Гибель самолета Ту-154 Министерства обороны России в Черном море недалеко от Сочи — это не просто трагедия. Это еще и в высшей степени медийная трагедия. Судите сами. Среди 92 или 93 погибших — три съемочные группы: Первого телеканала, телеканала «Звезда» и НТВ. А также почти в полном составе — хор Ансамбля песни и пляски имени Александрова Министерства обороны во главе со своим художественным руководителем — талантливым дирижером и композитором генерал-лейтенантом Валерием Халиловым. Кроме того, на борту самолета погибла знаменитая «доктор Лиза» — Елизавета Глинка, возглавлявшая фонд «Справедливая помощь». Она направлялась в Сирию с грузом гуманитарной помощи. По некоторым сообщениям, на борту находился также глава военной полиции России генерал-лейтенант Владимир Ивановский, но его гибель пока что официально не подтверждена. Неудивительно, что в связи с катастрофой 26 декабря в России объявлен общенациональный траур, изменена сетка телепередач, а сама авиакатастрофа над Черным морем стала главной темой новостей и всех телепрограмм. Я тоже выражаю свое самое искреннее соболезнование родным и близким всех жертв авиакатастрофы. Особенно большую потерю понесла военная составляющая российской музыкальной культуры. Воссоздавать хор ансамбля имени Александрова придется, наверное, не один год, да и Халилова заменить будет трудно.

И, как и все россияне, я хотел бы выяснить подлинные причины авиакатастрофы. Сразу же после первых сообщений о гибели Ту-154 федеральные телеканалы и другие официальные российские средства массовой информации озвучили две вероятные причины случившегося: техническая неисправность самолета или ошибка пилотирования. Третью возможную версию — террористический акт — первоначально даже опасались произносить вслух.


Что ж, рассмотрим все возможные версии катастрофы. Начнем с технической неисправности, которую российские следственные органы пока что рассматривают как приоритетную. Возраст разбившегося самолета — 33 года. Солидный, но для самолетов этого типа возраст безопасной эксплуатации — 35 лет, со вполне возможным продлением. Сами по себе самолеты Ту-154 чрезвычайно надежны и имеют многократно дублирующие друг друга системы управления. Следует также принять во внимание, что разбившийся борт все время эксплуатировался в системе Министерства обороны. А там самолеты летают на порядок менее интенсивно, чем на пассажирских авиалиниях. Достаточно сказать, что за 33 года самолет успел налетать лишь 6689 часов — при ресурсе в 60 тыс. часов. Самолет также проходил все необходимые ремонтные и регламентные работы — последний ремонт в декабре 2014 года, а последнее плановое регламентное обслуживание — в сентябре 2016 года.

Ошибка пилота в данном случае также выглядит маловероятной. Самолет пилотировал  опытный летчик — майор Роман Волков, налетавший более 3000 часов. Наверное, для пилотов авианосцев такой налет маловат. Американские и британские пилоты в авиагруппах авианосцев обычно имеют налет не менее 10 000 часов. Но для пилотов обычных военно-транспортных самолетов 3000 часов — более чем достаточно. К тому же погода была идеальной — ни облачности, ни дождя, ни ветра.

Между тем, как бы это ни было неудобно для кремлевских структур, и сколько бы ни кричали их представители об абсолютной невозможности теракта (на самолете Министерства обороны не мог произойти теракт, потому что он не мог произойти никогда), именно версия о террористах сейчас представляется наиболее вероятной. Самолет упал на седьмой минуте после вылета из аэропорта Адлера, и произошло это примерно в 5 км от берега. Связь с самолетом прервалась внезапно. Пилот не успел ничего сообщить о какой-либо нештатной ситуации на борту или подать сигнал бедствия. Обычно такая картина возникает тогда, когда на борту самолета происходит взрыв. На взрыв указывает также большой разлет фрагментов самолета — по некоторым данным, до 15 км. При ударе не разрушившегося самолета о воду при падении с небольшой высоты такого большого разлета обломков не могло быть. А если бы дело было в некачественном топливе, то самолет сорвался бы в штопор значительно раньше седьмой минуты после взлета. Правда, по одной из версий, это произошло уже через 2 минуты после взлета. Но в случае с некачественным топливом катастрофа развивалась бы достаточно времени для того, чтобы успеть подать сигнал бедствия. Происшедшее очень напоминает то, что происходило во время взрыва самолета А321 в Шарм-эш-Шейхе 31 октября 2015 года.

Один из российских экспертов высказал предположение, что бомбу могли подложить в багаж артистов в Чкаловском или еще в Москве. Действительно, не секрет, что предполетный досмотр на рейсах военных бортов не всегда отличается той тщательностью, что характерна для служб авиационной безопасности гражданских аэропортов. Но если бы бомба уже была на борту Ту-154 в момент вылета с военного аэродроме Чкаловский под Москвой, то взрыв наверняка произошел бы еще на маршруте Чкаловский — Адлер. Нет, скорее всего, бомба была пронесена на борт уже в аэропорту Адлера. Неслучайно к расследованию подключилось ФСБ. Ее специалисты проверяют всех, кто имел отношения к обслуживанию погибшего Ту-154 или могли подниматься на его борт в военных аэропортах Чкаловского и Адлера.

Замечу, что нельзя исключить и версию, что Ту-154 был сбит террористами из ПЗРК. Самолет упал достаточно близко от побережья и мог находиться в радиусе действия зенитного комплекса из числа тех, что имеются в распоряжении ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.). В любом случае у террористов должен был быть агент в аэропорту Адлера. Но о том, что Ту-154 погиб в результате теракта, исламисты объявят только через несколько дней, как это было и в Шарм-эш-Шейхе, когда исполнители теракта будут уже в относительной безопасности.

Если мы и на этот раз имеем дело с действиями исламских террористов, то уничтожение самолета Министерства обороны можно рассматривать как месть за Алеппо. И как свидетельство того, что в российском военном ведомстве с безопасностью полетов далеко не все в порядке. Если версия об «исламистском следе» подтвердится, то цена российской интервенции в Сирии, измеряемая в человеческих жизнях, после крушения Ту-154, как минимум, удвоилась.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.