Дело не в Западе в целом, а в сомнительном отношении и поведении западных политиков, официальных лиц и средств массовой информации, которые самым вопиющим образом противоречат тем ценностям, которые они якобы защищают.

К сожалению, позиции и формулировки западных СМИ, политиков и руководителей в отношении Турции и ее президента Реджепа Тайипа Эрдогана и до, и после неудачного переворота были и остаются поляризующими, разобщающими и деспотичными. Такая риторика и такое отношение не только способствуют маргинализации и очернительству Турции, но и очень быстро ослабляют авторитет Запада и доверие к нему во всех смыслах, нанося огромный удар по его имиджу. Избирательный и изменчивый подход к прекрасным ценностям демократии, свободы, толерантности и к правам человека стал на сегодня неоспоримым фактом для мусульманских стран, поскольку значение демократии, свободы, толерантности и прав человека для западного мира может быстро меняться в той степени, в какой эти страны обслуживают интересы Запада. Эти вопиющие противоречия и избирательность обязательств уже невозможно скрыть при помощи пропагандистских операций западных СМИ и политиков. Из-за этого проблема становится более очевидной, и, как результат, она укрепляет негативные представления о западном мире. Мысль о том, что Запад выступает против мира мусульман, укрепляется с каждым днем из-за такого отношения и риторики.

Эрдоган последовательно получает властные полномочия в ходе выборов, но западные СМИ и политики пытаются дискредитировать и сводить к минимуму его успех. Они утверждают, что Эрдоган — фигура, сеющая противоречия и обладающая деспотическими и самовластными наклонностями. В этом смысле отношение западных средств массовой информации и политиков после неудавшегося переворота в Турции нисколько не изменилось, а то и ухудшилось. Теперь они постоянно выступают с голословными обвинениями и подвергают Эрдогана критике. Характеризуя Эрдогана до провального переворота, западные СМИ и политики чаще всего использовали такие слова как разобщающий, исламистский, авторитарный и недемократический. К сожалению, эта терминология всплыла вновь во время и после переворота, став попыткой отвлечь внимание людей на Западе и манипулировать ими. Данная попытка подкрепляется стремлением скрыть зверства и жестокости участников переворота. В сообщениях СМИ те, кого убрали с должностей в государственных учреждениях из-за их связей с организацией, названной Анкарой террористической, выступают в роли жертв. Запад продолжает систематические и сплоченные попытки изолировать Турцию как государство, делая это просто в силу того, что Турция возрождает свою индивидуальность как суверенное государство, признавая собственные исторические, социальные, культурные и религиозные ценности.

Что касается личности Эрдогана, то народ Турции и сама страна постоянно подвергаются запугиваниям, а западные СМИ и политики пытаются расколоть и маргинализовать их. Стране отказывают в праве на социальные, культурные, религиозные и политические различия, из-за чего Запад проявляет к ней усиливающуюся нетерпимость. Один из ключевых аргументов западных СМИ и политиков — якобы поляризующие и сеющие противоречия высказывания Эрдогана. А как насчет высказываний западных политиков и СМИ? Насколько объединяет и сплачивает их риторика? Единственная часть турецкого общества, на которую благосклонно смотрят западные средства массовой информации и политики, — это люди, отошедшие от ислама. Но насколько это соответствует высоким оценкам многообразия? К сожалению, тот факт, что значительное большинство населения в Турции — мусульмане, в связи с чем их образ жизни и мировоззрение отличаются от западных, не находит ни понимания, ни признания. Это становится ясно, если послушать стереотипные высказывания и формулировки критиков. Эрдогана в заголовках прессы очень часто называют «происламистским» политиком. Пользуясь такими фразами, западные СМИ предупреждают читателей и зрителей, что Эрдоган в силу своих религиозных предпочтений является потенциальной угрозой. К сожалению, ссылки на религию имеют исключительно негативный смысл применительно к руководителям-мусульманам. Мы не используем такие слова как «просионистский», «проеврейский» или «прохристианский», когда характеризуем политиков, отстаивающих эти ценности. И даже если они применяются, в них нет негативной коннотации. В действительности это говорит о невежестве, нетерпимости к исламу и о его отрицании. Большая часть турецкого общества — мусульмане, и в силу этого обстоятельства оно вполне естественно пользуется теми ценностями, которые представляет ислам. Так откуда же такое стремление заклеймить ислам позором? Если послушать такие высказывания, возникает впечатление, что в Турции угрожают тем, кто не является мусульманином. Такова прискорбная действительность: Запад смотрит на мусульманский мир через призму собственных культурных, социальных и экономических ценностей — вместо того, чтобы принять во внимание культуру, разнообразие и социальные реалии этих стран и попытаться понять их в свете таких реалий.

