Период с 11 марта 1985 года, когда к власти пришел Михаил Горбачев по декабрь 1991 года, когда произошел распад СССР, некогда могущественной империи, вошел в историю как незабываемый, положивший начало созданию новой геополитический карты.

Этому яркому и увлекательному периоду новейшей истории, посвящена последняя книга Элен Каррер д’Анкосс (Hélène Carrère d’Encausse) «Шесть лет, которые изменили мир: падение советской империи».

Постоянный секретарь Французской академии, известный историк, политолог, специалист по истории России. Элен Каррер д’Анкосс (Hélène Carrère d’Encausse), урожденная Зурабишвили, в интервью изданию рассказала о своем восприятии таких российских политиков как Горбачев, Ельцин и Путин.

Хосеба Элола: Владимир Путин охарактеризовал распад СССР, как самую большую геополитическую катастрофу XX века. Что вы думаете по этому поводу?

Элен Каррер д’Анкосс: Я думаю, что его слова были неправильно истолкованы. Путин вложил в слово катастрофа, то понятие, которое дал Солженицын, описывая конвульсию, которая все изменила. Это не были стенания Путина по поводу конца социалистической системы, поскольку он ранее сказал, что «кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А у того, кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы».

Таким образом, это было не оценочное суждение, а оценка широты данного явления. Величайшими событиями XX века были также русские революции, советизация Восточной Европы в 1946 году.

Развал СССР был экстраординарным событием, в первую очередь, потому что режим был демонтирован сам по себе, мирным путем. Слава Богу, что это произошло мирным путем, без многочисленных человеческих жертв. Процесс распада Советского Союза происходил в условиях гражданского мира и совершенно необыкновенного народного энтузиазма.

— В конце своей книги, вы пишите, что Борис Ельцин заслуживает достойного места в истории наряду с великими реформаторами, как Горбачев. Ельцина на Западе воспринимали в карикатурном плане, а вы его реабилитирует как политического деятеля.

— На Западе его воспринимали как алкоголика, пьяницу. Я не стремилась его реабилитировать. Для русских, однако, Горбачев пожертвовал всем.

— Россияне не испытывает особых симпатий к Горбачеву. Россия является хрупкой демократией, но с положительными элементами. Появились средние классы (…) и есть очень высокий уровень образования.

— Да, они не любят Горбачева. Но Ельцин им тоже не нравится за «хорошие» манеры. Я написала эту книгу, чтобы восстановить историческую справедливость, а не реабилитировать их. Каждый из них достойно внес свой вклад в новейшую историю.

— Вы неоднократно встречались с Ельциным. Какое у вас сложилось впечатление о нем?


— Я встречалась с ним много раз. Присутствовала на избирательных кампаниях в 1991 году и в 1996 году. Да, он пил. Он пил постоянно. Но он не был алкоголиком. Ельцин любил повторять одну фразу: «На Урале все пьют». Он был настоящим сибиряком. Пастернак в книге «Доктор Живаго» написал, что Урал — ужасное место. И это правда. Но в то же время Ельцин умел говорить с народом, отвечал его чаяниям. Он был больным человеком, его сердце было в плачевном состоянии. Так, что его не стоит воспринимать как карикатуру. Это не так, Ельцин был рафинированной личностью, в то время как Горбачев был более прозападным. Да и супруга Ельцина была умной, утонченной женщиной.

— Горбачева любят на Западе и в тоже время к нему плохо относятся в России, как он это воспринимает?

— Для него это тяжело и горько. Он считает, что остался непонятым для большинства россиян. Сейчас он болен, потерял любимую жену, он несчастный вдовец. Его по-человечески очень жалко. Супруга Горбачева Раиса — догматик. Она была настроена прокоммунистически, даже больше, чем он. Горбачеву больше по душе идеи социал-демократии.

— Как вы думаете, со временем может измениться в лучшую сторону восприятие Горбачева в России?

— У него очень плохой имидж. В лучшем случае, это порождает безразличие. Это очень печально и несправедливо.

