Недавний запрет Украины на российские социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также другие российские интернет-сервисы вызвал громкие споры. Кто-то видит в этом удар по свободе слова, другие — проявление антироссийской паранойи, присущей киевскому правительству, а третьи — совершенно законную меру для защиты страны от агрессии мощного соседа.


Но прежде всего это многое говорит о стиле правления украинского президента Петра Порошенко. Для ясности: я понимаю аргументы о том, что использование средств общения, доступ к которым имеют российские спецслужбы, в условиях войны абсурдно.


Я хорошо помню свое удивление из-за того, что в начале 2015 года, когда я переписывался с пресс-секретарем украинской армии на Восточной Украине, та писала мне с сервера Mail.ru. Наверное, удивлялся не я один, потому что уже через несколько месяцев эта дама обзавелась ящиком на Googlе.


Также мне известны случаи, когда в Крыму судили проукраинских активистов на основании их переписки в сети «ВКонтакте». Я допускаю и то, что российские спецслужбы могут многое узнать из бухгалтерской системы 1С, которая пользуется популярностью в первую очередь у среднего бизнеса.


Число недовольных растет


Но не проще ли было запретить украинским солдатам и чиновникам использовать почту на Mail.ru, но не блокировать самую популярную социальную сеть «ВКонтакте»?


Любой из радиослушателей, у кого есть страница, к примеру, на «Фейсбуке», конечно же, может вообразить свои чувства, если бы он вдруг не смог зайти на свой аккаунт, где хранятся фотографии его детей с младенчества, где он болтает со своими бывшими однокурсниками, которых иначе он не увидит. Конечно, можно поменять соцсеть, но тогда все равно кого-то потеряешь, не говоря уже о семейных фото. В общем, мягко сказать, восторга это не вызвало.


Абсурдность блокировки становится особенно очевидна, когда понимаешь, что запрет невыполним. За последние четыре года Россия, приняв новые законы, заставила интернет-провайдеров установить такие технические средства, которые позволяют заблокировать любую интернет-страницу, не понравившуюся Кремлю. Будь то пиратские фильмы, порно или оппозиционные новости. Список заблокированных сайтов насчитывает уже несколько миллионов названий.


На Украине ничего подобного нет. По прогнозам представителей интернет-сферы, расходы на создание подобной системы достигнут миллиарда долларов. И, наверное, не я один знаю, что Украина могла бы воспользоваться этой суммой с большей пользой.


Однако все это вообще типично для правления президента Порошенко. Как говорит один мой киевский знакомый: «Он стукнет кулаком по столу, а потом выясняется, что выполнить это нельзя, и что это угрожает интересам одного из его союзников. Так что в итоге ничего не меняется, и только растет число недовольных».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.