Москва. — Обычно престижные частные университеты, где учатся сотни студентов, не закрывают из-за мелких проблем технического характера, которые появились шесть месяцев назад, но уже нашли свое решение.


Но именно в такой сложной ситуации оказался открытый 20 лет назад Европейский университет в Санкт-Петербурге, ставший бастионом гуманитарных наук. После яростных нападок консерваторов на этот вуз районный суд принял решение о его закрытии.


То, что видят все, является отличительной чертой путинской эпохи: это юридическая война нового типа, в которой государственные суды под предлогом соблюдения закона добиваются политического послушания. В отличие от откровенных репрессий на советский манер, сейчас решения принимаются по итогам сложных, зачастую многолетних судебных баталий, которые, тем не менее, неизбежно приводят к политически желательному вердикту. Одним из наиболее показательных примеров стало недавнее решение местного суда, который оставил в силе приговор лидеру оппозиции Алексею Навальному, осужденному за хищение денежных средств. Побочным эффектом стало то, что Навальный может лишиться возможности баллотироваться в президенты на выборах, которые состоятся через год.


Сторонники Кремля осуждают такую характеристику, видя в ней пример западного высокомерия и попытку опорочить российские суды и власть закона. Разрешить все проблемы в ходе таких дебатов очень непросто.


«Фальшивые исследования»?


Но давайте рассмотрим случай с Европейским университетом, который является частным учебным заведением, где в настоящее время обучается около 260 студентов, среди которых немало иностранцев. Университет занимает величественное здание Малого Мраморного дворца в историческом центре Санкт-Петербурга.


Он был основан в иную политическую эпоху, в 1994 году при поддержке тогдашнего мэра и реформатора Анатолия Собчака и при значительной финансовой помощи со стороны различных международных организаций, включая фонды Сороса, Макартуров и Спенсера. Это один из немногих частных университетов в России, имеющий лицензию Министерства образования на присвоение ученых степеней. Его регулярно называют одним из лучших вузов России.


В учебной программе университета много часов политологии, социологии, истории и экономики. Многие занятия проводятся на английском языке, а к преподаванию порой привлекают иностранных профессоров. Даже среди российских вузов, многие из которых развивают связи с другими странами и зарубежными образовательными учреждениями, Европейский университет считается весьма либеральным учебным заведением. В его попечительский совет входят несколько иностранцев, а также ведущие российские либералы, такие как бывший министр финансов России Алексей Кудрин и откровенный и прямой директор музея Эрмитаж Михаил Пиотровский.


Проблемы у университета начались в июне прошлого года, когда ультраконсервативный законодатель из Санкт-Петербурга Виталий Милонов подал на него официальную жалобу. В соответствии с российским законом, в ответ на нее пришлось начать официальное расследование.


Милонов — это главный автор закона «против пропаганды гомосексуализма». Сейчас он является депутатом Государственной Думы. Отвечая в пятницу на вопросы корреспондента, Милонов заявил, что просто подал запрос на основании жалоб граждан, среди которых было письмо, которое он якобы получил от пяти студентов Европейского университета. Студенты «подняли ряд вопросов о качестве университета и о его услугах», сказал депутат.


«Всех проблем я не помню, но одна была связана с преподаванием гендерных исследований в вузе. Мне лично это кажется отвратительным, это фальшивые исследования, и возможно, они незаконны, — заявил Милонов. — Но я не могу судить об этом, и поэтому я передал эти вопросы на рассмотрение властей».


Под микроскопом


Уже через несколько недель в университет с внезапными проверками нагрянули 11 ведомств, которые нашли 120 нарушений различных норм, правил и предписаний. Ни одно из них не касалось учебного процесса, и в основном это были мелкие недостатки в оформлении кадровой документации, незначительные нарушения строительных норм и правил, отсутствие стенда с анти-алкогольной информацией и спортзала для сотрудников. В то же время, местные кадастровые органы подали в суд, потребовав отменить разрешение на аренду университетского здания из-за того, что вуз якобы не выполняет какие-то договорные обязательства.


