«До сих пор ничего подобного не было ни на одних наших выборах», — заявила в ходе последних дебатов Хиллари Клинтон о попытке направляемых из России хакеров повлиять на американские выборы. В узком смысле она была права: в 2016 году Россия, действительно, использует против Соединенных Штатов совершенно новые кибернетические и политические инструменты.

Однако это — не первая попытка России вмешаться в американские президентские выборы. Москва уже делала нечто подобное в 1948 году.

Хотя выборы 1948 года чаще всего вспоминают в связи с постыдной ошибкой газеты Chicago Tribune — заголовком «Дьюи побеждает Трумэна», — с ними также была связана забытая сейчас история о либеральном мечтателе Генри Уоллесе (Henry Wallace). Уоллес не был похож на Дональда Трампа ни в чем, кроме одного, — он тоже был ослеплен мессианскими иллюзиями и тоже стал, сам того не желая, пешкой Кремля.

Уоллес: невольная пешка Сталина

Если «Диксикратов» (отколовшаяся от демократов консервативная фракция, которая участвовала в президентских выборах 1948 года как отдельная партия, — прим. перев.) Строма Турмонда (Strom Thurmond) некоторые еще помнят, про Прогрессивную партию Генри Уоллеса, бывшего вице-президентом при Франклине Рузвельте, теперь мало кто вспоминает.

Рост напряженности в отношениях с Советским Союзом сильно беспокоил этого мечтателя-интернационалиста. Разворачивавшаяся холодная война угрожала его мечтам о глобальном «Новом курсе», который бы обеспечил мир и процветание во всем мире на основе торговли, коммерческих связей и сотрудничества (если учесть, какую позицию в вопросе о международной торговле занимает сейчас Трамп, это выглядит забавно).

12 сентября 1946 года Уоллес, в то время занимавший пост министра торговли, в своей речи, которая была озаглавлена «Путь в миру», призвал к отказу от курса президента Трумэна на «жесткую политику в отношении России». «„Жесткость“ никогда никому не обеспечивала реальных и прочных достижений — ни школьным хулиганам, ни предпринимателям, ни мировым державам», — заявил он.

С точки зрения Уоллеса, ответственность за испортившиеся отношения между Соединенными Штатами и Советским Союзом лежала на Вашингтоне. Как и Трамп, Уоллес видел в России партнера. На действия советского лидера Иосифа Сталина в Восточной Европе и на его авторитарную политику внутри страны предполагалось не обращать внимания во имя общих целей.

В обострении ситуации была виновата Америка, считал Уоллес. В его предвыборных материалах 1948 года говорилось: «Принятый обеими партиями План Маршалла — это первый шаг к созданию западного военного блока, направленного против России, под прикрытием программы по восстановлению экономики».

Уоллес старался выглядеть кандидатом, который сможет обеспечить «хорошие отношения с Россией». Выступая 11 мая 1948 года в «Мэдисон-сквер-гарден», он призвал к возобновлению диалога с СССР, зачитал открытое письмо, адресованное Сталину, и предложил свой план из шести пунктов. В нем были хорошие идеи — такие, как сокращение вооружений и запрет оружия массового уничтожения.

Однако при этом в нем говорилось, что «ни у США, ни у СССР не должно быть военных баз в других странах ООН». Таким образом, Уоллес, как и Трамп сегодня, фактически выступал за уход Америки из Европы.

Спустя неделю Сталин ответил. В своем открытом письме, которое было оглашено по радио, а затем перепечатано американской прессой, советский лидер постарался представить Уоллеса «кандидатом мира». Значимость письма Уоллеса, объяснял Сталин, заключается в том, что оно предлагает «конкретную программу мирного урегулирования, конкретные предложения по всем основным вопросам разногласий между СССР и США».

«Я не знаю, одобряет ли правительство США программу господина Уоллеса как базу для соглашения между СССР и США. Что касается правительства СССР, то оно считает, что программа господина Уоллеса могла бы послужить хорошей я плодотворной базой для такого соглашения и для развития международного сотрудничества», — заявил также советский лидер. Смысл его письма был понятен: если вам нужен «кандидат мира», голосуйте за Уоллеса.

Разумеется, как повествует нам история, Уоллес потерпел на выборах сокрушительное поражение. Бывший вице-президент получил только 2,37% голосов избирателей. Как писал в то время в газете Baltimore Sun Говард Нортон (Howard Norton) «среди сторонников „Нового курса“ и прочих „либералов“ распространилась убежденность в том, что Уоллес — вольно или невольно — играет на руку Москве и скорее вредит, чем помогает, делу мира».

Уоллес, по-видимому, действовал по неведению. По крайней мере, о планах Москвы, стоявших за поддержкой, которую оказал ему Сталин, он осведомлен не был. Кремль ловко манипулировал бывшим вице-президентом точно так же, как манипулирует сейчас Трампом. Незадолго до майской речи Уоллеса в «Мэдисон-сквер-гарден» посол США в Москве Уолтер Беделл Смит (Walter Bedell Smith) провел тайную встречу со Сталиным.

Задачи Смита были двоякими. Во-первых, вопрос о послевоенном устройстве Европы зашел в тупик — особенно в том, что касалось мира с разделенной Германией. Смит должен был проверить, нельзя добиться в этой области определенного дипломатического прогресса.

