Самодисциплина — это добродетель. Слабость достойна презрения


На Москве-реке двадцатилетний русский парень, эдакая гора мышц, демонстрирует перед камерой, которая еле-еле работает на морозе, свои татуировки с германским государственным орлом.


Температура минус 30, власти призывают москвичей по возможности не выходить из дома.


Аскетическая группа «Метод Деда Мороза» вышла на реку, чтобы продвигать «здоровый образ жизни и здоровые взгляды». Никакого курения, никакого алкоголя, борьба с современным упадком. Забота о семье и нации.


Этот стиль жизни должен распространяться с помощью видео, которое они делают вместе с White Rex, русским брендом, который полюбили все правые экстремисты-любители смешанных единоборств во всем мире.


Ноги мерзнут на льду.


Для этих людей боль — нечто преходящее. Честь — вечное.


За брэндом White Rex стоит Денис Никитин, бывший русский скинхед, ставший борцом смешанных единоборств и предпринимателем.


Никитин редко дает интервью, но сделал исключение для VG после «основательной проверки».


«Если мне не понравится статья и фотографии, я постараюсь, чтобы к вам пришли с визитом», — говорит широкоплечий боец смешанных единоборств на безупречном английском.


На его лице появляется некое подобие улыбки, и мы не знаем, шутит он или говорит серьезно.


Согласно данным экспертов, компания Никитина имеет сеть отделений в других странах. Он несколько раз наносил визиты правым экстремистским группировкам в Западной Европе.


«В СМИ задокументировано, что его нанимали в качестве инструктора по ближнему бою в Уэльсе и Швейцарии, и он делал идеологические доклады», — говорит научный сотрудник кафедры литературы, изучения географических районов и европейских языков (ILOS) Университета Осло Юханнес Дуе Энстад (Johannes Due Engstad).


«White Rex, кроме того, что это бренд одежды, является также и организацией, которая организует турниры по смешанным единоборствам в России и других странах. Если судить по видео и по тому, что они участвовали в турнирах в других европейских странах, то можно сказать, что это успешный бизнес», — говорит научный сотрудник.


Ряд представителей движения в Европе сделали рост правого экстремизма источником своего существования.


Правый популизм стал «брендом», маркой товара, считает швед Фредрик Хагберг (Fredrik Hagberg), сотрудник сети магазинов, продающих модную одежду, ориентированную на националистов.


Немецкий Thor Steinar, итальянский European Brotherhood и польский Red is Bad являются самыми большими брендами одежды националистов Европы.


А на Москве-реке Денис Никитин сообщает, что у него работают пять-шесть сотрудников, что он объездил весь мир и поддерживает контакты с людьми в ряде стран, в том числе, и в Скандинавии.


В своем блоге он сообщает, что ему сделали операцию на поврежденном плече в Германии, и что восстановительный период он провел на греческом острове.


Он отрицательно относится к ярлыкам «правый экстремист» и «неонацист» и считает себя «националистом».


«На Западе националисты говорят, что „я не расист, но…" Мне это не особенно нравится. Им следует бороться за то, во что они верят. Я стремлюсь к тому, чтобы люди снова с гордостью могли сказать, что они — националисты».


На сайтах White Rex говорится о том, что европейцы потеряли свой «дух воина» под влиянием «чужой пропаганды».


Под лозунгом «компания агрессивной одежды» фирма считает своей главной задачей «возродить этот дух».


«Я десять лет прожил в Европе: в Германии, Голландии и Ирландии. Постепенно я начал понимать идеи национализма. Я начал спрашивать себя, почему белый человек угнетен, и понял, что что-то было совершенно неправильным. Поскольку правые были вытеснены из политики, они должны были выразить свое сопротивление, выходя на улицы и избивая мигрантов. Это было единственной возможностью протеста», — говорит Никитин.


В начале двухтысячных он был членом банды скинхедов.


«Но я понял, что это был неверный путь. Многие из моих друзей оказались в тюрьме или в могиле. Жертвы не привели ни к чему, а количество прибывающих мигрантов все росло и росло. Я понял, что мы можем убить десятерых, на их место придут тысячи. Это был мой путь из скинхедов», — говорит он.