Консервативные СМИ Санкт-Петербурга начали более откровенные нападки на университет.


«Этот университет, позиционирующий себя в качестве ведущего негосударственного образовательного учреждения, готовящего высокопрофессиональных специалистов для российского государства, занимается весьма сомнительной „научной" деятельностью, — говорится в анонимной статье, размещенной на одном из ведущих новостных сайтов правого толка. — Профессорско-преподавательский состав и студенты „Европейского университета" серьезно изучают ценности движения ЛГБТ и стратегии неолиберального развития России…. Возникает впечатление, что истинная цель этого „университета" — не научные достижения и открытия, а подготовка элитных борцов за „демократизацию" нашей страны».


В декабре университет поступил очень странно с точки зрения любой западной страны, но вполне разумно для российских условий: он попросил вмешаться Путина. В течение недели лицензия была восстановлена.


Но 20 марта арбитражный суд Санкт-Петербурга снова аннулировал лицензию университета, сославшись на нарушения, рассмотренные в суде в сентябре прошлого года.


«Мы застряли на букве закона, — говорит ректор университета Олег Хархордин. — Мы не можем отрицать, что в сентябре прошлого года были обнаружены некоторые недочеты. Но мы приняли энергичные меры по их устранению, а суд все равно судит по этим недостаткам. Судья отказался учитывать любые новые факты и распорядился отозвать нашу лицензию [20 марта]».


Университет намерен обжаловать решение в апелляционной инстанции, говорит Хархордин. Но если, как и ожидается, вуз будет закрыт, у него останется только один выход: обратиться за новой лицензией.


«Мы уже подготовили 20 килограммов документов, которые необходимы для подачи заявки на получение новой лицензии. Это наш единственный запасной план», — говорит ректор.


Какова подоплека этих событий?


Трудно сказать, что происходит на самом деле, однако буквально все высказавшиеся по этому поводу эксперты говорят, что дело здесь либо в недвижимости, либо в политике.


Кто-то считает, что это главным образом попытка переселить уязвимое в нынешних политических условиях учебное заведение из ценного здания Малого Мраморного дворца, которое оно получило в либеральные 1990-е годы. Согласно этой гипотезе, лицензию восстановят, как только университет переедет.


Другие полагают, что это политическое наступление на руководителя совета Европейского университета Кудрина, который является давним другом Путина. Сегодня постоянной темой для сплетен стало его возвращение в правительство для реализации программы либеральных реформ.


Политолог из московской Высшей школы экономики Николай Петров говорит, что верно может быть и то, и другое. Но его беспокоит то обстоятельство, что закрытие Европейского университета может положить начало мощному наступлению на западную методику преподавания политологии в российских вузах.


По его словам, это русский парадокс, берущий свое начало в эпоху Петра I, а может быть и раньше. Кремлевские лидеры хотят получать от Запада то, что он может им дать в плане технологий, науки и управленческих знаний, но совершенно не хотят его политических идей.


«Настроение сегодня такое, что высшее образование хорошо тогда, когда оно связано с технологиями и с конкретной наукой. Экономика — это тоже ничего. Но все плохо, когда в вузах начинают преподавать западные политические ценности, — говорит Петров. — На кафедры политических наук по всей стране оказывается давление с целью их „объединения" с другими кафедрами, скажем, государственного управления, что неизбежно приведет к изменениям в стиле преподавания».


Пока невозможно проверить, действительно ли такая тенденция существует. Но если это так, научно-образовательное сообщество России ждут значительные перемены. В престижном Московском государственном институте международных отношений (МГИМО) действительно идет слияние кафедры политологии и международного менеджмента, однако доцент кафедры политической теории Кирилл Коктыш утверждает, что это делается в целях экономии и координации действий.


«У нас было два конкурирующих коллектива, и наши доноры решили объединить их в целях оптимизации финансирования, — говорит он. — Это не значит, что политологию задвигают в тень».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.