Это случилось три года назад в российском Волгограде. Единственным мотивом далее описанных действий было признание молодого человека в том, что девушкам он предпочитает парней. Его прежних друзей это сначала рассмешило, а потом разозлило. Русский и гей? Они не могли этого так просто оставить. И не оставили.

Этот рассказ не для слабонервных. Сначала молодого человека повалили на землю, а затем долго пинали его со всей силы. Затем придумали игру: каждый может засунуть ему в анальное отверстие столько бутылок пива, сколько выпьет сам. Перед делом изрядно выпили. Он кричал. Потом все меньше. Но он еще был жив в момент, когда четверо друзей попытались его поджечь. Правда, под рукой у них не оказалось подходящего горючего. А без него огонь не принимался. Разъяренный от неудачи, один из группы защитников традиционной российской семьи взял большой камень и разбил им голову 23-летнего парня так, что собственные родители не смогли его опознать.

За год до того, как случилась описанная трагедия, российский президент Владимир Путин взял курс на укрепление семейных ценностей. Мужчина, женщина и много детей. Это соответствует русским традициям, это поддерживает церковь, и такой Россию хочет презентовать ее лидер. Никаких отклонений, никакой экстравагантности и уж тем более сексуальной.


Правильный русский мужик должен быть достаточно жестким, даже грубым, и за ним дома должно оставаться последнее слово. «Мачизм» стал частью государственной идеологии, идеалом, который поддерживает самый популярный политик в стране. Сам Путин старается воплощать мужественность в самой его простой форме: вот он, мускулистый, справляется с дикими зверями, вот он пилот военного истребителя или силач, который правит миром из седла, сидя на лошади, с вершин гор или царского трона. Но, главное, такой альфа-самец нравится избирателям, большинство которых в России является носителями традиционных представлений о гетеросексуальном (и никаком другом) обществе

Женщина на правильном месте

22 апреля выше описанный подход к российским геям закрепило назначение нового омбудсмена Татьяны Москальковой. Ничего более абсурдного, чем идея о том, что эта бывшая сотрудница полиции будет защищать права всех граждан без различий, себе и представить невозможно. И дело не в том, что раньше она носила форму. Дело в ее взглядах. В 2013 году она дала интервью репортеру Павлу Каныгину. Тогда она еще была депутатом Госдумы. Как только ее спросили о правах гомосексуалистов в России, она покраснела, скорее от возмущения, чем от стыда, и заявила: «Для меня эта тема неприятна, я ее отторгаю. Я считаю, что она не должна получать пропаганду — так же, как пропаганда наркотиков, пропаганда курения, пропаганда сионизма…» Теперь ей поручили заниматься меньшинством, которое она презирает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.