Amnesty International считает, что гражданское общество в России в опасности. Она говорит, что многие законы ограничивают право на свободу слова, собраний и организаций.

«Наш офис в Мурманске в марте 2015 года был объявлен российскими властями иностранным агентом», — говорит исполнительный директор экологической организации «Беллона» Нильс Бёмер (Nils Bøhmer).

Российские власти заклеймили норвежскую организацию как «иностранного агента» после того, как отделение «Беллоны» в Мурманске опубликовало доклад о промышленном загрязнении. Через полгода офис в Мурманске был закрыт.

Сегодня Amnesty публикует доклад, в котором говорится о тех последствиях, которые четыре года действия «закона об иностранных агентах» возымели для общества. Закон нанес вред, прежде всего, российским организациям, но многие из тех 148 организаций, которые значатся в списке, связаны с Норвегией.


«Ассоциации со шпионами»

Помимо экологических организаций в список иностранных агентов также внесены правозащитные и гуманитарные организации.

«Цель очень проста: заткнуть рот организациям и помешать их деятельности в российском обществе», — говорит генеральный секретарь Amnesty в Норвегии Юн Педер Эгенэс (John Peder Egenæs).

После того, как закон вступил в силу в 2012 году, 27 организаций совсем закрыли свои представительства. Дело в том, что в России стало работать гораздо сложнее, получив ярлык «иностранного агента», это довелось испытать и информационному бюро Совета министров Северных стран.

«Если тебя называют «иностранным агентом», большая часть населения в России от тебя отворачивается. Определение «иностранный агент» избрано вовсе не случайно, потому что оно ассоциируется со шпионской деятельностью и с тем, что Россия подвергается атакам из-за рубежа», — говорит Эгенэс.

«Затыкают рот гражданскому обществу»

47-страничный доклад Amnesty показывает, какой вред наносит закон гражданскому обществу в России.

«Цель доклада — показать, как «закон об иностранных агентах» затыкает рот гражданскому обществу в России, как он сказывается не только на отдельных организациях, но на широком спектре организаций», — говорит генеральный секретарь Amnesty в Норвегии Юн Педер Эгенэс.

Несмотря на то, что представительство «Беллоны» в Мурманске закрыто, организации удалось продолжать деятельность благодаря тому, что сотрудники теперь работают из офиса «Беллоны» в Санкт-Петербурге. Впрочем, повседневная работа не требует слишком многого.

«Понятно, что это может осложнить решение каких-то практических вопросов, особенно контакты с местными властями. Работать становится гораздо сложнее, если тебя объявили «иностранным агентом». Сложно также находить новых людей для того, чтобы заниматься подобного рода вопросами», — говорит Бёмер.

Парадоксы закона

Хотя сотрудники «Беллоны» в России сталкиваются с трудностями, норвежские сотрудники практически не испытывают проблем, когда едут по другую сторону границы. Месяц тому назад лидер «Беллоны» Фредрик Хауге (Fredrik Hauge) был удостоен российской экологической награды за свой вклад в деятельность, направленную на ликвидацию опасных ядерных отходов в России.

«Есть некоторый парадокс в том, что, хотя наш офис в Мурманске объявлен «иностранным агентом», мы регулярно проводим с российскими властями в Мурманске семинары по проблемам экологии. Совершенно очевидно, что различные представители властей не обязательно придерживаются одинаковой точки зрения на то, кто такие иностранные агенты, и как надо заниматься работой по улучшению экологии в России», — считает Нильс Бёмер.

NRK не удалось связаться с российскими властями, чтобы попросить их прокомментировать проблему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.