В Германии он закупил одежду под маркой Thor Steinar, которую охотно носят неонацисты и крайне правые, и распродал ее в России.


«Я заметил, что спрос был велик, и подумал, а почему бы мне самому не попробовать?»


Вскоре он оставил свое исследование международного бизнеса и посвятил все время своей компании.


«Не все получалось сразу, но я знал, что нужно покупателям. Рынок был наполнен одеждой с изображением рун и нордической символики. Что же касается меня, то мне импонирует идея крестоносцев, я считаю White Rex крестоносцем. Крестоносцы собирали людей различного происхождения в одно общее дело. Они были прагматичными солдатами с общей целью разгромить врага. Дело не в униформе, — объясняет он. — Ты можешь не видеть свастику или руны. Это должна быть одежда, в которой люди чувствуют себя комфортно на улицах города, и благодаря которой они могут узнавать друг друга».


Характерными чертами White Rex и одежды этого бренда является, тем не менее, прославление насилия и скрытая правоэкстремистская символика.


Компания была основана 14 августа 2008 года (14.08.08). Цифра 14 была выбрана не случайно, она означает «the fourteen words» (четырнадцать слов). Вот эти слова: We must secure the existence of our people and a future for White children («Мы должны обеспечить существование нашего народа и будущее белых детей»). Эта фраза принадлежит правоэкстремистскому писателю и киллеру Дэвиду Лейну (David Lane) и используется белыми националистами.


Цифра 8 символизирует восьмую буку (латинского) алфавита H, а 88 — Heil Hitler. Майка для девушек получила название 88 Bombs (88 бомб). Кроме того, логотипом компании является голова викинга на фоне соединенных вместе свастики и солнечного креста.


В международном интернет-магазине продаются майки с изображением ласточек, держащих в клюве германский железный крест — это символ сторонников власти белых.


На этой одежде есть такие лозунги, как Zero tolerance («нулевая терпимость»), True till death («верный до смерти»), Ultraviolence («ультранасилие»), Regnum in terrorem («власть в устрашении») и Don't stop european reconquista («не останавливайте европейскую реконкисту»).


«Слава русскому оружию в борьбе с еретиками» является еще одним лозунгом на одежде, этот лозунг относится к Русско-турецкой войне. Есть также упоминания о испанской Гражданской войне и викингах и символика крестоносцев, итальянского фашизма и средневекового немецкого рыцарского ордена.


Есть рисунок, который называется Commie hunting club («клуб охотников за коммунистами»). Есть другой, показывающий сердитых белых людей, преследующих мусульман: Angry Europeans — White Rex against tolerance («сердитые европейцы — White Rex против терпимости»).


Летом прошлого года Никитин отправился во Францию, чтобы вместе с русскими хулиганами драться с английскими футбольными фанатами, рассказывает он.


Фотографии из Марселя показывают хулиганов в одежде с этикеткой White Rex.


Он также рассказал, что во время революции на Майдане он поехал в Киев, чтобы «собственными глазами увидеть происходящее, потому что русские средства массовой информации не дают правдивых сообщений».


«В России будет то же самое. Русское общество скоро развалится. Единственной возможностью изменить что-то является строительство на руинах», — говорит он. И добавляет, что правые — это спящий богатырь России.


«Это люди, которые занимаются обычной работой, но если здесь будет что-нибудь вроде того, что произошло на Украине, они все выйдут на улицы. Они готовы. Мы ожидаем прихода революции. Многие бросят все, если решат, что это приведет к настоящим изменениям».


Денис Никитин презирает Владимира Путина. Активные правые экстремисты в США и Европе, которые восхищаются российским президентом, капитально заблуждаются, считает он.


«Иногда в Facebook я читаю иностранных друзей, которые думают, что они такие умные и посылают перепосты „альтернативных новостей", но они просто попались на удочку путинской пропаганды. Режим активно пытается воздействовать на националистов Европы, и ему это удается. Единственное, что хорошо у Путина — это то, что он против парадов гомосексуалистов. А так он вообще не националист. Националистов преследуют, вместо того чтобы преследовать криминальных авторитетов. Если какой-нибудь кавказец совершает преступление в Москве, он может просто уехать к себе в Чечню и спокойно жить там. К чеченцам особое отношение, в Кавказ инвестируются большие деньги, в то время как всего в 200 километрах от Москвы можно видеть деревни в развалинах. Почему бы не инвестировать деньги в собственную страну?» — говорит Никитин.


