Цель движения, основателем которого является министр обороны, — повышение престижа воинской службы и патриотическое воспитание граждан. В то же время число случаев уклонения от службы в армии в России сократилось.

Новое молодежное движение готовит детей к армии со школьных лет.

Основанное летом 2016 года движение «Юнармия» за полгода успело собрать в своих рядах около 30 тысяч детей, самым юным из которых — восемь лет. Движение быстро набирает обороты. Его можно сравнить с пионерским движением советских времен. Основоположник идеи – министр обороны России Сергей Шойгу.

Одна из важнейших целей — повышение престижности службы в армии и патриотическое воспитание детей.

Если послушать учеников санкт-петербургской школы 210, обучение, похоже, проходит эффективно.

«Я очень счастлив, что достоин служить в Вооруженных силах такой великой страны, как Россия. Я хочу попасть на службу в воздушно-космические войска», — говорит 14-летний Кирилл в Военно-Морском музее Санкт-Петербурга. При музее в декабре 2016 года был открыт новый Экспедиционный центр, который обещает привлекать участвующую в движении молодежь в научной работе, в том числе на арктических территориях.

16-летняя Алина считает, что военная служба оказывает положительное влияние на молодых людей. «Армия дисциплинирует. Из армии возвращаются совсем другими», — говорит она.    

Оба одеты в униформу движения: толстовку песочного цвета, штаны с карманами и красный берет. У организации есть свой символ: голова орла символизирует российское государство и армию. 

Для школы 210 «Юнармия» организовывает походы, во время которых знакомит учеников с историей России и Санкт-Петербурга. Кроме того, школьникам показывают танки и старое оружие.


Неужели российских детей воспитывают в военном духе, начиная с малых лет?

«Я бы скорее сравнил движение со скаутами, а не с пионерами», — отвечает на критику Игорь Коровин. Он начальник штаба регионального отделения «Юнармии» в Санкт-Петербурге. Название должности было выбрано в соответствии с военными терминами, используемыми движением.

По его словам, детей поощряют заниматься спортом, проводят экскурсии, активно изучают историю России.

«Так из них вырастут не просто солдаты, а всесторонне развитые личности», — сообщает Коровин.

«Юнармия» предлагает возможности продвижения по службе и взрослым. Коровин – юрист, который в этом году оставил свой пост депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. Пока работа в «Юнармии» является волонтерской, и организация не получает прямого финансирования от государства.

Коровин, бывший депутат Законодательного Собрания от фракции КПРФ, выбрал для проведения интервью винный бар, особенностью которого является большой выбор сигар.

Он покупает кубинскую сигару, отрезает кончик и выдыхает сладкий дым.

«Часто в таких кружках не было хорошего планирования, о методах воспитания не задумывались. Иногда кружки привлекают к преподаванию отставных военных, и на занятиях могут в худшем случае обсуждаться принципы изготовления взрывчатки», — рассказывает Коровин и выпускает кольца дыма.

«Юнармия», то есть «Юная армия», собирает воедино тысячи различных кружков, деятельность которых в целом объединяет патриотизм. Есть кружки парашютистов, клубы юных шпионов, любителей истории, курсы оказания первой помощи и спортивные кружки, в которых занимаются даже карате и дзюдо. Сейчас преследуется цель собрать эти кружки и управлять ими из Москвы.

Более долгосрочная цель — привлечь в армию обученных специалистов. Подчеркивающая свою военную мощь Россия обновляет свое вооружение, и для того, чтобы им воспользоваться, нужны новые навыки.

Примерно половина членов кружков — девочки. Идея движения основывается также на том, чтобы дети больше двигались и меньше времени проводили за компьютером, играми и телефонами. Правда, за этим стоит воспитание ребенка, пригодного к армии, а не улучшение уровня здоровья граждан.

Эту проблему признает и организация «Комитет солдатских матерей России», который защищает права военнообязанных и военнослужащих.

«Полные патриотизма молодые люди идут в армию, несмотря на проблемы со здоровьем», — говорит координатор «Солдатских матерей» Оксана Парамонова.

«Здоровья не хватает, а лечение получить тяжело, поскольку уровень оказания медицинской помощи в армии сильно ограничен».

Добровольцев достаточно, несмотря на дедовщину

Минуту молчания посвящают солдатам, погибшим на военной службе, и борцам за права человека. Несколько молодых людей и матерей, находящихся в офисе, встают. На стене висит фотография убитой журналистки Анны Политковской.

Организация «Комитет солдатских матерей» рассказывает военнообязанным в Санкт-Петербурге на лекциях, как защищать свои права.

Слет регионального отделения Всероссийского движения «Юнармия» в Забайкальском крае


Вопросов море. Нужно ли воздерживаться от поездок на метро во время призыва, спрашивает кто-то. Полицейские часто останавливают молодых людей в метро и проверяют, отслужили ли они в армии.

18-летний Владимир Токарев был признан медицинской комиссией непригодным к службе в армии. Перед призывом его все же направили в больницу, указанную военкоматом, где астму неожиданно не нашли. Согласно выписке из этой больницы, Токарев полностью пригоден к службе.

«Сначала я подумал, что тогда мне действительно надо идти в армию. Я православный, так что верю, что если меня бьют по щеке, то нужно подставить вторую», — говорит он.

«Теперь я, по крайней мере, понимаю, что все происходящее вокруг меня незаконно. Жалко, конечно, что я непригоден к службе».

Россия ведет открытую войну в Сирии и скрывает свои действия на Украине. Россияне призывного возраста рассуждают, могут ли их отправить сражаться в горячую точку. Некоторые знакомые Токарева готовы с энтузиазмом отправиться в Сирию.

«В Сирии мы не проводим наземные операции, и, надеюсь, ограничимся операциями в воздухе», — рассуждает Токарев.

«А если бы Вашего сына отправили в горячую точку неподготовленным?» — спрашивает он.

Возросший после начала войны на Украине и присоединения Крыма патриотизм начал влиять на работу «Комитета солдатских матерей», начиная с 2014 года. К организации стали обращаться очень редко, поскольку военнослужащие охотнее будут переносить сложности, чем жаловаться.

Когда война на Украине достигла летом 2014 года своего пика, и убитых русских солдат начали хоронить тайно, с организацией начали связываться по телефону. Родственники солдат, тем не менее, не хотели обращаться в суд, потому что их запугали и заставили молчать.

«Для сравнения, во время чеченских воин сотни людей просили помощи организации», — говорит Оксана Парамонова, координатор комитета.

Многие солдаты-контрактники, участвовавшие в военных действиях, обращались в организацию, поскольку армия не выплатила полную компенсацию за контрактную службу. В таких случаях, тем не менее, солдаты говорят, что сами добровольно участвовали в военных действиях во время своего отдыха и не подвергают сомнениям их законность.

«На практике они просили у нас бесплатную юридическую помощь. К защите прав человека это почти не имеет отношения», — сообщает Парамонова.

Вплоть до 2010 года были распространены случаи, когда полицейские и представители армии забирали молодых людей на службу прямиком из дома. Сейчас такие случаи единичны, потому что добровольцев стало больше.

«Что касается армейских условий, мало что изменилось», — говорит Парамонова.

На гражданскую службу попасть очень тяжело, а коррупция и дедовщина все еще очень распространены. В этом году организация вновь начала получать обращения о злоупотреблениях и насилии в армии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.