«Наконец-то, кто-то сейчас выскажется», — думает Ирина. В начале ноября в СМИ стали распространяться новости о том, что в четвертом по величине городе России зафиксирована вспышка эпидемии ВИЧ. Речь о Екатеринбурге — городе-миллионнике на Урале. Городской департамент здравоохранения сообщил, что на данный момент зарегистрировано в общей сложности 26 693 инфицированных жителя. Таким образом, носителем вируса является каждый 50-й житель.

Ирина — одна из них. Свое настоящее имя женщина назвать отказалась. По ее словам, о ее заболевании знают лишь две ее сестры — ни родителям, ни подругам об этом не известно. Большинство из них все равно не поверило бы, говорит 33-летняя Ирина и смеется. Это звучит горько. Если ВИЧ опасен, то, по идее, люди должны были бы умирать моментально, как при тяжелых дорожно-транспортных происшествиях. «Но мы-то здесь — мы живы», — говорит она.

Это произошло пять лет назад. Ирина была беременна и пришла к гинекологу. Тот сообщил ей: «Вы ВИЧ-положительны». Это был шок. Ирина пользуется услугами психолога. Она предполагает, что ее заразил партнер, который участвовал в войне в Чечне. Не исключено, что там он принимал наркотики.

Ответы на эти вопросы она не получит никогда. Этот мужчина, сотрудник полиции, отказался провериться и бросил Ирину. Ей пришлось не только искать некий способ, чтобы жить со «стигмой», как она называет свою болезнь. Она еще и потеряла дочь, у которой был порок сердца и которая не выжила.

В России ВИЧ давно уже является не только проблемой «групп риска» вроде проституток и наркоманов, с которых и началось распространение инфекции по Екатеринбургу. В Свердловской области за первые девять месяцев этого года 51,1% зарегистрированных новых носителей ВИЧ заразились половым путем. Большинство из них — женщины. Эксперты говорят о стадии генерализованной эпидемии, когда вирус уже поразил самую середину общества.

Более миллиона россиян ВИЧ-инфицированы. По данным организации UNIDAD, Россия находится на третьем месте в списке стран с наибольшим числом вновь инфицированных. В 2015 году вирусом иммунодефицита заразились около 95 тысяч человек, и это лишь официальные данные.


Руководитель московского федерального центра по проблемам СПИДа Вадим Покровский считает, что реальные цифры значительно выше и достигают 1,4 миллиона человек. По его словам, ситуация достигла «драматичного» размаха. Теперь даже российский Минздрав признает, что к 2020 году число ВИЧ-инфицированных россиян может достичь 2,5 миллионов.

В Екатеринбурге, расположенном в 1500 километрах к востоку от Москвы, такой открытости не наблюдается. «Что случится, если мы не ответим на вопросы», — спрашивает сотрудница ВИЧ-центра. Ее коллега из департамента здравоохранения уже давно вовсе не отвечает на телефонные звонки. Без согласия властей центр не имеет права разглашать информацию о своей деятельности.

Городской департамент здравоохранения отказывается давать комментарии. Эпидемия не объявлялась, а лишь было дано соответствующее разъяснение, сказала заместитель руководителя центра представителям российских СМИ. До того власти на протяжении многих лет игнорировали проблему ВИЧ и отклоняли рекомендации различных организаций, в частности, ВОЗ.

«Скрытая эпидемия»

Марине Халидовой на протяжении почти двух десятилетий приходится наблюдать за распространением ВИЧ. В 1990-х годах она работала врачом при местных органах власти. Обратив внимание своего руководства на проблему, она услышала в ответ: «Вы что, хотите спровоцировать массовую панику?» При лечении наркоманов, зависимых от опиатов, эксперты вроде Покровского делают ставку на программы по использованию метадона и других заместительных препаратов, доказавших свою состоятельность за рубежом. Однако метадон уже с 1997 года находится в России под запретом.

Халидова основала в 1998 году совместно со своими коллегами неправительственную организацию «Новое время», одновременно покинув госслужбу. Эта организация располагается в старом доме на северной окраине Екатеринбурга. Здесь ВИЧ-положительные женщины и дети вроде Ирины могут получить помощь. По оценке Халидовой, незарегистрированные официально случаи заражения ВИЧ — сама она говорит о «скрытой эпидемии» — превышают официальные данные до трех раз. В первую очередь, обследоваться и лечиться отказываются люди, страдающие наркоманией. Достучаться до них является, по словам Марины Халидовой, наиболее трудной задачей.

Ситуацию осложняет тот факт, что городские власти практически не участвуют в просвещении населения. Недавно близкий к властям Институт стратегических исследований заявил, что «проблема ВИЧ и СПИДа используется в качестве элемента информационной войны против России». По его утверждению, производители презервативов провоцируют молодых людей заниматься внебрачным сексом, что привело к распространению ВИЧ. К этому утверждению присоединилась и Русская православная церковь, заявившая, что в безопасности находятся лишь люди, хранящие верность своим брачным партнерам.

«Устаревшие дешевые медикаменты с многочисленными побочными эффектами»

Антиретровирусная терапия в России бесплатна. ВОЗ рекомендует раннее лечение, однако в действительности лечатся лишь около 30% заболевших, в первую очередь, пациенты с серьезно сократившимся количеством иммунных клеток CD4, впрочем, это не случай Ирины. Однако качество лекарств зачастую оставляет желать лучшего. Координатор движения «Пациентский контроль» Андрей Скворцов говорит: «Хуже всего, что власти закупают устаревшие, дешевые медикаменты с большим количеством побочных эффектов. Они берут то, что могут достать».

В 2017 году государство планирует вновь сделать процесс закупок централизованным. Впервые медикаменты должны будут быть сертифицированы, что, по мнению Скворцова, является шагом в правильном направлении.

Халидова, в свою очередь, настроена более критически. Ей как руководителю неправительственной организации приходится сталкиваться с многочисленными проблемами со стороны государства — уже семь из них были объявлены «иностранными агентами». Среди них — всероссийская сеть ЭСВЕРО, директор которой вынужден был уехать за границу. Сотрудники других организаций испытывают страх и готовы говорить лишь анонимно. Организация Халидовой тоже вполне может попасть под запрет, потому что также получает средства от организации «Хлеб для мира».

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман является единственным официальным лицом, согласившимся пообщаться с нашим корреспондентом. По его словам, неправительственные организации играют важную роль в борьбе с ВИЧ, хотя среди них почти нет серьезных организаций. Но он ничего не знает об организации Халидовой. При этом он поддерживает тех, о ком она переживает: «О детях, которые во всем этом совершенно не виноваты».

Ройзман призывает к тестированию: «Каждый должен знать, позитивен его тест или негативен». Городские власти распространили видеоролики с соответствующими призывами, на что в своем письменном ответе указал и городской департамент здравоохранения. Для молодежной аудитории Ройзман планирует кампанию в социальных сетях. Как она будет выглядеть? «Я что-нибудь придумаю», — говорит он.

Ирина надеется, что как можно больше людей узнают, как передается вирус иммунодефицита человека: «Если ты женщина и являешься носителем ВИЧ, тебя автоматически считают проституткой или наркоманкой». Она надеется найти мужчину, от которого сможет родить ребенка. Однажды она осмелилась рассказать мужчине о своей ВИЧ-инфекции. «И он сразу ушел, — говорит она. — Больше я его не видела».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.