— Считаете ли вы, что сейчас в России есть демократия?

— Институционально да. В России существуют демократические институты. Не забывайте, что новейший период в России насчитывает всего 25 лет, до этого, три поколения людей жили в коммунистическую эпоху и одно поколение в посткоммунистическую. В России демократия хрупкая. Она находится в стадии строительства, но с положительными элементами. Появился средний класс и пока еще остается высокий уровень образования среди россиян. Третий положительный фактор заключается в том, что в России более 60 миллионов домохозяйств, подключены к интернету, что не скажешь о Китае.

— В России высочайший уровень коррупции, убивают журналистов. Вы согласны с мнением, что в России отсутствует свобода печати?

— Коррупция является страшным злом, но она появилась не вдруг. Коммунистическая система была невероятно коррумпирована. Есть газеты, но самое главное — есть интернет.

— Таким образом, вы полагаете, что Россия более демократическая страна, чем о ней думают на Западе?

— В России демократия является незавершенной. Это правда, что Путин построил сильную вертикаль власть. Он сумел внушить людям идею, что сильный лидер это хорошо. По этому поводу есть много споров в обществе, особенно после арабских революций.

— В ходе последней избирательной кампании в России было выявлено много подтасовок.

— Действительно, это так. Но случаи фальсификации результатов выборов отмечены и в высокоразвитых демократических странах, например, во Франции были зафиксированы случаи, когда голосовали" «мертвые души». Это, правда, что российское общество считает, что Путин смог вернуть России былое могущество, и это главное достояние путинской эпохи. Несмотря на экономические трудности, большинство россиян гордятся тем, что Россия вновь вернулась в качестве сильного игрока на международную арену.

— Вы родом из семьи эмигрантов, и на себе испытали тернистый путь становления на чужбине. Вы также являетесь членом Высшего совета по вопросам интеграции Франции. Как вы оцениваете нынешнюю драматическую ситуацию с мигрантами в Евросоюзе?

— В этом вопросе мне близка позиция Ангела Меркель. Вы не можете отмахнуться от людей, которые вынуждены были покинуть родину, так как их жизни угрожала опасность. Мы должны им помогать. Большой проблемой для стран ЕС является экономическая миграция. Это сложный процесс и его необходимо научится планировать. Я не могу спокойно наблюдать, как тысячи людей вынуждены ютиться на улице. Как могу, я им помогаю. Однако если мы хотим, чтобы эти трагические события не повторились, то надо, как можно быстрее заняться вопросами планирования миграции.

— А что вы думаете по поводу, переживаемого Европой кризиса?

— Европейская идея оказалась слабой. Идея единой Европы по своей сути великолепна. Это лучший ответ тоталитаризму. Я думаю, что мы не смогли извлечь правильные уроки из нашей истории. Существует европейский континент, европейская цивилизация, и надо было идти вперед, а не зацикливаться на рассмотрении бюрократических вопросов. Но, я думаю, что еще не все потеряно.

— Возвращаясь к России и вашей книге, вы пишете, что за последние шесть лет мир сильно изменился. Как вы считаете, тот ушедший мир, в какой-то исторический момент может вновь вернуться?

— Тот мир был выстроен идеологически. Я думаю, что его возвращение на европейский континент невозможно. Но некоторое подобие того мира может быть воспроизведено, например, в мусульманских странах. В мусульманском мире есть приверженцы мусульманского модернизма и ваххабиты. Существует опасение, что эти два движения в будущем смогут объединиться, и в Европе это понимают.

Идеология ушедшего мира насаждалась силой с многочисленными жертвами. Есть определенная категория людей, которые считают коммунистическую идею единственно верной, а распад Советского Союза и то, что сейчас происходит в Китае, на Кубе — следствием ее неверной интерпретации. Но эта идея провалилась во всех странах. В Китае вынуждены было пойти на признание рыночных отношений. Народ не дурак, а простой человек не сумасшедший. Страшные уроки истории не надо забывать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.