В одном из залов специализированного центра в Дамаске Рияд Хомс и его сестра Башар, оба глухонемые, придумывают новые знаки для общения, чтобы говорить о войне, разрушившей их страну — Сирию — шесть лет назад. С момента начала конфликта в Сирии люди с особыми потребностями, например глухонемые, должны использовать новые сигналы, чтобы говорить о ситуации на местах и выражать свои чувства и страдания, причин для которых стало вдвое больше.


Одним из новых выражений, используемых Риядом и Башар в центре для глухонемых в квартале аль-Майдан, к примеру, стало «организация ИГИЛ» (запрещена в РФ, — прим. ред.).


Для того чтобы передать это выражение, 26-летняя заместитель директора центра Васаль аль-Ахдаб два раза поднимает безымянный палец (что означает букву «A» в английском языке) и соединяет большой палец с указательным и средним (буква «S» в английском языке), что означает на английском языке «ISIS», или «организация ИГИЛ» на арабском.


Если положить два пальца на ладонь, это будет означать слово «правительство»: имеются в виду две звезды на сирийском флаге. Что касается знака, когда кладут три пальца на ладонь, то он относится к оппозиции, поскольку указывает на три звезды на флаге. Если ладонями закрываются глаза, это означает похищение людей.


Аль-Ахдаб, получившая премию в области биомедицинской инженерии, заявляет: «Мы должны были изобрести знаки (слова), которых не было на языке глухонемых в Сирии, чтобы иметь возможность общаться и обмениваться информацией или чувствами по поводу происходящего насилия». После того как эти сигналы были изобретены, их сфотографировали и разместили на специальной странице в Facebook для распространения среди глухонемых.


Директор центра Али Икрим сообщил агентству Agence France-Presse, что хотя война оставила тяжелый отпечаток на жизни сирийцев, люди с особыми потребностями страдают вдвое сильней, поскольку они не в состоянии понять, что происходит вокруг них. Согласно официальной статистике, число глухонемых в Сирии составляет около 20 тысяч человек, но Икрим указывает на то, что на самом деле их может быть в пять раз больше.


21-летний Рияд, который участвует в создании новых слов и выражений, рассказал, что во время войны пережил большую трагедию. Так, война унесла жизни его матери, брата и сестры. Он также потерял тетю, дядю и троих двоюродных братьев, которые были расстреляны снайперами у него на глазах. Это случилось, когда они пытались покинуть квартал, находясь в кузове грузовика, но Рияд не осознавал, что происходит.


Этот застенчиво улыбающийся молодой человек, работающий на одном из заводов, производящих кабели, продолжил: «Так как я ничего не слышу, я не понимал, что происходит вокруг меня. Я увидел, как моя мать упала передо мной, а затем мои двоюродные братья. Только когда я увидел, как передо мной взорвалась голова моей сестры, я понял, что в нас стреляли». Страдания Рияда на этом не закончились — другой его брат был убит во время перестрелки, когда они играли в футбол на улице.


Этот молодой человек, которого не покидают воспоминания о случившихся с ним трагедиях, мечтает уехать за границу: «Я думаю, что, возможно, найду там работу получше».


Глухонемые сталкиваются еще с одной трудностью, которая ждет их на городских контрольно-пропускных пунктах. Икрим пояснил: «Они должны выражать себя через непонятные служащим сигналы, в то время как последние обычно смеются над ними. Раньше (до конфликта) большинство глухонемых избегали того, чтобы в их документах была запись об инвалидности, но теперь они делают такую запись, чтобы показывать ее на контрольно-пропускных пунктах».


Его сестра Башар (32 года) пережила трудные времена из-за подобных недоразумений. В 2011 году во время возвращения домой она оказалась в толпе протестующих против режима, в то время как сотрудники службы пытались их разогнать.


Женщина с белым платком на голове говорит, что она пыталась убежать в один из переулков квартала аль-Майдан, но ей это не удавалось. «Никто не мог помочь мне, потому что я не могла с ними разговаривать, и ситуация становилась только хуже». Во время допроса ей каким-то чудом удалось объяснить, что она является глухонемой. После такого потрясения Башар больше не осмеливалась выходить из дома, опасаясь, чтобы будет не в состоянии вернуться.


Однажды в ее доме в результате артиллерийского обстрела были разбиты все окна и разрушен пол. Тогда семья бежала в Ливан и оставалась там в течение двух лет. Когда она вернулась в Дамаск, то обнаружила, что все изменилось. Это коснулось и клуба для глухонемых, лидеры которого эмигрировали. Башар печально говорит: «Война разбросала всех, и люди, которые уехали за границу, придумали новые слова и выражения. Мои друзья изменились, они стали агрессивными».


В конце разговора Башар сказала: «Я надеюсь, что однажды мы встретимся снова, и глухонемые найдут общий язык».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.