В Норвегии новая шутка — легализовать допинг. А я бы лучше вообще запретил лекарства в спорте высших достижений. Правда, тогда спорт высших достижений просто исчезнет.


Дисквалификация Терезе Йохауг (Therese Johaug) — первая разумная вещь, которую сделала Норвегия в этой неразберихе. Но не первое, что принесло пользу.


Спорту высших достижений были нужны норвежские допинговые скандалы. Они подняли вопросы: что такое мошенничество в спорте? Кого называть мошенником?


В норвежском фарсе с участием Йохауг и Сундбю множество спортивных руководителей с прибившимися к ним посторонними комментаторами меняют мнение чаще, чем спортсмен лыжню в классическом спринте. А смешнее всех пошутил тренер сборной Видар Лёфсхус (Vidar Löfshus).


Его объяснение, почему врач, неспособный прочесть надпись на упаковке, дал не ту мазь такому же неграмотному спортсмену, просто поражает.


Врач находился в состоянии стресса, потому что ему предстояло делать доклад об использовании (злоупотреблении) лекарств от астмы среди норвежских лыжников.


Сегодня вечером я собираюсь пойти на симпозиум, который проводит Медицинский совет антидопинговой комиссии. Темы встречи — астма, спорт, допинг.


Простой прием лекарств ничего не дает.


Эффективно сочетание препаратов с тренировками, только тогда можно выступать на соревнованиях.


Некоторые лекарства приемлемы, другие считаются допингом. Есть и такие, которые становятся допингом на определенных уровнях.


Правила в области медицинского допинга среди скаковых лошадей исключительно суровы. Я был бы рад, если бы для людей установили аналогичные границы. Но тогда спорт высших достижений вряд ли смог бы выжить.


С 2007 года я отстаиваю идею элитного спорта без лекарств и получаю массу критики. Вот два главных довода моих оппонентов:


1.    Обычные лекарства не улучшают спортивные результаты. На это я сразу задаю ответный вопрос: каковы критерии? Спортсмены — тоже люди, они не машины с постоянным уровнем производительности.


2.    Лекарства уравнивают шансы. Бессмысленный аргумент: спорт высших достижений в принципе несправедлив. Хотел бы я бегать, как Усэйн Болт (Usain Bolt), но с этим могут возникнуть трудности.


Кроме того, существует разница между молодыми людьми, которым всегда были нужны лекарства, чтобы заниматься спортом, и теми, кто еще в подростковом возрасте разрушил тренировками свои бронхи и теперь вынужден принимать лекарство от астмы, чтобы выступать на высшем уровне, где на кону стоят большие деньги и титулы.


То, что норвежская сборная принимает астматические препараты, не делает ее лучшей в мире.


Возникает другой интересный и крайне важный вопрос. Лекарства были нужны лишь для того, чтобы норвежские лыжники получили возможность больше и лучше тренироваться? Поддерживать свое здоровье?


Сомневаюсь, что вечером получу ответ на этот вопрос. DN уже писала об этой проблеме в связи с чемпионатом мира в Фалуне в 1993 году. Тогда эксперты тоже не смогли прийти к единому мнению.


В прошлые выходные в DN появился текст Лены Андерссон (Lena Andersson), в котором она высказала мнение, что допинг — признак фундаментализма. Я и сам давно об этом размышлял.


Но Андерссон упустила два важных момента. Во-первых, фундаментализм справедлив. Плачущая норвежка заслуживает не больше жалости, чем болгарский тяжелоатлет.


Во-вторых, если, подобно нам с Андерссон, придерживаться фундаменталистского взгляда на допинг, то надо смотреть на проблему шире и анализировать все, что делают и принимают выступающие спортсмены и их сборные.


Терезе Йохауг — как раз из тех норвежцев, кто не жалуется на астму, но она говорила, что принимала лекарства от этой болезни, когда у нее были проблемы с бронхами.


Почему она просто не отдохнула от тренировок?


Нет, она, врачи и руководители сборной решили, что ей нужно продолжать тренироваться, и добились этого при помощи медицинских средств.


По-моему, злоупотребление лекарствами от астмы в Норвегии — намного более интересная и серьезная проблема, чем допинг Йохауг, если только это правда, что и она, и врач просто проявили исключительную глупость. Глупость, за которую ей придется расплачиваться дисквалификацией не менее чем на год.


Злоупотребление противоастматическими препаратами показывает, что Норвегия — не только ведущая лыжная нация в мире. Также Норвегия — лидер всемирного движения за то, чтобы раздвинуть границы спорта и выехать в «зону серой морали».


Лагеря, расположенные на большой высоте. Пенициллиновая терапия, чтобы заставить больных лыжников быстрее стартовать. Здания с имитацией высокогорья. Маски с эффектом гипоксии. Пищевые добавки. Таблетки, спреи, мази для снятия всевозможных симптомов.


Все это в лыжном цирке так же естественно, как и мази для лучшего скольжения лыж. Страны отличаются лишь масштабом применения этих средств. А в других видах спорта опробываются другие «серые зоны», раздвигаются другие границы.


Летом я думал, что замалчивание и внезапное наказание Сундбю сказали о Норвегии все, что нужно. Спортивная ассоциация даже выплатила ему финансовую компенсацию. Но история с Йохауг еще более красноречива.


Тайн так много, что не видно ни проблеска света в конце тоннеля. А во тьме норвежская звезда полностью невиновна.


И вот звучат слова человека по имени Даг Видар Ханстад (Dag Vidar Hanstad), болтуна с профессорским званием, который утверждает, что дисквалификация Йохауг за допинг — вина шведских журналистов и пользователей Twitter.


И кто же из нас намазал ту мазь на губы Йохауг?


И в заключение: Ян Уве Танген (Jan Ove Tangen) — норвежский ученый, специалист по спортивной социологии. Он вспомнил старую шутку о легализации допинга. По его мнению, надо лучше контролировать применение медицинских препаратов в спорте, а также разрешить эритропоэтин.


А я считаю, что медицинские препараты — основополагающая проблема.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.