеговы говорят, что — в отличии от того, что утверждают власти — он не вовсе не играет какую-то руководящую роль в движении.


Впрочем, то, что иностранный гражданин стал мишенью в столь принципиальном деле, объясняется несколькими причинами, говорит Джеральдин Фейган (Geraldine Fagan), эксперт по делам религии в России и автор книги «Вера в России» («Believing in Russia»).


«Может быть, это была попытка показать людям, что Свидетели Иеговы — «чужая» вера. Хотя они, просуществовав более ста лет в России, сегодня имеют очень мало связей с зарубежьем», — сказала она в беседе с Berlingske.


Конфликт, в частности, проистекает из соперничества различных религиозных общин в России, считает она. Преобладающая в стране русская православная церковь, у которой сложились близкие отношения с власть имущими в Кремле, считает христианские секты и другие религиозные меньшинства конкурентами. Руководство русской православной церкви назвало Свидетелей Иеговы «тоталитарной и вредной сектой» и поддержала запрет.


Вместе с тем, Свидетели Иеговы — легкая добыча, поскольку движение в принципе не вмешивается в политику и поэтому не имеет союзников ни в России, ни за границей, подчеркивает Джеральдин Фейган.


«Тем не менее, Кремль сейчас гораздо меньше озабочен тем, как бы нанести удар по протестантам, чем в начале путинского пребывания у власти», — говорит она.


По ее словам, такие группы, как баптисты, адвентисты и пятидесятники, легко могут оказаться в той же ситуации, что и Свидетели Иеговы. Видные иерархи русской православной церкви оказывают давление именно с этой целью.


Александр Дворкин, бывший православный священник, — общественный советник российского Министерства юстиции и активист по борьбе с тем, что он называет «тоталитарными религиозными сектами».


«Почти ни дня не проходит без жалоб на Свидетелей Иеговы. Они стали национальным аллергеном», — говорит Александр Дворкин в беседе с Berlingske.


Он указывает на возможные летальные исходы вследствие отказа от переливания крови и на «шпионаж» членов секты за своими единоверцами как на примеры экстремизма.


«Это — экстремизм. Есть экстремизм открытый — такой, как терроризм, а есть скрытый экстремизм, когда группы вербуют новых членов обманом», — считает он.


Призраки прошлых преследований


Но даже внутри русской церкви по углам слышен ропот. И православные священники, и Свидетели Иеговы с советское время при Иосифе Сталине стали жертвами преследований, депортаций и массовых казней. Когда служба безопасности обрушивается на людей, читающих Библию, у многих верующих в России идет мороз по коже. Вместе с тем вольные формулировки закона о борьбе с экстремизмом с тем же успехом могут быть использованы против самой православной церкви, считает Роман Лункин, редактор журнала «Религия и право».


«Закон о контроле за миссионерской деятельностью и штрафы за распространение религиозной литературы могут сказаться не только на протестантах и католиках, но и на православных», — пишет он в аналитической статье.


Во время судебного заседания в четверг Деннис Кристенсен и его адвокат пробовали убедить судью в том, что его следует выпустить под залог или поместить под домашний арест, пока рассматривается дело.


«Я в своей жизни никогда не совершал ничего преступного», — сказал Деннис Кристенсен, обращаясь к переполненному залу.


Он несколько раз процитировал Библию. Как это принято в России, говорил он из закрытой клетки в зале суда, охраняли его двое конвоиров. Но судья решил, что Деннис Кристенсен сможет «продолжать свою преступную деятельность», если на время рассмотрения дела его выпустят на свободу.


После заседания суда Ирина Кристенсен сообщила, что ее беспокоит состояние здоровья мужа в тюрьме. «Но Деннис — человек очень принципиальный. Он никогда не сдастся», — говорит она.


Множество Свидетелей Иеговы в Орле в последние дни были вызваны на допросы в ФСБ, а в их домах прошли обыски, рассказал адвокат Денниса Кристенсена Антон Богданов.


«Не знаем, надо ли нам собраться, чтобы молиться, не арестует ли нас полиция. Все знают, что могут оказаться в той же ситуации, что и мой муж», — говорит Ирина Кристенсен.


Симон Крусе — корреспондент Berlingske в России.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.