Большую часть года мы видим по телевизору, как зло побеждает добро. Поэтому люди с нетерпением ждут Рождества и сказок. Я тоже хочу написать о хороших вещах в этом праздничном комментарии.

Рождество — это праздник вечного добра, а не современного, нового или продвинутого, как бы мы его ни оценивали — как христиане или как атеисты. Вещи и ценности, которые существуют давно, не меняются. Сила традиций, культура, наследие предков, надежды, рождение…

Нечто, что неизменно, что на свете давно. Скажем, прадедушка. Как в прошлом году он играл под елочкой на полу с двухлетней Элишкой, самой младшей в семье, и ее игрушками. У нас осталась замечательная фотография. Когда Элишке будет 20 лет, она, конечно, будет плохо помнить прадедушку, а вот фото вспомнит. Фотография останется с ней на всю жизнь.

Чудо семьи.

Десять лет назад умерла моя бабушка, и я в прощальной речи сказал в конце, что теряю человека, который во всех жизненных ситуациях был всегда на моей стороне, заслуживал ли я эту поддержку или нет. Таких людей у каждого из нас очень мало. У многих их нет вообще. Но если такой человек найдется, то почти всегда он член семьи.


Рождество — важный праздник, поэтому во время него вы чувствуете силу семьи. И так же происходит, к примеру, во время болезни, рождения, свадьбы. Когда случается нечто важное.

Не бойтесь, я не буду писать целый комментарий высокопарно, ведь за прошедшие три года вы уже узнали мой стиль. Я не буду писать и «по-политически» о том, что традиционную биологическую семью нужно защищать, потому что в мире все больше и больше дураков, которые думают, что она пережиток.

Сейчас Рождество, и я напишу о вещах, которые люблю. О тех вещах, которые не меняются и не зависят от правящего режима.

Я люблю горы. Я не знаю почему, но меня туда тянет. Летом, осенью, зимой. Я даже думаю, что люди там добрее. Это глупо. Вид с часовни на Луговую турбазу, а позади возвышается Снежка — все как будто с другой планеты. Лучше всего там в октябре: луг невероятно желтый, позади — пропасть в неизвестность, в Польшу. Начало января, пороша и морозец. Я тепло одет и еду на лыжах в девятом часу один по глубокому снегу на крутом склоне вниз. У меня острые и подготовленные лыжи. Будет прекрасный зимний день, и я на улице. В мире все хорошо. Внизу у подъемника это ощущение исчезает. Люди, турникет, реклама. Наверное, если есть небо, то путь к подъему туда очень долгий.

Я вообще люблю спорт. Когда я проезжаю 70 километров на велосипеде, у меня хорошее настроение, жажда, голод. Я хорошо сплю, вкус алкоголя становится богаче, и жена мне нравится больше. Или вот как бывает на этих соревнованиях «для дедушек»: когда я переезжаю последний холм, то знаю, что уже доберусь до цели вместе с этой группой. Наверное, доктора называют это «выбросом эндорфинов», но я уверен, что объяснение не так просто.

Окрестности нашего пражского зоопарка. Что-то меняется, и там вырастают миллиардные павильоны, лучше стала графика и маркетинг. Кое-что осталось по-прежнему: животные выглядят изможденными и угрюмыми. Но мне там нравится поезд, который кружит внизу по стометровой трассе, и женщина, которая продает там билеты уже 50 лет (или сколько там) и потом собирает их у детей. С ней ездил и я, когда был ребенком. Я думаю, что у нее нет современной кассы, наверное, у нее вообще нет кассы, но мне совсем не хочется ее закладывать, раз уж Рождество. Кроме того, у меня самого рыльце в пушку, потому что у меня много детей, и каждый раз все хотят кататься «еще и еще» и капризничают там, а эта любезная женщина иногда давала билеты бесплатно. Надеюсь, что весной она там еще будет.

Я люблю Прагу. Она прекрасна. Самые магические места я, скорее, храню в воспоминаниях, потому что теперь никогда не хочу через Карлов мост один, а с туристами и сопутствующим бизнесом мост похож на «Макдональдс». Под вами проплывает пять лодок. Но в молодости я иногда шел в сумерках на мост, был легкий туман. При коммунистах нигде не было яркого освещения — только замок и река, и все, казалось, вышло из средневековой сказки или фэнтэзи. Эта картинка по-прежнему у меня перед глазами. И удивительно пугающие барочные скульптуры вокруг.

Я люблю школы. Перед кафедрой, после кафедры и в кабинете директора я занимаюсь ими уже около 40 лет. Но по-настоящему их люблю. Однажды утром я ехал (как сейчас я все время езжу на встречи) по Моравии. И там не было Йожина из Бажин (Ивана Младека, кстати, я тоже люблю). Я ехал по благообразной деревеньке, каких на юге много. Красивая школа в центре, дети идут с сумками, молодая пани учительница стоит у дверей и улыбается. Наверное, она была на дежурстве, но все равно. Я проехал еще, наверное, четыре деревни, и настроение было прекрасным.

Сейчас каждый день я немного сижу в Фейсбуке. Все там немного выпендриваются, и даже если бы их жизнь на самом деле была такой, как на личной странице, хоть на треть, в стране были бы сплошь счастливые, веселые и успешные люди. Но мне там нравится, к примеру, смотреть на невест, как гордо они выкладывают там десятки фотографий. А еще лучше — рождение детей: сразу видно, как стилизация пропадает, а папы восторженны и горды. Чудо.

Как в Вифлееме. Лежит Иисус. А в мире царит добро (на мгновение).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.