Под глазом у Никитина заметен шрам.


«В меня попал осколок при взрыве машины. Мне потом семь швов накладывали».


VG: Ого, и как же это произошло?

«Машина взорвалась, как только я включил зажигание».


«Приятный неонацист» — так в немецких СМИ называют Патрика Шрёдера (Patrick Schröder).


В еженедельных теле- и радиопередачах, с которыми он выступает в интернете, он исполняет музыку в стилях nazi-rock, hatecore и NSBM — National Socialist Black Metal.


Иногда в передачах появляются такие руководители нацистской партии NPD, как сторонник жесткого политического курса Удо Паштёрс (Udo Pastörs) и руководитель партии Франк Франц (Frank Franz).


«Мы пытаемся добраться до „обычных" людей, до 25-летних Берлина. Нужно знать, чем живет молодежь. Это главное. Политика — это только часть всего нашего пакета».


Шрёдер и его партнеры с закрытыми лицами охотно сообщают наци-новости и поднимают актуальные темы вроде миграционного кризиса и выборов в США. Но прежде всего речь идет о том, чтобы легко и развлекательно рассказать о своей «главной политической позиции» под лозунгом Hören macht frei («Слушайте, и освободитесь»).


На стене висит карта Германии 1937 года. В ранних передачах Шрёдер появлялся в бейсболке с надписью HKN KRZ — согласные буквы из слова «свастика».


«Раньше правые жили в своем собственном мире, но мы пытаемся что-то изменить. Молодежь интересуется не только политикой. Нас критикуют сами наши правые за то, что мы беседуем с ведущими СМИ и используем английские слова. Но нельзя ориентироваться только на правых, в этом случае мы не сможем привлечь к себе остальных».


Эксперты указывают на то, что неонацисты сегодня стали более гладкими и аккуратно выбритыми, они более изощренно продвигают свои идеи в социальных сетях.


«Каждое воскресенье, когда мы делаем телепередачи, полиция безопасности направляет патруль, который стоит и наблюдает за местом нашей парковки, чтобы узнать, там ли моя машина. Они готовы делать что угодно, чтобы вести за нами наблюдение. Для меня это честь. Это значит, что мы добились того, что хотели. Мы — враги системы, они боятся нас и не хотят, чтобы мы добились большего. Если бы этого не было, это означало бы, что никому не было дела до того, чем мы занимаемся».


Раньше культура скинхедов была типичным проявлением правых взглядов. Сегодня таким проявлением является одежда. Это новый способ продемонстрировать сопротивление, считает швед Фредрик Хагберг (Fredrik Hagberg).


Этот руководитель правоэкстремистской организации Nordisk Ungdom (Северная молодежь) работает в сети интернет-магазинов, продающих модную одежду, ориентированную на националистов.


Они продают одежду немецкого бренда Thor Steinar, итальянского European Brotherhood и польского Red is Bad.


По словам Хагберга, оборот его интернет-магазина значительно вырос в 2016 году.


«Одежда настолько скромная, что многие надевают ее на работу или на прогулку по городу. Ты показываешь — осторожно, но тем не менее ясно — тебе нравится нордическая культура. Ты — человек, который показывает: „Вот я. И мне не безразлична моя страна“».


Его рынок — это в первую очередь Скандинавия. Но и в США тоже демонстрируют растущий интерес к одежде марки Thor Steinar.


Их первым логотипом были те же руны, которые использовались частями Waffen SS во время Второй мировой войны.


Производитель оправдывает себя тем, что использование этого символа является данью славному историческому прошлому Норвегии. На многих свитерах и куртках этой компании есть изображения норвежского флага, среди названий моделей — Trondheim, Nordfjord, Nordstrand или Bergen.


Этот бренд одежды в 2012 году открыл в Германии магазин под названием Brevik. В результате в разных странах появились названия, которые часто связывались с именем Андерса Беринга Брейвика (Anders Behring Breivik).


