По мнению автора диссертации Олли Клеемолы (Olli Kleemola), целью немцев в войне было получение нового жизненного пространства, финны же считали Восточную Карелию колыбелью финской нации.

В своей диссертации Клеемола исследует фотографии, сделанные немцами и финнами с целью пропаганды, и фотографии, снятые обычными солдатами, и анализирует, каким образом они показывают Советский Союз, его жителей и военных. Материалы исследования состоят из немецких пропагандистских фотографий с восточного фронта, и фотографий, снятых финскими разведгруппами — их во время Советско-финской войны 1941-1944 годов было сделано около 150 тысяч.

В качестве источников для исследования он использует также финские и немецкие иллюстрированные журналы военного времени, а также фотоальбомы обычных финских и немецких солдат.



«В то время фотография считалась более достоверным источником информации, чем текст. С их помощью немцы пытались продемонстрировать то жестокость советского правительства, то бесчеловечность советских солдат, то полную отсталость Советского Союза», − рассказывает Клеемола.

По его мнению, то, что в образе Советского Союза, созданном с помощью пропагандистских фотографий немцев и финнов, есть большая разница, частично объясняется главными целями, которые страны ставили перед собой в войне. С другой стороны, это может объясняться разницей задач, поставленных перед пропагандистскими подразделениями.

«Для немцев с самого начала главной целью было завоевание „жизненного пространства“ и расселение немцев на завоеванных территориях, тогда как финны видели в Восточной Карелии своеобразную „колыбель финской нации“, которая со временем вместе с проживающими там родственными финнам народами могла бы стать равноправной частью Финляндии», − пишет Клеемола.

«Таким образом, немцы не ставили перед собой цели показать на фотографиях хороший жизненный и образовательный уровень на завоеванных территориях, скорее наоборот. Показывая неразвитость захваченных территорий, немцы подкрепляли утверждения пропаганды о том, что люди, проживающие на этих территориях − „недочеловеки“, и их надо убрать с дороги новых немецких переселенцев».

Финны тоже показывали на своих фотографиях Восточную Карелию как неразвитую и отсталую территорию. Однако, по словам Клеемолы, предназначение этих фотографий было совсем другое.

«Например, показывая на фотографиях старые методы труда, они ставили перед собой задачу задокументировать сохранившиеся в Восточной Карелии «первозданные финские корни».

Немецкая пропаганда более беспощадная

По словам Клеемолы, фотография была в период Второй мировой войны самым главным способом визуального воздействия.

«В особенности значение фотографии понимали в национал-социалистической Германии, и когда летом 1941 года началась война против Советского Союза, фотография стала одним из главных способов, с помощью которого пытались оказать влияние на представление граждан о Советском Союзе. Специальные пропагандистские подразделения поставляли огромное количество фотографий советских военнопленных, а также фотографии населения и условий жизни на захваченных Германией территориях».

По его словам, к началу Советско-финской войны 1941-1944 годов финны тоже наконец-то поняли значение фотографии как средства пропаганды. В войне также принимали участие отдельные разведывательные подразделения.

В своей работе он показывает, как умело немцы использовали фотографию в качестве средства пропаганды.

«В репертуар способов немецкой пропаганды входил фотомонтаж из двух фотографий, на котором с помощью противопоставления демонстрировались превосходство немецкого уровня жизни. Немцы не отказывались также от публикации фотографий, показывающих зверства, если считали их отвечающими задачам пропаганды. Финны не могли сравниться в использовании пропагандистской фотографии с немцами, и, например, финские фотографы периодически заимствовали снимки с военнопленными у немецких фотографов.

Фотография как способ осознать пережитый ужас

Наряду с фотографиями, созданными пропагандистской машиной, Клеемола рассматривает в своей работе военные фотографии, найденные в личных альбомах финских и немецких солдат.

«Фотокамера и съемка в то время не были доступны каждому, поэтому обладатели фотокамер часто продавали снимки своим товарищам по оружию. Фотографии продавались тысячами экземпляров».

В фотографиях солдаты подражали манере пропагандистских фотографий, которая им была хорошо известна из иллюстрированных журналов, но, с другой стороны, они также подвергают сомнению некоторые утверждения пропаганды.

Например, Восточная Карелия, по словам Клеемолы, на фотографиях финских солдат совсем не выглядит такой идиллией, как это хотели показать фотографы пропагандистских подразделений.

С другой стороны, фотографии фронтовиков запечатлели ужасы, которых не встретишь на официальных фотографиях.

«Фотография была для солдат важным способом взаимодействовать с ужасами войны. Фотокамера была своего рода „оптической броней“, которая располагалась между снимающим и картиной ужаса. Таким образом, с ужасом не приходилось встречаться лицом к лицу. С другой стороны, фиксация картин облегчала их осознание впоследствии. В фотоколлекциях ветеранов встречаются подчас действительно ужасные снимки, которые позволяют современному человеку приблизиться к опыту, рассказать о котором словами невозможно».

Работа Олли Клеемолы — первое исследование, в котором изображение врага военной пропагандой Второй мировой войны исследуется исключительно на основании фотоматериалов, а также способом сравнения.

«Моя работа также открывает новые методические ракурсы для использования фотоматериалов в качестве источника для исторических исследований. Использование фотографии в качестве источника для исследований пока является редким явлением, но я надеюсь, что в ближайшем будущем оно получит широкое распространение, потому что значение фотографии как средства информации огромно».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.