Недавно в Америке вышла в свет книга под названием «Глубинное государство».

Автор — Майк Лофгрен (Mike Lofgren), 28 лет работавший в Конгрессе США и написавший книгу «The Party is Over».

Выражение «глубинное государство» нам не чуждо.

Впервые оно было употреблено для объяснения политической реальности Турции 1990-х годов.

Этот оборот использовали так часто, что к нему утратили чувствительность и надолго отложили в сторону.

Затем в нашу литературу вошло понятие «параллельное государство».

Слава богу, в настоящее время мы пытаемся избавиться от него.

Но сейчас наша тема — не Турция.

Лофгрен использует это выражение применительно к США, а не к нашей стране.

Тем не менее он включает в свою книгу информацию о том, что впервые этот термин был найден в Турции.

Для некоторых авторов, которые придерживаются лево-либеральной идеологической линии, «глубинное государство» — предмет резкой критики.

Но при этом есть народные массы, у которых «глубинное государство» востребовано.

Важнейшая причина — приближающиеся президентские выборы.

Да, сейчас самые интенсивные дискуссии в США разгораются вокруг вопроса «кто управляет нами».

И есть люди, которые не хотят видеть ни Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), ни Дональда Трампа (Donald Trump) у руля страны; а точнее, они говорят, что ни Клинтон, ни Трамп не смогут управлять.

Их надежда — глубинное государство!

Странно, но это так.

Такова ситуация в США, которые презентуют себя крупнейшей демократией мира.

В течение нескольких лет многие оппозиционные авторы, прежде всего Ноам Хомский (Noam Chomsky), критиковали глубинное государство США.

Они говорили о немощности выбранных лиц перед «глубинным государством».

Однако на этот раз определенная группа людей хочет опереться на это «глубинное государство».


Потому что не доверяет ни Клинтон, ни Трампу.

Кто это «глубинное государство» и что оно собой представляет?

С одной стороны, это название структуры, созданной высокопоставленными лицами в рядах разведывательных организаций, военных и судебных институтов, организованных преступных групп.

С другой стороны, в условиях политической среды США понятие «глубинное государство» можно также использовать для определения союзов, созданных топ-менеджерами финансового и промышленного секторов с определенными элементами правительства.

И в первом, и во втором случае главная задача этих игроков — направлять макрополитику США.

Эти элементы, объединившие свои усилия, чтобы управлять США, демонстрируют такие подходы, как принятие шагов без получения согласия выбранных лиц и навязывание определенных заранее приготовленных позиций.

Они подчиняются не закону, а совершенно особой системе иерархии.

Лофгрен, ссылаясь на продолжавшиеся 21 год исследования Мартина Гиленса (Martin Gilens) и Бенджамина Пейджа (Benjamin Page), отмечает, что «рядовой гражданин США почти не влияет на процесс определения своего правительства (и своей судьбы)».

Разве это не структура, которая сама по себе мобилизует рефлексы террористической организации FETÖ Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen) и дает ей возможность просачиваться всюду?

По сути, это закрытая, непрозрачная структура.

Просочиться в чиновничий аппарат достаточно для того, чтобы получить власть.

А, так или иначе накопив там силы, можно оказывать давление на выбранные политические элиты.

Вдруг помимо «глубинного государства» у США возникает еще одна проблема под названием «параллельное государство».

Фетхуллах там.

Там его люди, его школы, его деньги.

Возможно, он уже начал просачиваться.

Иначе как мы объясним присутствие в Палате представителей или Сенате тех, кто говорит его словами?

Не знаю, как вы, а я очень беспокоюсь за американскую демократию.

В США, как отмечает Майк Лофгрен, теневое правительство поднимается, а конституционный строй ослабевает.

Американский народ не заслуживает этого.

Кто-то должен сказать «стоп»!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.