Трубадур Вячеслав Куприенко разъезжает по расположенному на востоке Украины Донбассу, где войска Киева и сепаратисты оспаривают друг у друга контроль над остановившимися заводами, разрушенными деревнями и заброшенными землями. Там, где люди ходят в бронежилетах и с оружием в руках, он идет с сумкой и гитарой через плечо, чтобы исполнить песни о зарождении нации, любви и разлуке, крови и страхе.

Донбасс его детства превратился в мешанину блокпостов, на которых жителям иногда приходится сидеть часами из-за отсутствия какой-то бумаги или подозрительного, по мнению военных, лица. Но никто из украинских солдат даже не думает о том, чтобы преградить путь бывшему спецназовцу Красной армии.

Но к сепаратистам он уже больше не ходит. Война прочертила границу не только на картах, но и в головах. «Меня бы сразу задержали на линии фронта, — объясняет он. — Для многих ветеранов Красной армии я — предатель. Миф о братьях по оружию разлетелся в щепки».

«До Майдана Украина ничего для меня не значила»


Вячеслав Куприенко не всегда был украинским патриотом. Подперев мощной рукой квадратную челюсть, 52-летний музыкант вспоминает прошлое защитника Великой России, которую сейчас отвергает. «До событий на Майдане Украина ничего для меня не значила», — признает он. Он родился в Алчевске (небольшой украинский город на севере нынешней территории сепаратистов) в семье украино-белорусского отца и русской матери. Тогда он ощущал себя одновременно русским и советским человеком.

Военное училище со специализацией в разведке, партбилет, служба в спецназе… Молодого «гомо советикуса» отправили сражаться в Афганистан. Его вера в коммунистическую систему дала трещину, когда он оставил позади афганские горы с последним конвоем советского спецназа в 1989 году. «Эта война была глупой ошибкой, — говорит он. — Там я понял, что нацию уничтожить нельзя».

Вячеслав подал в отставку в 1991 году, в момент распада СССР. Он обосновался с женой и двумя детьми неподалеку от Киева, занялся музыкой и периодически подрабатывал переводом с китайского. На выборах он без раздумья поддержал прокремлевского кандидата Виктора Януковича. «При Советском Союзе все было серым: города, люди, национальности, — задумчиво вспоминает он — Я тоже долгое время мыслил в сером цвете. В жизни человеку очень сложно найти собственные цвета».

Он отвернулся от Москвы

В конечном итоге Вячеслав Куприенко обрел их зимой 2013-2014 года: синий и желтый цвета украинского флага. Увиденное и услышанное на Майдане изменило бывшего спецназовца. Он пустился в бесконечные дебаты. Проявил интерес к украинскому языку. Начал петь. Залез в книги по истории, чтобы сформировать собственное мнение об украинских националистах, которых в советские времена автоматом записывали в «фашистов».

Когда к востоку от Киева разгорелась война, Вячеслав Куприенко уже отвернулся от Москвы. «Я стал украинцем», — утверждает он. Осталось лишь найти собственный путь на «новой» родине. Бывший солдат, которого учили убивать лучшие инструкторы Красной армии, отказался от насилия. И стал ездить по позициям обескровленной украинской армии, которая была ослаблена годами коррупции и организованных хищений, вынуждена питаться принесенным волонтерами супом.

Некоторые на восточном фронте ударились в ультранационализм. Но не он. Вячеслав пытается сохранить связи с русскими друзьями и родственниками, несмотря на политические разногласия. Те, кто считали его нацистом, сожгли мосты во время Майдана. «Один ветеран Афганистана прозвал меня в соцсетях трубадуром спецназа, — улыбается он. — Он считал это оскорблением. Но я воспринял это как комплимент».

Его вдохновение

Вячеслав Куприенко начал писать стихи и песни в Афганистане. Как ни парадоксально, проигранная СССР война позволила бывшему спецназовцу вырасти как человеку. «Там я начал понимать, как работает мир и как создается история», — рассказывает он.

Источником вдохновения для музыканта всегда служит «нарушение сложившегося равновесия: шок, сильные переживания, эмоции». Вчера всем этим был Афганистан. Сегодня — бунт на Майдане и конфликт в Донбассе. Помогает ему писать и память о ставшем жертвой советских репрессий деде, которому он посвятил отдельную песню.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.