Бабушка пыталась раскрыть секрет, лежа на смертном одре, но силы ее покинули — был ли дедушка русским военнопленным?

Финский историк Ира Вихреялехто (Ira Vihreälehto) хотела сделать своему отцу сюрприз и решила узнать, кем был ее дедушка.

Человек в темной одежде стоит в повозке, запряженной лошадью, и держит поводья. Ушанка согревает его голову, земля покрыта чистым снегом. Может, на этой черно-белой фотографии дедушка Иры Вихреялехто?

«Эта фотография на первой странице фотоальбома моей бабушки Лемпи. Когда мы спрашивали о ней, всегда возникала неловкая пауза. Фотографию было не принято обсуждать», — рассказывает Вихреялехто.

Ира Вихреялехто написала книгу «Неизвестный военнопленный» (Tuntematon sotavanki, издательство Ateena, аллюзия на известную финскую книгу «Неизвестный солдат», Tuntematon sotilas — прим. пер.), в которой она пытается выяснить личность своего дедушки. Книга вышла в Финляндии 7 сентября.

Бабушка Лемпи умерла от рака груди в 1968 году, за шесть лет до того, как родилась Ира. Лежа на смертном одре, Лемпи извинилась перед своим сыном и хотела что-то ему рассказать. Она была в таком плохом состоянии, что не смогла произнести ни слова больше.

Позже отец Вихреялехто понял, о чем мать хотела ему сообщить. Он — сын советского военнопленного.

Ира Вихреялехто хотела сделать своему отцу подарок и начала выяснять, кем был ее дедушка. Несколько лет назад она осталась без работы и помимо поисков нового места начала заниматься исследованием.

«Я была наивной и слишком много о себе возомнила. Я думала, что разберусь с этим вопросом в одно мгновение, но выяснение своих корней оказалось довольно тяжелым делом».

Сюжет в «Неизвестном военнопленном» — как в детективе. Иногда кажется, что развязка совсем близко, но сюжет снова запутывается.

Бабушка Лемпи в военные годы работала кухаркой в школе деревни Отава недалеко от города Миккели. У нее был роман с военнопленным, который работал там же. Русских военнопленных часто отправляли в деревни помогать по хозяйству. В лагерях для военнопленных часто были очень плохие условия, и работа в деревнях была замечательной альтернативой.

«Военнопленных часто запирали на ночь в отдельные помещения, но это, конечно, не очень строго соблюдалось. В школе Отавы военнопленных держали в так называемых картофельных сараях. Днем они часто обедали за одним столом с хозяевами», — рассказывает Вихреялехто.

Во времена советско-финской войны примерно 40 тысяч военнопленных оказывали помощь по хозяйству в Финляндии. Романов с местными девушками было не избежать.

«Предположительно от подобных отношений родились около двухсот детей. Думаю, это очень мало — в ходе своих исследований я часто сталкивалась с тем, что у военнопленных есть потомки в Финляндии, — говорит Вихреялахто. — После войны об отношениях молчали. Забеременевшим от военнопленных женщинам грозило тюремное заключение, одну женщину даже забили до смерти».

В конце 1943 года бабушка Вихреялехто забеременела и родила мальчика. Военнопленного, вероятно, вернули в Советский Союз после перемирия, и никто о нем больше ничего не слышал. В 1946 году Лемпи вышла замуж за другого мужчину, которого мальчик считал своим отцом.

Проработавшая много лет историком и преподавателем истории Вихреялехто с энтузиазмом начала изучать исследовательские материалы. Она узнала имена работавших в деревне военнопленных — их было 15 человек. Один из них был дедушкой Вихреялехто.

«Я удивилась, что у многих военнопленных были финские имена, например, Хейкки, Матти и Симо. Они были из Карелии и Ингерманландии».

Вихреялехто сделала ДНК-тест, который это подтвердил. Она на 95% финка. Таким образом, у ее дедушки должен быть сильный финский генотип. На сайте биотехнологической компании 23andMe Вихреялехто искала людей, которые на основании ДНК являются ее родственниками. Когда нашлись подходящие люди, она начала переписываться с ними в Facebook. Кроме того, она использовала «ВКонтакте», популярную социальную сеть в России.

«Я удивилась тому, как легко и безболезненно можно выйти на контакт с русскими. Они готовы помочь и очень дружелюбны. Правда, часто мне приходилось прибегать к помощи переводчика Google».

Переписка была для Вихреялехти своеобразной терапией.

«Я научилась лучше себя понимать. Теперь я знаю, почему чувствую себя безродной».

Книга уже вышла в Финляндии, но Вихреялехто по-прежнему не знает, кто ее дедушка. Она считает наиболее вероятным вариантом Хейкки Прокофьева, который был на шесть лет младше Лемпи и жил в деревне Лувозеро. Может быть, Хейкки — тот мужчина в повозке. Вихреялехто пока не очень в этом уверена.

«Что же важнее, правда или хорошая история?» — рассуждает она.

«Я из восточной Финляндии, где сохраняется традиция сказаний. Хороших рассказов достаточно, и их нужно немного приукрасить. Но я продолжу свое исследование. Я хочу разгадать эту загадку».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.