Одновременно, Смит должен был обозначить позицию Америки в связи с бурными событиями начала 1948 года. Всего несколькими месяцами раньше, в феврале, в Чехословакии произошел переворот, который сверг последнее в Восточной Европе правительство, не подконтрольное коммунистам. Давление на Западную Европу также нарастало и, по всей видимости, оно исходило от СССР. На этом фоне Вашингтон опасался, что Москва настроена на экспансию.

Смит сообщил Сталину, что Соединенных Штаты «не питают в отношении Советского Союза никаких враждебных или агрессивных намерений». При этом посол подчеркнул, что Москве не следует полагать, что «любые внутриполитические соображения, в том числе связанные с предстоящими выборами, каким бы то ни было образом ослабят решимость нашей страны отстаивать те позиции, которые она считает правильными».

Именно это Сталин и решил проверить.


«Радио Москва» объявило, что Соединенные Штаты предложили провести тайную советско-американскую конференцию. Дипломатический мир эта новость застала врасплох. Союзники Вашингтона были возмущены предполагаемыми тайными двусторонними переговорами между Москвой и Вашингтоном.

И в тот же самый вечер, пока госсекретарь Джордж Маршалл (George Marshall) лихорадочно старался уверить европейские делегации США в чистоте намерений Америки, Уоллес вышел на сцену в «Мэдисон-сквер-гарден» и произнес свою речь.

Ответ Сталина на эту речь и на открытое письмо, был специально приурочен к стратегически выгодному для СССР моменту. Советский лидер тщательно выбрал, когда ему будет выгоднее всего отреагировать на постоянные заявления Уоллеса о диалоге.

Если Смит уверял, что выборы не скажутся на американском курсе в Европе, Сталин решил заронить в души властей США, американского общества и неуверенных европейских союзников Соединенных Штатов (НАТО в то время еще не была создана) зерна сомнения. Уоллес, в своей слепой надежде на сотрудничество с Москвой, сам не заметил, как превратился в пешку в кремлевской шахматной партии.

Трамп: кремлевская пешка 2.0


Теперь в лице Дональда Трампа Америка получила еще одного кандидата в президенты, ошибочно считающего, что партнерство с Кремлем важнее фундаментальных геополитических расхождений. Между тем Соединенные Штаты и режим Путина совсем по-разному смотрят на международный порядок — и эти разногласия восходят еще к временам Трумэна.

Соединенные Штаты со времен Второй мировой войны отстаивают открытую, основанную на единых правилах глобальную систему. Это система, при которой крупные страны не могут запугивать мелкие, а торговля и коммерческие связи обеспечивают общее процветание. В рамках этой системы мы поддерживаем распространение законности во всем мире.

Для путинской России все это не имеет значения. Она стремится вернуть времена сфер влияния, когда великие державы определяли будущее своих соседей, использовать торговлю как инструмент принуждения и подорвать демократические нормы, ставящие под сомнение легитимность российского режима.

Трампу российская позиция кажется вполне привлекательной. «Налаживание отношений с Россией» позволит Соединенным Штатам избавиться от европейских союзников, которые не платят за защиту. Москва может сколько угодно использовать торговлю и энергоресурсы в качестве дубинки — американцев это в любом случае не затронет, они будут в безопасности за высокими стенами. Возможно, Путин не очень уважает идеи законности и разделения властей, но для кандидата, угрожающего отправить своих противников в тюрьму, он выглядит родственной душой.

Политика Трампа, как и политика Уоллеса, не принесет ни мира, ни стабильности. Единственным ее результатом станет отказ от тех весомых успехов, которые обеспечило нам завершение холодной войны. Сейчас, в отличие от 1948 года, Европа не разделена на соперничающие блоки, и поддержание мира в ней больше не требует прежних финансовых и военных вложений со стороны Америки.

Возможно, Европейский Союз несовершенен, но с 1991 года Европа стала намного более демократической и процветающей, что пошло на пользу и европейцам, и американцам. В свои лучшие моменты Европа сейчас выступает на мировой арене в качестве партнера Соединенных Штатов.

Внешняя политика по Трампу требует пожертвовать этими беспримерными для европейской истории достижениями ради иллюзии хороших отношений с Россией.

Вместо этого нам следует продолжать традицию таких президентов, как Трумэн и Рейган, поддерживавших наших союзников, когда те сталкивались с агрессивными странами, предпочитающими подчинять себе соседей, а не жить с ними в мире. Прочные союзнические связи нельзя сводить к обычным деловым отношениям. Вдобавок, ослабление связей с другими демократиями — не лучшая политика для безопасности Америки на фоне глобальной нестабильности.

Сейчас нам необходимо сотрудничество и не нужна самоизоляция. Поэтому нам требуется лидер, у которого хватает здравого смысла, чтобы отличать друзей от противников. Дональду Трампу этого качества явно не хватает, как не хватало его в свое время и Генри Уоллесу.

Уилл Морланд — специалист по внешней политике и стратегии США, работает в одном из вашингтонских аналитических центров, закончил магистратуру по международным отношениям в Джорджтаунском университете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.