Встреча

 

Польские монахини-альбертинки приехали в Усолье-Сибирское в 2001 году. После Юбилейного года они хотели воздать благодарность Христу новой миссией. Об этом их просил также епископ Ежи Мазур (Jerzy Mazur), который был тогда главой католической епархии Восточной Сибири. «Мы должны были отправиться в Усолье-Сибирское — некогда процветавший промышленный город, который после распада СССР оказался в глубоком кризисе. Там царила нищета и преступность. К сожалению, главными жертвами закрытия заводов и алкоголизма у взрослых стали дети», — рассказывает сестра Габриэла, которая с двумя другими сестрами-альбертинками создала там свой дом. Они приехали в неизвестность. У них не было даже скромного жилья. Их спасла знакомая православная женщина, дав им кров. Первая сибирская зима, как по заказу, оказалась мягкой: всего до минус 30, а не до минус 50, как это бывает обычно. Через некоторое время сестрам удалось снять две комнаты, которые сразу же стали пристанищем для детей: из неблагополучных семей, с улицы, нюхающих клей. «Нищета была ужасающая, — рассказывает сестра Габриэла. — Грязь, вши, голод. Дети льнули к нам, потому что никогда не знали тепла. Иногда они стучались в дверь по ночам и просили хлеба. Бывало, что мальчик, наш воспитанник, старался тайком унести собачью еду, чтобы покормить своих братьев и сестер. Детей нужно было убедить, что хлеб можно просто взять…»

 

Стиральная машина сестер работала постоянно, нельзя было обойтись и без бани. Дети приходили грязные, плохо пахнущие. Зимой, когда температура опускалась до минус 40, — в рваных кроссовках. От сестер они выходили чистыми, переодетыми и в новых ботинках, которые, случалось, потом отбирали у них матери, чтобы продать и купить алкоголь. Когда сестра Габриэла узнала, что на окраине города на теплотрассе кочует группа подростков, она решила за них побороться. Люди говорили: «Сестра, куда ты ходила? Они же могли тебя убить!». «Я даже не думала об опасности. Я (как брат Альберт) взяла хлеб, а еще шоколад и колбасу. Я пошла туда и сначала долго безуспешно их искала. Потом я увидела открытые люки, из которых смотрели детские глаза. Они были дикими и голодными. Я дала детям поесть, поговорила с ними. Так все началось. Некоторым удалось помочь, они приходили к нам».

 

Но некоторым помочь не получилось. Дети с зависимостями, которые давно жили «на свободе», то есть добывали пропитание разбоем и кражами, не были способны принять простые правила, которые установили сестры. Они не хотели учиться, не могли порвать с преступной жизнью, став жертвами исторических потрясений и тоталитарных «игр» взрослых.

 

Новая жизнь

 

«Большинству наших детей нам удалось помочь и удается до сих пор. Сначала мы работали в рамках проекта „Найди себя", который создал житель Усолья-Сибирского, а финансировала организация „Каритас". Она охватывала сто детей. Мы сумели получить от властей помещение, отремонтировать его. Дети встречались там на реабилитационных занятиях, уроках танцев и ИЗО, мы ездили с ними на велосипедные прогулки, купили коньки. И, конечно, мы досыта их кормили…»

 

Этому научил сестер брат Альберт: сначала бедняку нужно дать еду, потом одежду и крышу над головой, а лишь затем начинать разговоры о Боге или об учебе. «Однажды я спросила маленького Алешу, почему он постоянно сбегает из школы. А он очень искренне мне ответил, что не может сидеть там, когда у него урчит в животе, — качает головой сестра Габриэла. — И мальчик был прав».

 

Поэтому сестры начали покупать детям еду, но это не было полноценным питанием, к тому же дорого обходилось. Средства у сестер заканчивались. «Мы начали сами готовить и печь хлеб. Вкусно, полезно, хотя вначале было скромно. Например, мы брали сардельки, мелко резали и делали из них соус, чтобы полить макароны или рис. Мы садились за стол вместе: и сестры, и дети. Всем нравилось».

 

Потом, когда сестрам начали помогать спонсоры и добрые люди, блюда стали более богатыми, но оставались полезными и домашними. Кроме того монахини завели огород, сажали собственную картошку. И витамины, и экономия. А еда? С собственными овощами она стала еще вкуснее. Эффект не заставил себя долго ждать. Многие подопечные сестер, даже те, кто был постарше, вернулись в школу, продолжали учебу, получали профессию и даже высшее образование. «Сейчас это взрослые люди. Некоторые познакомились у нас, поженились, приняли крещение, сейчас это хорошие католические семьи. Многие наши воспитанники помогают сейчас сестрам на добровольных началах».

 

Работа у семейных основ

 

Сестры работали (и продолжают работать) также с семьями. «Это очень сложная среда. Десять детей, разные отцы, матери, которые не знают, как изменить жизнь. Без перспектив, а иногда и документов». Лишиться в Усолье документов легко: воровство процветает. Сделать новые сложно и дорого, а без документов человек юридически не существует. Замкнутый круг нищеты или сибирский снежный ком. Холодный, бездушный, увеличивающийся. «Мы помогали им оформить новые документы, а это позволяло многим семьям вновь встать на ноги».

С Божьей и людской помощью удавалось также ремонтировать и обставлять жилье, хотя, вернее было бы сказать комнатки или «чуланы», пристроенные сбоку к зданиям побольше. «У одной семьи сгорела квартира, дети остались без крыши над головой. Мы были в ужасе, не знали, как помочь, и молились о помощи. И вдруг ночью зазвонил телефон. Кто-то из далеких стран прочитал о нас и решил выслать нам конкретную сумму денег. Ровно такую, какая была нужна на покупку новой квартиры для этой семьи!

 

Бывало, что сестры делали ремонт своими руками. Приближалась зима, а у одного пожилого человека окна были закрыты полиэтиленом. «Я до сих пор вспоминаю, как мы вставляли окна, отскребали подоконники какими-то ножами. Руки были красные и опухшие, но все получилось!»

 

Семьям покупали стиральные машины и другую бытовую технику. «У нас, у сестер, не было буквально ничего. Но Бог видел, что его чада нуждаются, и давал. Это просто. Я провела в Сибири десять лет, и десять лет наблюдала такие чудеса».

 

Возвращение

 

Руководство Усолья подписало с монахинями договор, по которому те могли пользоваться предоставленным им помещением в течение 50-ти лет. Но руководство сменилось, и некоторое время назад вопрос поставили прямо: сестры должны найти новое. Так выглядит сибирский «закон». «В тот момент в Сибири меня уже не было. Сначала я вернулась в Польшу, потом работала в Аргентине (для меня там было слишком жарко) и на Украине, а сейчас вновь вернулась на родину», — рассказывает сестра Габриэла. Сестры решили купить собственный дом, тем более что прежние комнаты были не слишком просторными, а детей становилось все больше.

 

Купить дом удалось. Правда, он требует капитального ремонта, потому что много лет стоял пустым и разрушался от суровых сибирских морозов. Но неужели Бог и святой брат Альберт оставят свое дело без помощи? «Нам нужно справиться до августа, потому что тогда нам придется окончательно оставить прежнее помещение. К тому времени я уже вернусь в Сибирь, так что смогу помочь всем своим сестрам», — радуется сестра Габриэла, которая не скрывает, что полюбила сибирскую землю, как свою собственную. Возвращается она с удовольствием: «Перед нами много работы. Денег на весь ремонт у нас, конечно, нет, но Он о нас позаботится».

 

Все получится, обязательно. В Сибири видели и не такие чудеса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.