«На голове политика была наци-бейсболка», — писала год спустя шведская газета Aftonbladet. В магазине Хагберга покупки делал Роберт Стенквист (Robert Stenkvist), представитель «Шведских демократов».


«Я думаю, что сегодня вряд ли кто-нибудь будет писать об этом. Эта одежда стала мейнстримом», — утверждает Хагберг.


Она стала ответом русских правых экстремистов на (норвежскую) Fotballfrue.


Сайт Инны Буниной (27 лет) в Instagram посетило 20 тысяч человек. Большинство из более чем 500 фотографий, выложенной ею после того, как она три года назад завела свой фотоблог, видимо, сделаны профессиональным фотографом. Это красочные, мягкие, нежные, блестящие и гламурные фотографии. На многих из них мы видим двух ее детей пяти и двух с половиной лет. На некоторых есть и ее муж, но его невозможно разглядеть подробно.


«Я веду блог, посвященный традиционным семейным ценностям. Я не воспринимаю себя как фотомодель, в первую очередь я считаю себя матерью и супругой».


В модной одежде и хипповских очках она позирует в известных кафе, на фоне красивой архитектуры и красивой природы. Мы видим постельное покрывало с розовым рисунком из ИКЕА, куртку с этикеткой Fjällräven, ботинки Timberland и майки с логотипами Metallica и AC/DC.


Все красиво и нормально. Но вдруг мы замечаем похожую на свастику татуировку и одежду с надписями Slayer (убийца) и True til death (верный до смерти).


Имя пользователя содержит цифровую комбинацию «88», нацистский жаргон, означающий Heil Hitler (H — восьмая буква латинского алфавита). На ее руках вытатуированы ласточки, многие считают их символом власти белых. Все предплечье украшает кинжал с надписью Meine Ehre heisst Treue» («моя честь — это верность»), лозунг нацистской организации SS.


На другой руке у нее колесо с надписью рунами «Слава белым детям Руси». На обеих руках — две изломанные красные татуировки, напоминающие свастику.


«Красота должна быть естественной. Я не верю в какие-то show-off и не люблю много косметики».


Швед Дан Эрикссон (Dan Eriksson) стоит за медийной платформой, которая занимается националистическим радио, интернет-телевидением, подкастами и интернет-газетой.


Кроме того, компания продает книги с такими названиями, как «Расист, конечно» и «На защиту севера».


Когда Эрикссон пять лет назад основал компанию Motgift, у каждой программы было от 500 до тысячи слушателей. После миграционного кризиса 2015 года эти цифры, по словам Эрикссона, выросли до 8-12 тысяч.


В основном слушателями являются мужчины в возрасте до 30 лет. Лишь 18% — женщины.


«Одной из наших самых больших заслуг является то, что мы донесли националистические идеи для широких слоев населения. Это с самого начала было нашей целью», — говорит Эрикссон.


В то время не было никаких националистических СМИ. Сегодня он считает, что Швеция — ведущая страна мира в том, что касается так называемых альтернативных средств массовой информации.


«Прогресс объясняется тем, что мы начали показывать картину национализма, который ранее не был так заметен. Мы говорим, естественно, о политике и событиях с нашей точки зрения, но мы также показываем, что мы совершенно обычные люди», — говорит Эрикссон.


«Ранее большинство националистов были анонимными. Они не хотели показывать себя или обнародовать свои мнения. Мы избрали противоположное — полную открытость. Мы предлагаем самих себя. Сидим в студии и смеемся. Мы показываем наши семьи, и все знают, куда мы ездим отдыхать. Это, видимо, и способствует тому, что люди считают наши программы интересными, хотя и не обязательно соглашаются с нашей политикой», — продолжает он.


В какой-то момент передачи они говорят о девушке, изнасилованной мигрантом. Потом беседуют о футболе. Часто они затрагивают тему шведских газет.


«Мы называем их вонючими СМИ или лживыми СМИ. Причина, в частности, в том, что они односторонне освещают миграционный кризис или миграционную проблематику. Когда я запустил Motgift, я сделал это, чтобы иметь возможность оказывать влияние. Я — не политик. Я — создатель общественного мнения. Можете называть меня активистом. Это ведь еще и гораздо легче. Я могу говорить о множестве проблем, не предлагая решений. Хе-хе».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.