В ходе дискуссий и критики постоянно звучат фразы о том, что Эрдоган — это якобы диктатор. О том, что он вмешивается во все сферы жизни. А как же в таком случае западные руководители, которые при любой возможности вмешиваются во внутренние дела Турции? Мы слышим, как некоторые западные лидеры резко критикуют то, что Турция ввела чрезвычайное положение. Но буквально через несколько дней после этого они вводят такое чрезвычайное положение у себя. Опять же, мы слышим, как западные политики и официальные лица безрассудно выступают с жесткими комментариями почти по любому вопросу общенациональной значимости. Насколько это демократично? Мы видим, как западные СМИ, политики и официальные лица могут поднять бурю в стакане воды из-за какого-нибудь неоднозначного вопроса о свободе, скажем, из-за журналиста Джана Дюндара, обвиняемого в шпионаже. Но когда речь заходит о свободе страны, мы видим, как эти люди при любой возможности вмешиваются в свободу Турции как государства. Насколько они последовательны и принципиальны? Что может быть более деспотичным и авторитарным, чем такие действия? К сожалению, мало кто оценивает и анализирует те непосредственные риски для внутренней и внешней национальной безопасности, с которыми Турция сталкивается как государство. Даже когда речь заходит о высших приоритетах национальной безопасности, все полагают, что Турция не должна делать абсолютно ничего для устранения таких рисков. Например, попытки Анкары освободить госслужбу от тех сотрудников, которые связаны с движением Гюлена, которое турецкое руководство считает террористической организацией, в западных СМИ всячески искажаются, и их представляют как чистки Эрдогана. Когда средства массовой информации пишут о сотрудниках, уволенных с государственных должностей из-за их связей с данной организацией, их изображают в качестве безвинных жертв, что опять же искажает действительность. СМИ неверно утверждают, что Эрдоган использует переворот, дабы избавиться от оппонентов. Прилагаются отчаянные попытки избежать упоминания переворота и его зверств и жестокостей, не говорить о том, что подготовившая и устроившая его организация является террористической, и что работающие на госслужбе члены данной организации представляют угрозу для национальной безопасности. После беспорядков в Британии в 2011 году все мародеры и бунтовщики, которых удалось опознать по записям с камер видеонаблюдения, были привлечены к суду, и многие получили тюремные сроки. Британские беспорядки не идут ни в какое сравнение со зверствами организаторов неудачного переворота в Турции, однако последствия для причастных к ним оказались очень суровыми. Возникает вопрос: что было бы, если бы беспорядки такого рода спланировала организация, решившая применить против британцев танки, боевые самолеты и вертолеты? Позволило бы правительство Британии сохранить свои должности людям, связанным с этой организацией? Все мы знаем ответ на этот вопрос. Моральный долг западных политиков и руководителей состоит в том, чтобы занять такую позицию, какую они обычно занимают в своей стране в аналогичной ситуации.

И еще один момент из другой области. Кто дал западным политикам право указывать другой стране, что ей делать? Насколько это демократично? Как бы отреагировали западные страны, начни турецкие руководители ежедневно высказываться по вопросам их внутренней политики и давать эти странам указания, что делать, а что нет? Разве не по этой причине Соединенное Королевство проголосовало за выход из Евросоюза? Ведь значительное количество людей пришло к выводу, что Брюссель слишком назойливо вмешивается в политику их государства. А как же Турция? Тот факт, что западные страны сильны в экономическом и военном плане, а поэтому могут свысока относиться к любой другой стране, — просто издевательство и запугивание огромного масштаба. Именно с этим Турция сталкивается в последние годы — с запугиванием со стороны объединившихся западных СМИ, политиков и руководителей.

К несчастью, западная демократия подвергает аналогичным нападкам и критике инакомыслящих, таких как лидер британских лейбористов Джереми Корбин (Jeremy Corbyn). Просто из-за того, что Корбин отличается от политиков основного направления и придерживается иных взглядов на события в мире, средства массовой информации с самого первого дня его избрания подвергают этого человека жестоким нападкам, хотя лейбористы избрали его большинством в 60% голосов.

Попытки отстранить его не прекращаются, и, видимо, продолжатся, пока не будет достигнут результат. Но это яркий пример того, что у Запада полностью отсутствует толерантность, когда политики выступают с непривычными доводами и придерживаются иного мировоззрения. Корбина в партии и за ее пределами называют непатриотичным человеком и антисемитом. Если мнимое отсутствие патриотизма и антисемитизм — достаточное основание для того, чтобы лишить политика возможности выйти на политическую арену, то что можно сказать о действиях альянса западных стран в содружестве с непатриотичными и исламофобскими политиками, кругами и лидерами в мусульманском мире? Почему в Европе непатриотичные и исламофобские политики недопустимы, а в мусульманском мире их всячески поддерживают и продвигают? Откуда берется разная реакция на исламофобских лидеров в мусульманском мире и за его пределами?

Здесь важно прояснить, что дело не в Западе в целом, а в сомнительном отношении и поведении западных политиков, официальных лиц и средств массовой информации, которые самым вопиющим образом противоречат тем ценностям, которые они якобы защищают. Точно так же, речь идет не о противостоянии Запада и Востока. Но к огромному сожалению, западные СМИ, политики и руководители сеют раздор, ведут себя высокомерно и своими высказываниями разобщают людей. Такие тенденции ослабляют авторитет Запада и доверие к нему во всех смыслах, нанося огромный удар по его имиджу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.